.
Интернет-портал по истории и генеалогии

Биографии:
Потёмкин Владимир Петрович

Потёмкин Владимир Петрович

Потёмкин Владимир Петрович

Годы жизни: 7 октября 1874 года – 23 февраля 1946 года
Народный комиссар просвещения
Потёмкин Владимир Петрович

Потёмкин Владимир Петрович

Тайны биографии наркома Потёмкина

Потемкина В конце 1941 году в город Киров был эвакуирован наркомат просвещения РСФСР. Наркомом был Владимир Петрович Потемкин.

Родился Потемкин в семье врача. В 1893 году он окончил Тверскую гимназию и поступил в Московский университет на историко-филологический факультет. Университет он окончил в 1899 году, где и был оставлен на два года при кафедре всеобщей истории для получения профессорского звания (Н.Н. Селихов «Советская педагогика», 1972, № 3, с. 106) и одновременно начинает работать в 7-й гимназии города Москвы. С 1900 году преподавал в Екатерининском институте. В 1903 году примкнул к революционному движению. В 1905 году работал в Екатеринославе, в женской гимназии Степановой, но, из-за преследований полиции, уезжает в Москву, где позднее начинает преподавать в женской гимназии Калайдович (впоследствии Деконской) и реальном училище Фидлера.

Но, вот что интересно.

Оказывается Владимир Петрович был профессиональным гебраистом. Для справки - гебраистика (от греч. hebráios — еврей, еврейский), комплекс гуманитарных дисциплин, изучающих еврейскую культуру; в языковедческом аспекте — изучение древнееврейского языка и памятников письменности. В 1904-1905 годах, он опубликовал в еврейском журнале «Восход» докторат о еврейских пророках. (Исторический альманах «Минувшее», №10, М., 1992, с. 176). Все это в советское время почему-то тщательно скрывалось. Не был ли он крещеным евреем, окончившим, перед гимназией еврейскую школу, из-за чего и расхождения с годом его рождения в разных справочных изданиях?

Кроме того, А. М. Горький посылал Потемкину для поправок стихи Яффе в переводах Белика и Черниховского для сборника «Помощь» (СПБ, 1901). Значит, Владимир Петрович был признанным знатоком иврита. Работая в Тверской земской управе, он прочитал лекцию «Древнееврейская религия и пророки» с целью сбора денег для местной организации РСДРП («Советская педагогика», 1972, №3, с. 111).

С февраля 1917 года Потемкин работал в отделе внешкольного образования Московской губернской земской управы. Он являлся организатором первого рабочего университета в городе Богородске Московской губернии. С ноября 1917 года он член коллегии школьной политики и заведующий отделом Наркомата просвещения РСФСР. Владимир Петрович принимает самое активное участие в подготовке программных документов о единой трудовой школе, а в июле 1918 г. председательствует на I Всероссийском съезде учителей. Он являлся организатором I Всероссийского съезда по народному образованию в апреле 1919 года, на котором выступил В.И. Ленин с речью «Об обмане народа лозунгами свободы и равенства».

Вообще организация съездов была тогда его главным занятием. Сейчас это трудно себе даже представить, но в 1918-1919 годах в атмосфере гражданской войны под его руководством было проведено более 180 съездов и совещаний учителей и работников народного образования, сыгравших важную роль в строительстве новой школы.

В 1919 году Потемкин вступил в РКП(6). В мае-сентябре 1919 он - начальник политотдела Западного и Южного фронтов под руководством Сталина. Тогда он и попал в «команду» И.В. Сталина, в которой оставался до последних дней своей жизни. По личному поручению Сталина, с полномочиями выездной сессии Революционного Трибунала фронта, Владимиру Петровичу приходилось не раз выезжать в слабейшие районы фронта для водворения порядка в частях и укрепления тыла, одновременно командуя особым отрядом.

