Интернет-портал по истории и генеалогии

История городов:
Псков

Псков - герб города

Псков

Дата основания: первое упоминание в летописи - 903 год.
Псковский кремль (кром) и Свято-Троицкий кафедральный собор.

Псковский кремль (кром) и Свято-Троицкий кафедральный собор.

Часовня Святой Равноапостольной княгини Ольги. По преданию здесь Ольга встретила князя Игоря.

Часовня Святой Равноапостольной княгини Ольги. По преданию здесь Ольга встретила князя Игоря.

Памятник княгине Ольге в центре Пскова.

Памятник княгине Ольге в центре Пскова.

Свято-Троицкий кафедральный собор.

Свято-Троицкий кафедральный собор.

Кром, Довмонтов город.

Кром, Довмонтов город.

«Княгиня Ольга», Виктор Михайлович Васнецов.

«Княгиня Ольга», Виктор Михайлович Васнецов.

«Вече в Пскове», Аполлинарий Михайлович Васнецов.

«Вече в Пскове», Аполлинарий Михайлович Васнецов.

Изображение князя Довмонта в Свято-Троицком соборе.

Изображение князя Довмонта в Свято-Троицком соборе.

Ян Матейко. «Стефан Баторий под Псковом». Картина 1872 года.

Ян Матейко. «Стефан Баторий под Псковом». Картина 1872 года.

Иван IV Грозный.

Иван IV Грозный.

Псковский кремль.

Псковский кремль.

Троицкий собор.

Троицкий собор.

Высокая (Воскресенская), Плоская башни и башня Кутекрома (слева направо).

Высокая (Воскресенская), Плоская башни и башня Кутекрома (слева направо).

Кром.

Кром.

Место памяти игумена Корнилия, убитого Иваном Грозным, в Псково-Печерском монастыре.

Место памяти игумена Корнилия, убитого Иваном Грозным, в Псково-Печерском монастыре.

Пётр I.

Пётр I.

Псков во время Великой Отечественной войны.

Псков во время Великой Отечественной войны.

Название и первые сведения о Пскове

Псков, родина великой княгини Ольги, супруги князя Игоря, был одним из древнейших пригородов Новгорода Великого. Место, где построен Псков, лежало на месте Новгородских владений с землями Чуди, и Летголы. Название города происходит от названия реки Псковы. Есть несколько версий происхождения этого слова. Наиболее реальной выглядит версия о происхождении названия «Пскова» от финно-угорского слова «Pihkava», что означает «смоляная вода». А «Великая» – слово уже славянское.
Когда собственно был построен Псков не известно, но то что он был уже при первых Варяго-Русских князьях, на это прямо указывает наш древний летописец Нестор; он, говоря о браке Игоря Рюриковича, пишет: «И приведоша ему жену от Плескова, именем Ольгу». По всей вероятности первоначальное поселение на этом месте можно отнести к тому доисторическому времени, когда новгородцы подчинили себе племя Народу и стали выдвигать свои колонии в земли Чуди и Летголы. Построение укрепленного города было необходимо, потому как соседние племена Летголы, Ливи и особенно Чуди вовсе не отличались мирным и уступчивым характером, так что к берегам Чуди, известной у западных народов под именем Эстов, побаивались приставать даже такие морские волки, какими были Норманны или Варяги. Это построение города на земле только что подчиненного племени и по соседству с племенами не мирными и не уступчивыми, дало Пскову особенное значение и надолго определило его исторический характер. Новгород смотрел на Псков именно как на стража юго-западной окраины Новгородских владений. Псков по мере сил выполнял это назначение. Мало по малу так устроил всю свою территорию, что она представляла собой более или менее передовую оборонительную линию, вытянутую с юга на север по реке Великой и по восточным берегам Псковского и Чудского озера, мало углублялась на запад и восток, и главным образом представляла собой ряд укреплений.

