Интернет-портал по истории и генеалогии

Достоевский Фёдор Михайлович. Адреса: Санкт-Петербург, набережная канала Грибоедова, 104 - дом старухи-процентщицы:

Набережная канала Грибоедова, дом 104

Именно в этом доме жила героиня романа Фёдора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание» старуха-процентщица Алёна Ивановна. В этом дом совершил своё знаменитое преступление Родион Романович Раскольников.
Дом имеет три адреса:
1. Набережная канал Грибоедова, дом 104. До 1923 года - набережная Екатерининского канала.
2. Дом № 25 по проспекту Римского-Корсакова. До 1939 года - Екатерингофский проспект.
3. Дом № 15 по Средней Подъяческой улице.
Это был дом Ивана Вальха, построен в 1800 году. В 1902 и в 1910 году перестраивался, архитектор - Полешко Николай Иванович.

Набережная канала Грибоедова, дом 104

Проспект Римского-Корсакова (Екатеригофский), дом 25

Самое начало романа, Раскольников идет на "разведку":
«С замиранием сердца и нервною дрожью подошел он к преогромнейшему дому, выходившему одною стеной на канаву, а другою в -- ю улицу. Этот дом стоял весь в мелких квартирах и заселен был всякими промышленниками -- портными, слесарями, кухарками, разными немцами, девицами, живущими от себя, мелким чиновничеством и проч. Входящие и выходящие так и шмыгали под обоими воротами и на обоих дворах дома. Тут служили три или четыре дворника. Молодой человек был очень доволен, не встретив ни которого из них, и неприметно проскользнул сейчас же из ворот направо на лестницу. Лестница была темная и узкая, "черная", но он всё уже это знал и изучил, и ему вся эта обстановка нравилась: в такой темноте даже и любопытный взгляд был неопасен. "Если о сю пору я так боюсь, что же было бы, если б и действительно как-нибудь случилось до самого дела дойти?.." -- подумал он невольно, проходя в четвертый этаж.»

Проспект Римского-Корсакова (Екатеригофский), дом 25

Средняя Подъяческая улица, дом 15

Отрывок, когда Раскольников покидал место преступления:
«Никого на лестнице! Под воротами тоже. Быстро прошел он подворотню и повернул налево по улице.
Он очень хорошо знал, он отлично хорошо знал, что они, в это мгновение, уже в квартире, что очень удивились, видя, что она отперта, тогда как сейчас была заперта, что они уже смотрят на тела и что пройдет не больше минуты, как они догадаются и совершенно сообразят, что тут только что был убийца и успел куда-нибудь спрятаться, проскользнуть мимо них, убежать; догадаются, пожалуй, и о том, что он в пустой квартире сидел, пока они вверх проходили. А между тем ни под каким видом не смел он очень прибавить шагу, хотя до первого поворота шагов сто оставалось. "Не скользнуть ли разве в подворотню какую-нибудь и переждать где-нибудь на незнакомой лестнице? Нет, беда! А не забросить ли куда топор? Не взять ли извозчика? Беда! беда!"
Наконец вот и переулок; он поворотил в него полумертвый; тут он был уже наполовину спасен и понимал это: меньше подозрений, к тому же тут сильно народ сновал, и он стирался в нем, как песчинка. Но все эти мучения до того его обессилили, что он едва двигался. Пот шел из него каплями; шея была вся смочена. "Ишь нарезался!" -- крикнул кто-то ему, когда он вышел на канаву.
Он плохо теперь помнил себя; чем дальше, тем хуже. Он помнил, однако, как вдруг, выйдя на канаву, испугался, что мало народу и что тут приметнее, и хотел было поворотить назад в переулок. Несмотря на то что чуть не падал, он все-таки сделал крюку и пришел домой с другой совсем стороны.»

Средняя Подъяческая улица, дом 15

Окна четвертого этажа со стороны «канавы»

Окна четвертого этажа со стороны «канавы»

Дом старухи-процентщицы

Дом старухи-процентщицы

Харламов мост через Екатерининский канал

Харламов мост через Екатерининский канал

Средняя Подъяческая улица

Средняя Подъяческая улица

Выход из двора на Среднюю Подъяческую улицу

Выход из двора на Среднюю Подъяческую улицу

Двор дома старухи-процентщицы

Двор дома старухи-процентщицы

Закладки

| Еще