С 1922 года Потемкин заведовал Одесским губернским отделом народного образования, где сумел сплотить вокруг себя очень способную творческую молодежь (Ривес, Шульман, Лозинский и других), которая, в дальнейшем, внесла существенный вклад в развитие отечественного образования. Одновременно он являлся руководителем губернских военно-политических курсов. В июне 1921 года Владимир Петрович встречается в Одессе с Ф.Э. Дзержинским, который приезжал туда с инспекцией. После этой встречи, судьба Потемкина делает крутой поворот и с 1922 года он уже находится на дипломатической работе, занимая целый ряд ответственных постов. В 1922 году – член Советской репатриационной комиссии во Франции. В 1923 году – председатель репатриационной комиссии в Турции. В 1924-1926 годах – генеральный консул в Стамбуле. В 1927-1929 годах – полпред в Турции. В 1929-1932 годах Владимир Петрович полпред в Греции, в 1932-1934 годах - в Италии, а в 1934-1937 годах - во Франции. Муза Васильевна Канивез – вдова известного советского дипломата-невозвращенца Ф.Ф. Раскольникова – в своих воспоминаниях пишет, что полпреда в Италии В. Потемкина очень критиковали за поддерживание личных отношений с Муссолини. На его письменном столе стояла фотография ДУЧЕ с дружеской (!) надписью («Минувшее», №7, М., 1992, с. 63). Надо отметить, что до Потемкина нашим послом в Италии был Л. Б. Каменев, который был приятелем Муссолини еще с дореволюционных времен. Какие вопросы обсуждали Потемкин и Дуче во время своих частых встреч с глазу на глаз, остается только догадываться. Кстати, сейчас много написано о том, как немцы освободили Муссолини после его ареста при перевороте 1943 года. Однако, сведущие люди утверждают, что освободили его наши спецслужбы по указанию Сталина, который боялся быстрого продвижения американских войск по Италии и Балканам. Не исключено, что в подготовке этой операции принимал участие и Владимир Петрович, который хорошо знал все тайные резиденции Муссолини. В 1933 году он подписал советско-итальянский договор о дружбе, ненападении и нейтралитете. Интересно, на сколько лет был заключен договор с Италией, и как могла напасть Италия на СССР, не имея с ней общей границы?

С 1934 года Потемкин член советской делегации в Лиге Наций («Советская педагогика», 1972, №3, с. 113). Вообще, послужной список Потемкина на дипломатической работе очень интересен. Он все время находился в районе Средиземного моря. Видимо именно через него осуществлял переброску в Палестину своей агентуры Ф.Э. Дзержинский, в том числе через Турцию. Дружеские связи Кемаля Ататюрка с руководством СССР широко известны, но мало кто знает, что турецкой армией фактически командовал М.В. Фрунзе, а его ближайшим помощником там был Мате Залка - будущий герой Гражданской войны в Испании, погибший в этой стране.

Именно Потемкин «присматривал» за Троцким после его высылки из СССР, а затем за его сыном Львом Седовым во Франции. Видимо Владимир Петрович и был резидентом личной разведки Сталина в районе Средиземноморья. Такая разведка действительно существовала, но была так строго законспирирована, что о деятельности ее до сих пор известно очень немногое.

С апреля 1937 года Потемкин 1-й заместитель наркома иностранных дел СССР.

Удивительным образом его миновала «чистка» наркомата при снятии наркома М.М. Литвинова в мае 1939года. Более того, ни один из участников процесса «чистки» никогда не упоминал о присутствии в это время в НКИД Потемкина. Где же он находился?

Учитывая то, что послом Германии в Турции был фон Папен – один из самых опытных дипломатов Гитлера, имевший многолетние личные связи с В. П. Потемкиным, то логично предположить, что Потемкин находился в Турции, где вместе с послом Алексеем Васильевичем Терентьевым готовил Пакт о ненападении , который в дальнейшем получил известность, как Пакт Молотова-Риббентропа.