Период раздробленности

В XII веке Псков является одним из значительных русских городов и вступает в борьбу даже с Великим Новгородом, главным пунктом поселения славян. Великий Князь Ярослав Владимирович, при переходе из Новгорода на великое княжение киевское, дал новгородцам право избрания князей по своей воле. Псков, будучи пригородом Новгорода, в XII веке присвоил себе такое же право. Когда новгородцы, оскорбленные отъездом князя Всеволода Мстиславовича в Переславль вторично не приняли его, псковичи, при помощи некоторых из знатных новгородцев, бежавших в Псков от произошедших раздоров в Новгороде, убедили Всеволода остаться у них на княжение. Менее года княжил Всеволод во Пскове, но факт избрания князя по своей воле совершился. Всеволод, или во святом крещении Гавриил, стал защитником и покровителем Пскова. Правда, после смерти Всеволода, Псков не всегда владел правом избрания князей по своей воле, и нередко должен был просить у Новгорода себе князя или даже наместника; но особенные исторические обстоятельства побуждали Псков стремиться к самостоятельности.

В XIII веке на берегах Балтийского моря утверждается орден Меченосцев, и овладевает Лифляндиею, – страною, жители которой издавна платили дань Святой Троице (так назывался Псков по патрональному своему храму). Быстрые успехи рыцарей в покорении своему владычеству чужих земель и племен, приближение их к псковским границам, частые набеги на псковские земли, и наконец, завладение в 1223 году русским город Юрьевым (Тарту), не могли не наводить опасения за Псковские владения. Напрасно псковичи обращались за помощью, то в Великий Новгород, то к Литве. Ни в том, ни в другом месте действительной помощи отыскать они не могли. Новгород, вовлеченный в двухвековую борьбу за уделы и занятый своими торговыми интересами, не мог обратить строгого внимания на западные границы своих прежних владений. Миролюбивое отношение псковичей к немцам не помогло ослабить стремление последних распространить свое владычество на сам Псков и даже овладеть городом. Это случилось в 1240 году. Изгнанный из Пскова князь Георгий Владимирович бежал в Лифляндию и с целью отомстить псковичам за свое изгнание, напал на Изборск. Хоть город он взять не смог, но немцы успели склонить к измене одного знатного псковича Твердилу Иваньковича, который впустил немцев в Псков. Однако же, когда немцы вздумали учредить в Пскове свое правление и даже посадили своих судей, то большая часть жителей бежала в Новгород. Знаменитая победа героя на Чудском озере возвратила псковичей в родной город. Вернувшись в Псков, на вечевой площади произносит Александр Невский знаменитые слова «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет!», и завещает псковичам уважение к своему роду. Испытанная, хотя и на короткое время, немецкая власть придала псковичам ту силу и энергию, с какими они начали тяжкую борьбу за свою свободу и самостоятельность. К большему подкреплению их мужества в Псков является князь, как бы нарочно посланный для защиты его от новых насилий со стороны ливонцев. В 1266 году из Литвы прибыл бежавший от семейных раздоров князь Довмонт. Псковичи приняли его на княжение, а Довмонт принял святое крещение и имя – Тимофей. Быстрыми и удачными нападениями на Литву и Ливонцев, своею неустрашимостью, самопожертвованием и умением вовремя воодушевлять свою дружину, преданностью к вновь принятой им вере, он снискал общую расположенность и любовь псковичей.

Довмонт княжил в Пскове как в сказке – тридцать лет и три года. Долго еще после смерти благоверного князя Довмонта ливонцы не смели беспокоить псковичей и только через 24 года они решаются снова приступить к Пскову. Но в это время Псков уже был укрепленным городом. Еще Довмонт в 1266 году положил основание небольшой каменной стены, соединявшей собою деревянные стены, идущие по берегам реки Великой и Псковы от устья последней. В 1309 году укрепления довмонтово уже осталось в середине, потому что в этом году построена была новая каменная стена, обнимавшая собой посад, находившийся за довмонтовой стеной. Эта стена называется среднею, потому что впоследствии так же, как и довмонтова, была окружена выстроенной большой стеной вокруг всего города. Нападение немцев не были уже так опасны как прежде. Ливонцы не могли также не замечать возрастающей силы Пскова и потому ограничивались нападением лишь на псковские села, псковичи платили тем же.

