Интернет-портал по истории и генеалогии

Достоевский Фёдор Михайлович. Адреса: Санкт-Петербург, набережная канала Грибоедова, 73 - дом Сони Мармеладовой:

Набережная канала Грибоедова, дом 73

Это дом, в котором по одной из версий жила героиня романа Фёдора Михайловича Достоевского Сонечка Мармеладова. Дом угловой, находится в конце Малой Мещанской улицы, где жил сам Достоевский во время написания романа «Преступление и наказание» и выходит на "канаву". Дом имеет характерный "безобразный" тупой угол — один из отличительных признаков дома Сони Мармеладовой. См. также другой вариант.
Дом № 73 по набережной канала Грибоедова (тогда — Екатерининский канал) и № 13 по Казначейской улице (тогда — Малая Мещанская).

Набережная канала Грибоедова, дом 73

Вариант дома Сони Мармеладовой

Не в пользу этой версии говорит тот факт, что дом, как видно по этой фотографии начала XX века, был двухэтажным, а Соня, как известно, жила в третьем этаже. Ещё два этажа были надстроены уже в советское время. Впрочем, эта версия дома Сони была предложена Николаем Павловичем Анциферовым в 1920-х гг., когда дом ещё был двухэтажным.

Вариант дома Сони Мармеладовой

Здание Губернского Казначейства и Казённой палаты. Фотография Карла Буллы

Здание Губернского Казначейства и Казённой палаты. Фотография Карла Буллы

Малая Мещанская (Казначейская) улица

В этом доме с 1849 по 1918 гг. размещалось здание Губернского Казначейства. И улица, судя по всему, была переименована в 1882 году из Малой Мещанской в Казначейскую именно по этой причине.

Малая Мещанская (Казначейская) улица

Вид с Кокушкина мосту в сторону Вознесенского моста

Край дома Сони Мармеладовой виден с Кокушкина моста.

Вид с Кокушкина мосту в сторону Вознесенского моста

Отрывок из «Преступления и никазания»:
«А Раскольников пошел прямо к дому на канаве, где жила Соня. Дом был трехэтажный, старый и зеленого цвета. Он доискался дворника и получил от него неопределенные указания, где живет Капернаумов портной. Отыскав в углу на дворе вход на узкую и темную лестницу, он поднялся наконец во второй этаж и вышел на галерею, обходившую его со стороны двора.
<...>
Это была большая комната, но чрезвычайно низкая, единственная отдававшаяся от Капернаумовых, запертая дверь к которым находилась в стене слева. На противоположной стороне, в стене справа, была еще другая дверь, всегда запертая наглухо. Там уже была другая, соседняя квартира, под другим нумером. Сонина комната походила как будто на сарай, имела вид весьма неправильного четырехугольника, и это придавало ей что-то уродливое. Стена с тремя окнами, выходившая на канаву, перерезывала комнату как-то вкось, отчего один угол, ужасно острый, убегал куда-то вглубь, так что его, при слабом освещении, даже и разглядеть нельзя было хорошенько; другой же угол был уже слишком безобразно тупой. Во всей этой большой комнате почти совсем не было мебели. В углу, направо, находилась кровать; подле нее, ближе к двери, стул. По той же стене, где была кровать, у самых дверей в чужую квартиру, стоял простой тесовый стол, покрытый синенькой скатертью; около стола два плетеных стула. Затем, у противоположной стены, поблизости от острого угла, стоял небольшой, простого дерева комод, как бы затерявшийся в пустоте. Вот всё, что было в комнате. Желтоватые, обшмыганные и истасканные обои почернели по всем углам; должно быть, здесь бывало сыро и угарно зимой. Бедность была видимая; даже у кровати не было занавесок.»

Екатерининский канал, 73

Екатерининский канал, 73

Вид от дома Сони Мармеладовой в сторону Кокушкина моста

Вид от дома Сони Мармеладовой в сторону Кокушкина моста

Вид от дома в сторону Вознесенского моста

Вид от дома в сторону Вознесенского моста

Закладки

| Еще