Серьезность турецких переговоров по пакту отмечена и в мемуарах одного из руководителей советской разведки того времени П.А.Судоплатова.

10 мая 1939 года Владимир Петрович посетил Варшаву, где встретился с министром иностранных дел Ю. Беком. «Путем подробного анализа соотношения сил в Европе и возможностей эффективной франко-английской помощи Польше, - сообщал Потемкин об этой встрече, - я привел Бека к прямому признанию, что без поддержки СССР полякам себя не отстоять. Я подчеркнул, что СССР не отказал бы в помощи Польше, если бы она этого пожелала. Бек, со своей стороны, констатировал необходимость для Польши опереться на СССР, в случае нападения на нее Германии». Уже 11 мая Молотов принял посла Польши и пригрозил ему, что Польша может согласиться на советские условия слишком поздно. Здесь не будет лишним вспомнить предшествующие события советско-польских отношений.

Ю. Бек с 13 по 15 февраля 1934 года провел в Москве исчерпывающие переговоры со своим коллегой Максимом Литвиновым. На переговорах, прежде всего, затрагивался вопрос о польско-германской декларации. Как известно по собственноручно записанным Литвиновым выводам, советского наркома главным образом интересовал вопрос: наладила Польша сотрудничество с Германией на основании секретного соглашения или не наладила? Переговоры с Беком Литвинов рассматривал, как своего рода следствие, которое должно было прояснить, насколько обоснованны его подозрения. Отвечая на поставленные себе вопросы, он пришел к выводу, что хотя Польша и чувствует себя безопасной со стороны Германии, но это вовсе не значит, будто «она уже заключила какое-то секретное соглашение с Германией». По его мнению, Польша стремилась замаскировать свою новую ориентацию или свои новые планы, поддерживая внешне хорошие отношения с СССР, что было выгодно и для советской стороны, и поэтому, как он считал, Польше не стоило в этом мешать, а, наоборот, следовало идти ей навстречу.

Выводы и замечания Литвинова, хотя и были проникнуты недоверием и подозрительностью к Варшаве, но, в общем, отражали истинное положение вещей: Польша не заключала секретного договора о сотрудничестве с Германией и на тот момент была заинтересована в поддержании хороших отношений с СССР, что Литвинов счел выгодным и для советской стороны. Выводы Литвинова подтвердили также то, что и в Варшаве, и в Москве в политике сближения в то время усмотрели важный фактор, благоприятный для политических интересов обеих стран, и решили поддержать эту тенденцию. Конкретным результатом этого, стало продление, после визита министра Ю. Бека, польско-советского пакта о ненападении сроком на 10 лет, то есть до 1945 года (!!!) («Независимая газета» от 24 января 2005 года).

17 августа 1939 гада нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов принял в Кремле посла Турции Али-Хайдара Актая. («Кировская правда», 1939, № 189, с.1). А уже 19 августа, после заседания Политбюро, на котором с большой речью выступил И.В. Сталин, в Москву был приглашен Риббентроп.

24 августа 1939 года В. П. Потемкин, после подписания советско-германского пакта, провожал Риббентропа на московском аэродроме.

В сентябре 1939 года именно В.П. Потемкин вручил польскому послу в Москве ноту, в которой объявлялось о вводе советских войск на территорию его страны под предлогом, что «польское государство и его правительство перестали существовать». Исходя из всего сказанного, можно с уверенностью сказать, что в подготовке ПАКТА МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА Владимир Петрович принимал самое активное участие, тем более, что он имел большой опыт подготовки таких соглашений.

Любопытно, также, что 27 сентября 1939 года, во время второго визита Риббентропа в Москву, когда они со Сталиным расписались на карте раздела Европы, в Москве находился и министр иностранных дел Турции. В этот день на завтраке в турецком посольстве, устроенном в честь его приезда, присутствовали В. П. Потемкин и наш посол в Турции А.В. Терентьев («Кировская правда», 1939, № 224, с. 4).