Обезопасив себя извне, Псков также укрепился и внутри. Постоянное военное положение способствовало этому. Псков в это время избирал по своей воле князей, и управление было, подобно, как и в Новгороде, вечевое, но Новгород как митрополия не мог не вмешиваться во внутренние дела псковичей. В церковном отношении Псков был совершенно зависим от Новгорода. В Новгороде имел местопребывание владыка новгородский и псковский, который для заведывания церковными делами держал в Пскове своего наместника из новгородцев. По тесной связи церковных дел с политическими Псков не мог быть свободным от вмешательства новгородцев в его дела. Но такое вмешательство не могло нравиться псковичам потому уже, что интересы Пскова не всегда совпадали с интересами Новгорода. Жизнь обоих городов сложилась под различными условиями. Новгород, торговый пункт северной Руси, стремился разными путями расширить свои торговые предприятия. Псков также начал развиваться под условием торговых стремлений жителей, но здесь торговля не была так безопасна, как в Новгороде. Псковичи ходатайствовали было у московского митрополита иметь отдельно у себя владыку, но это ходатайство осталось безуспешным. Думали было найти опору своих вольностей у литовских князей, но литовские князья не могли ужиться с вольным правлением псковского вече. Время взяло свое. В 1347 году шведский король Магнус напал на северные новгородские крепости, завладел Ореховцем и угрожал нападением на сам Новгород. Новгородцы обратились за помощью к Пскову, и псковичи не упустили возможности потребовали заключить с ними договор по которому: 1) новгородцы должны считать Псков не иначе как меньшим своим братом, а не подвластным; 2) посадников своих не присылать и псковичей не судить; 3) по духовным делам наместнику быть не из новгородцев, а из псковичей. Договор этот новгородцы должны были утвердить, что и сделали.

XIV и XV века были самым блистательным временем существования Пскова. Под условиями внутренней свободы торговые предприятия его расширяются: Псков принимает непосредственное участие в заграничной торговле, и становиться членом известного Ганзейского союза. Немецкие купцы открыли свою контору на Завеличье, а псковские купцы завели свои конторы в Новгороде, Нарве, Риге и других городах. Особенно же усилилось значение Пскова для иностранцев, когда после покорения Новгорода великим князем московским, капиталы новгородских купцов значительно оскудели. Когда в 1495 году великий князь московский, вследствие незаконной казни в Равеле двух русских купцов, велел схватить всех ганзейских купцов, находившихся в Новгороде, то здесь надолго запустел знаменитый гостиный двор. Новгородская заграничная торговля совсем перешла в Псков.

С развитием торговли население Пскова быстро увеличилось, и к XV веку потребовалось уже возведение новой стены. Эти стены и по сей день тянуться на протяжении семи верст и усеяны множеством костров и башень. В то время, как совершилось признание Пскова меньшим братом Великого Новгорода, в Пскове князем был Андрей Ольгердович, сын великого князя литовского. Но так как Андрей почти не жил в Пскове, а управлял через своих наместников, то псковичи отказали ему в княжении. Несколько времени они управлялись своими посадниками, а потом принимали к себе разных князей, но все они мало приносили пользы Пскову и часто менялись. Причина была понятная: каждый князь, призванный из других уделов, привык смотреть па свое княжество как на наследственное. Псковичи же лишь только замечали стремление князя утвердить свой род на княжеском престоле в Пскове, вооружались против такого насилия. Так Андрей Ольгердович должен был отречься за себя и за своего сына от права на Псковское княжение. Между тем при нападении неприятелей в княжеской власти более чем когда-либо сознавалась настоятельная необходимость. После свержения Татарского ига стали усиливаться князья московские; псковичи прибегли к их покровительству и просили себе князя от руки великого князя московского. С благосклонностью была принята просьба псковичей, и с сего времени князь московский включил Псков в число своих вотчин. В 1399 году псковичи приняли к себе князя «от руки великого князя Василия Дмитриевича». Первым князем, прибывшим в Псков от руки великого князя, был Иван Всеволодович Холмский, на место его был прислан из Москвы другой князь уже в качестве наместника великокняжеского. Псковичи обиделись на это, через несколько дней прогнали от себя великокняжеского наместника и просили себе владетельного князя. Великий князь исполнил их просьбу. Псковичи, для охраны своих прав, потребовали от князей присяги Пскову. Князья исполнили это требование, но оно мало помогло от княжеского произвола. Князья псковские, присылаемые от великого князя, надеясь на его силу и пользуясь естественными обстоятельствами Пскова, который одинаково служил предметом нападения для Литвы и для рыцарей, часто действовали самостоятельно. Это было причиной постоянных столкновений псковичей с их князьями. В таких случаях население обыкновенно приносило жалобу великому князю московскому, который не мог оставаться довольным быстрою сменой присылаемых им князей. Не редко впрочем, случалось, что псковичи помимо князя московского избирали себе своего князя, но редкие уживались по несколько лет с псковскими вольностями. А потому, когда литовцы в соединении с рыцарями все больше и больше стесняли псковичей, то они снова прибегали к помощи великого князя московского, которую всегда и получали. В 1460 году они уже звали великого князя господином, а Псков назвали его вотчиной. Когда великий князь Василий Васильевич назначил князем в Пскове сына своего Юрия, то псковичи приняли его с особенной честью и поднесли ему меч Довмонтов. Не смотря на это Юрий не долго пробыл в Пскове, и снова появляются великокняжеские наместники, с которыми псковичи никак не могли ужиться, одного из них даже столкнули со «степени». Но каждое новое неудобство с великокняжеским наместником стоило им ограничения их прав. В 1467 году, чтобы удержать у себя наместника, они должны были уступить ему право определять во все псковские пригороды своих наместников и через них производить суд, тогда как до сего времени само вече назначало и утверждало пригородных наместников. Ограничение прав наместников делали последних все более и более притязательными, и доставили много случаев к жалобе на псковичей, якобы не уважающих великого князя. Псков, сам того не замечая, сделался подсудным московскому князю, прося его входить в разбирательство с наместниками, которые своими незаконными действиями, взяточничеством и поборами приводили в сильное негодование псковичей. Особенно резко бросается в глаза суд великого князя, по делу псковичей с наместником Ярославом. Когда они через своих послов жаловались на Ярослава за двойной побор великокняжеских податей и при этом сослались на прежние пошлинные грамоты, то великий князь не признал грамот великокняжескими и, не входя ни в какие разбирательства, потребовал, чтобы псковичи во всем слушались князя Ярослава. И второе прошение о разбирательстве дела не принесло никаких плодов, а от псковичей потребовали просить прощения у Ярослава. Псковичи должны были исполнить эту волю и заплатили еще Ярославу 130 рублей. Такое исполнение воли великого князя послужило еще к большим раздорам с Ярославом, о котором Псковская летопись так отзывается: «не бывало во Пскове ни за много времени толь князь злосерд». Разные притеснения Ярослава довели псковичей до открытого возмущения, которое могло бы окончиться еще в то время неблагоприятно для псковичей; но дела в Новгороде придали этому делу более спокойное направление. Сокрушение Великого Новгорода и покорение его под властью Ивана III не давали последнему возможности раздражить меньшего его брата. Мудрый политик вел дела свои так расчетливо, что, когда великий князь объявил псковичам, чтобы они разорвали союз с Новгородом и когда последний отказался сам от этого союза, то псковичи с своим войском выступили в поход против новгородцев и соединились с московской ратью для попрания вечевых вольностей, которыми у себя они так дорожили. Тяжел был этот поход для псковичей: они видели в недалеком будущем следствия вмешательства великого князя в новгородские дела; но уже в это время не могли противиться силе великокняжеских наместников. Великий князь остался доволен послушанием псковичей и потому, после покорения Новгорода и уничтожения там вечевого образа правления, не коснулся псковского вече. Впрочем, возникшая в это время война с орденом требовала скорее помощи Пскову, нежели вмешательства в его внутренние дела. После окончания войны, в Пскове великокняжеские наместники уже не избираются, а присылаются великим князем помимо ведома псковичей. Сознание силы московского князя так было твердо, что дело как бы само делалось в пользу совершенного покорения Пскова его власти. В 1501 году великий князь сыну своему Василию Ивановичу дал титул великого князя псковского, и псковичи не смели возражать, а в духовном своем завещании великий князь написал: «даю ему, Василию, город Псков с городы и с волостьми и с селы, и всю землю Псковскую».