Похоже, что Сталин, Риббентроп и министр иностранных дел Турции вели какие-то тайные переговоры, о которых до сих пор никто и никогда не упоминал. И, наверняка, в них участвовали, Потемкин с Терентьевым. У нас очень много написано о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа и никогда не упоминается о секретных протоколах к советско-германскому договору от 27 сентября 1939 г. А именно этими документами была создана ось Москва – Берлин – Анкара. Все это было очень похоже на «мюнхенский сговор». Было бы очень интересно узнать, какие преференции от Сталина и Гитлера получила Турция. Не это ли соглашение явились причиной яростного желания Сталина избавиться от фон Папена перед концом войны?

Папен слишком много знал о взаимоотношениях Германии и СССР еще с 20-х годов, когда наша страна, нарушая договоренности Версальского договора, тайно помогала Германии восстанавливать военный потенциал, наращивая, при этом, и свое военное могущество. А, самое главное, он был самым активным участником подготовки пакта Молотова-Риббентропа и соглашения по оси Москва – Берлин – Анкара. Предвидя международный суд над руководителями гитлеровской Германии после окончания войны, Сталин стремился избавиться от одного из самых важных и авторитетных свидетелей тайных контактов СССР, Германии и Турции. Именно это и было причиной опалы легендарного советского разведчика Наума Эйтингона, который руководил операцией ликвидации Л.Д. Троцкого в Мексике, но не смог осуществить ликвидацию фон Папена. В конце 1940-х годов Эйтингон был арестован.

В течение 2-5 октября 1939 года в Москве происходили переговоры между Председателем Совнаркома и Наркомом иностранных дел СССР Молотовым и Министром Иностранных Дел Латвии г. Мунтерсом по вопросу о заключении Пакта о взаимопомощи между СССР и Латвией.

В переговорах участвовали т.т. Сталин, Потемкин и Полпред СССР в Латвии т. Зотов, а со стороны Латвии - Посланник Латвийской Республики в СССР г. Коциньш. Переговоры закончились подписанием 5 октября Пакта о взаимопомощи. Этим был закончен «мягкий» период сталинской предвоенной дипломатии и на международную арену перед началом войны должен был выйти «зверь». Потемкин был переведен на другую работу, а на его место в наркомате иностранных дел был назначен … А.Я. Вышинский.

Так, в 1940 году Владимир Петрович оказался на посту руководителя Наркомата просвещения РСФСР. Несомненно, что это был удачный выбор. На посту наркома просвещения Сталину нужен был человек, который был не только аналитиком, но и мог бдительно следить за всеми процессами подготовки и проведения обучения, а также всеми процессами культурной и идеологической работы в учебных заведениях.

Но, это не самое главное. На посту наркома начался новой этап тайной деятельности Потемкина. Надо было готовиться к войне, и Владимир Петрович активно осуществлял эту подготовку по линии своего наркомата. Была организована паспортизация школьной сети РСФСР и закрыто 1,5 тыс. школ. Учителя этих школ были переведены на другую работу ( Н.Н. Селихов «Советская педагогика», 1973, №2, с. 115). Сделано это было якобы без ущерба для образования в стране. Ясно, что эти здания были отданы под военные школы, которые обучали многочисленных малограмотных солдат в новых формированиях для готовящейся войны против Германии. Для этого и были нужны учителя. Позднее здания закрытых школ были переданы под эвакуируемые детские учреждения и госпиталя. Это, кстати, планировалось уже в 1930-е годы, что хорошо видно из архивных документов. Кроме того, наркомат просвещения предложил выделить всем сельским школам большие пришкольные земельные участки. К 5 февраля 1944 года их площадь составляла 77 тыс. гектаров, что очень помогло не только школам выжить в годы войны, но и снабжать овощами и фруктами госпиталя, многие из которых расположились в школьных зданиях. Одновременно была организована практическая работа школьников на фабриках и заводах, в колхозах и совхозах. При всех детских домах были организованы мастерские, часть которых даже выпускала военную продукцию. Подсобные хозяйства детских домов и других учебных заведений наркомата не только обеспечивали себя овощами и другими продуктами, даже сдавали государству до 1500 тонн зерна. Дети собирали грибы и ягоды, лекарственные и технические растения («Советская педагогика», 1973, №2, с. 118).