Так приготовилось падение независимости Пскова. Сын Ивана Васильевича понял значение мудрой и расчетливой политики своего отца: не касался псковских вольностей, хотя большая часть из них перешла к наместникам, ожидая случая, что псковичи сами подадут повод к исполнению духовного завещания отца. Случаев этих было так много, что пришлось недолго и ждать. Ссоры псковичей с княжескими наместниками были постоянными; к чему разумеется не мало способствовали недостатки вечевого правления. Но когда наместниками в Пскове стали появляться люди злонамеренные с явной целью раздражить народ множеством крупных и мелких придирок, то неудовольствие от наместников перешло и на посадников, которые были заподозрены в бездействии против насилия великокняжеских наместников. Это ввело в распри посадников, как с наместниками, так и с самим народом. Жалобы стали посылаться к великому князю не только на его наместников, а даже и на самих посадников. Наместники в свою очередь жаловались на все, выставляя псковичей народом вольным, не только не уважающим, а даже постоянно злословящим великого князя. Сохранилось подробное описание того, как великий князь разбор жалоб, под разными предлогами, постоянно откладывал, и таким образом затягивал междоусобную вражду; как он приказал для принесения ему жалоб явиться всем недовольным в Новгороде; как простодушные псковичи, привыкнув в князе видеть нелицемерного судью, отправились в Новгород чуть-ли не всем городом. Псковичи жаловались там друг на друга, а великий князь постоянно говорил, что челобитчиков еще мало, чтобы окончательно обвинить наместника. Когда, таким образом, в Пскове уже мало осталось таких, которые могли-бы быть опасными князю по своему влиянию на народ, собравшиеся в Новгороде псковичи были объявлены арестантами великого князя; более знатные посажены под караул, а прочие должны были поклясться за себя и за тех, которые в Пскове, что они исполнят две воли великого князя: – уничтожить у себя вече и не будет посадников. В Псков был отправлен дьяк Третьяк Долматов, который по приезде объявил эту волю псковичам, а прибывшие вместе с ним из Новгорода псковичи объявили, что они уже поклялись за них, что эта воля будет исполнена. Глубоко потрясены были псковичи такими вестями и попросили только ночь времени, чтобы подумать. Ночь на 13 января 1510 года прошла в общих воплях и стенаниях. 13 января спустили вечевой колокол и послали его в Новгород к государю. Вскоре после приведения псковичей к крестному целованию через бояр, великий князь сам отправился в Псков поклониться Святой Троице. 27 января последовало приказание всем лучшим людям, в числе 300 семейств, быть на другой день готовыми к переселению на жительство в Москву. Остальным псковичам запрещено было оставаться в Кремле и в среднем городе, и они должны были переселиться в большой город. Оставленные места заняли пришлые москвичи. Через месяц выехал великий князь из Пскова.