Приведу несколько документов из архива.

Письмо начальника спецсектора Кировского облоно от 30.05.1941 г. в адрес спецсектора Ленинградского облоно с запросом о плане, предусматривающем эвакуацию детских домов города Ленинграда и области, после начала войны, в Кировскую область. Ответ гласил:
« План остается без изменений».
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.38, л.20, 22).

Письмо зам. Наркома просвещения РСФСР Новикова от 06.02. 1946 года. В нем отмечено, что до войны новое строительство школ на 880 учащихся осуществлялось с учетом приспособления их под госпиталя.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.66, л.15).

Письмо наркомата просвещения РСФСР от 18.06. 1941 года « О запрете направления детей репрессированных из детских домов в ремесленные училища, железнодорожные училища и школы ФЗО». Вот о чем думали наши власти за четыре дня до начала войны.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.53).
Именно наркомат просвещения курировал все учреждения образования и культуры РСФСР. А эти учреждения были во всех населенных пунктах страны, даже в тех, где не было подразделений НКВД. Это была идеальная сеть для сбора достоверной независимой информации, необходимой Сталину для создания всеобъемлющего контроля в стране, в том числе и за НКВД. Кто бы мог догадаться, что такое подразделение есть в наркомате просвещения.
Судя по документам местных архивов и рукописного фонда Герценки, аппарат Наркомата просвещения, находясь в Кирове, обеспечивал информационное обеспечение партизанского движения и многих запросов ГКО и других правительственных организаций. Таким образом, библиографы Герценки, которые готовили подробные библиографические справки по этим запросам, вносили немалый вклад в будущую Победу, даже не догадываясь об этом. Это, кстати помогло Герценке. По распоряжению Владимира Петровича нашу библиотеку вновь включили в список библиотек, получающих обязательный экземпляр всей выходящей ф РСФСР лмтературы.
Во время Великой Отечественной войны Потемкин, одновременно, был членом группы внештатных лекторов при Главном политическом управлении РККА. Он же был и главным редактором толстых фолиантов «Истории дипломатии», выпущенных в 1941-1946 годах, основной целью которых было сокрытие агрессивной политики руководства СССР.

Вот еще несколько документов из архива, которые ярко характеризуют работу наркомата просвещения.

Письмо наркома просвещения РСФСР В.П. Потемкина председателю Кировского облисполкома П.П. Кокурину « О направлении в Кировскую область 100 детей, насильно уведенных в Германию и оккупированные ей страны». Странно, но этих детей не рекомендовалось отдавать родителям и запрещалось отдавать на усыновление.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.56, л.54).

«Акт передачи детей, возвращенных из Финляндии в СССР в порядке репатриации из освобожденных районов» от 6 февраля 1945 .
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.64 л.7-11).
К акту приложен список детей с их полными данными, всего 47 человек. Любопытно, что один из детей имел фамилию Кекконен. Приказ наркома просвещения РСФСР В.П. Потемкина от 12. 09. 1945 года « О поступлении в учреждения немецкой литературы на русском языке, выпущенной в фашистской Германии».
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.60, л.44).

Наши фронтовики привозили немало такой литературы из Германии, и она попадала даже в библиотеки учебных заведений. Пока не удалось найти свидетельства, что такая литература попадала в библиотеки учебных заведений нашей области, но на кировском рынке эта литература периодически появлялась, что видно из архивных документов Кировского обллита. Письмо наркома просвещения РСФСР В.П. Потемкина от 25.09. 1945 года о решении Оргбюро ЦК партии по незамедлительной ликвидации задолженности бюджета детским домам. (ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.60 л.46).

К чести наркома, следует отметить, что он об обеспечении учреждений своего наркомата всем необходимым заботился очень серьезно.
Время нахождения Владимира Петровича на посту наркома просвещения было крайне тяжелым. И все-таки удалось не только сохранить школу, но и провести ряд серьезных преобразований.
В 1943-1944 годах в нашей стране была создана сеть школ рабочей и сельской молодежи. Вскоре после Великой Отечественной войны Потемкин сделал попытку (невольно хочется сказать – героическую попытку) восстановить хотя бы неполное классическое образование в нескольких средних школах. Были изданы учебники латинского языка для восьмых – десятых классов и осуществлены учебные издания римских классиков. После смерти Владимира Петровича, это дело было спущено на тормозах.

Тем не менее еще в начале 50-х годов в одной из московских школ ( в Староконюшенном переулке ) Сергей Аверинцев с восьмого по десятый класс изучал латинский язык и смог прийти на первый курс университета с тремя годами латыни. ( Станислав Джимбинов «Коэффициент искажения», «Новый мир», 1992, №9, с. 211).

Именно В. П. Потемкин создал, после окончания войны, специализированные школы с преподаванием на английском, немецком и французском языках. 6 октября 1943 года Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР была организована Академия педагогических наук РСФСР. Ей поручалась научная разработка вопросов общей педагогики, специальной педагогики, истории педагогики, психологии, школьной гигиены и методов преподавания основных дисциплин в начальных и средних школах, а также подготовка через аспирантуру и докторантуру научно-педагогических кадров для вузов и научно-исследовательских институтов по педагогике и психологии. Первым президентом Академии педагогических наук был назначен (!) нарком просвещения РСФСР, академик АН СССР В. П. Потемкин. 14 февраля 1944 года СНК РСФСР утвердил Устав и установил сеть учреждений Академии: НИИ теории и истории педагогики; НИИ методов обучения; НИИ психологии; НИИ дефектологии; Музей по народному образованию; Государственная библиотека по народному образованию. 11 марта 1944 года СНК РСФСР определил первый состав действительных членов (13 человек) и членов-корреспондентов (13 человек) Академии.

По инициативе Потемкина в школах были введены выпускные экзамены в 4-х и 7-х классах, экзамены на аттестат зрелости, установлены награды лучших школьников золотыми и серебряными медалями. Владимир Петрович стал и организатором регулярных Педагогических Чтений.

Нельзя не отметить, что Потемкин был членом Чрезвычайной комиссии по установлению обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками военнопленных польских офицеров в Катынском лесу. Эта комиссия пыталась доказать, что польских офицеров расстреляли немцы, а не НКВД. Судя по стилю официальных сообщений комиссии, Владимир Петрович принимал в их составлении самое активное участие. Справедливости ради заметим, что аналогичную позицию занял и Международный Трибунал Нюренбергского процесса, причем все члены этого Трибунала прекрасно знали, кто расстрелял польских офицеров. Потемкин автор ряда работ по истории международных отношений, истории Франции, Парижской коммуны, английского рабочего движения, над частью которых он работал в годы войны в Кировской областной научной библиотеке им. А.И. Герцена.

Умер Владимир Петрович Потемкин 23 февраля 1946 года в Москве. Прах его погребен в Кремлевской стене. Мало кто из наркомов РСФСР удостоился этой чести.

Удивительно, но о жизни и деятельности Потемкина почти ничего не написано, хотя он был академиком АН СССР и президентом АПН РСФСР. Можно сказать, что Владимир Петрович остался в тени своей тайной деятельности даже после смерти.


Александр Рашковский, краевед, Вятка, 27 июля 2009 года
Автор - Александр Рашковский
Дата публикации - 25.09.2009
Подключение к интернету в москве подробности здесь.

Закладки

| Еще