Московское государство

Управление поручено было двум наместникам, которые стали править Псковом, отдавая отчет не перед псковичами, а перед великим князем, и завели во всем московские порядки. В малолетство Ивана Васильевича совет бояр уважил жалобу псковичей на притеснение князя Андрея Шуйского и им возвращено было даже древнее право через своих выборных без отношения к наместникам, ловить, пытать, судить и казнить разбойников, которых появилось очень много. Но после посещения Пскова в 1547 году еще не коронованным царем Иваном IV, который на положение псковичей не обратил никакого внимания, наместники отменили это право. Псковичи не выдержали, отправили посольство к царю, но царь во всем обвинил псковичей и обесчестил их. Облил сперва горячим вином, зажег свечей бороды и волосы, приказал раздеть их и растягивать по земле. Подозревая также в сочувствии новгородцам, царь вывел 500 семейств из Пскова, а на их место прислал других поселенцев. Псков не переставал быть оплотом Русской земли против западных держав, смотревших подозрительно на усилия князя московского. Вся тягость военных действий в Польше, Ливонии и шведских областях падала на Псковскую страну. Царь завоевал Лифляндию, находившуюся под покровительством польского короля. Стефан Баторий, знаменитый в свое время полководец, в отмщение за это, опустошив несколько русских городов, приступил к Пскову и вознамерился взять его. До нас дошла запись из дневника похода сделанная поляками - "Любуемся Псковом! Боже, какой красивый город, точно Париж! Помоги нам, Господи, с ним справиться!". Страх, посеянный в народе опричниной и жестокостью Грозного, приносил свои плоды: русские легко сдавались неприятелю и переходили на службу к Стефану Баторию; один Псков представлял счастливое исключение, благодаря тому, что там находился умный и деятельный Иван Петрович Шуйский. Мужественная защита псковичей своего родного города могла ясно указать, кому был предан Псков. Несмотря на все старания, искусство и мужество Батория, Псков, оставленный царем на произвол судьбы, своими собственными силами вынес жестокую осаду, продолжавшуюся более 5 месяцев, и только мужеству и терпению псковичей обязан был царь тем условиям перемирия, которыми удовольствовался этот знаменитый полководец. Псковичи установили памятник, славным защитникам города, празднуя 300-летие обороны. Вот как отметил заслуги псковичей Н. М. Карамзин в своей "Истории государства Российского" - "То истина, что Псков или Шуйский спас Россию от величайшей опасности, и память сем сей важной заслуги не изгладится в нашей истории, доколе мы не утратим любви к отечеству и своего имени".

В 1570 году царь Иван IV Грозный возвращавшийся из разоренного и почти уничтоженного им Новгорода намеревался тоже самое сделать и со Псковом. Подойдя к Пскову, он остановился на погосте Любятово (ныне в черте города), где в то время был древний Никольский монастырь. Псков, зная о том, что творилось в Новгороде ожидал гнева царя. Вдоль улиц были расставлены столы с угощением. Наряженные горожане приветствовали своего царя хлебом-солью. Из толпы появился юродивый Никола Салос и обратился к царю – «Иванушка, покушай хлеба-соли, а не человеческой крови!». После литургии в Свято-Троицком соборе Иван выйдя из храма, пожелал получить благословение у блаженного Николая. Никола позвал царя к себе. Царь последовал за юродивым в небольшую каморку у основания колокольни, где жил Никола. Там на столе лежал кусок сырого мяса. "Иванушка, покушай!" – сказал Никола. "Я христианин и мяса в пост не ем!" - сердито ответил царь (стояла первая неделя Великого поста). "Ты делаешь хуже, питаешься плотью человеческой", – отвечал ему блаженный и добавил: "Ступай отсюда, прохожий человек! А то скоро не на чем будет тебе ехать!" – поучая царя "многими ужасными словесы", чтобы тот прекратил убийства и не грабил святые Божии церкви. Но Иоанн не послушался и приказал снять колокол с Троицкого собора, и тогда, по пророчеству святого, пал лучший конь царя. Царь предпочел послушаться грозных предупреждений и покинул Псков, не нанеся ему вреда. Блаженный Николай скончался 28 февраля 1576 года и был погребен в Троицком соборе спасенного им города. В этот же приезд царя в Псков его руками был убит игумен Псково-Печерского монастыря Корнилий. Причиной убийства, возможно, являются подозрения царя в переписке монастыря с Курбским. Но согласно летописи, сразу после убийства, царь пожалел и раскаялся в этом и сам же перенес тело убитого в монастырь. Монастырская дорожка к церкви Успения, на которую капала кровь преподобного, получила название «Кровавый путь».

Смутное время не осталось без последствий и в Пскове. Без всяких смут Псков принял присягу Годунову, затем его сыну, после названному Дмитрию, а затем и Шуйскому. События этого времени, так много волновавшие Москву и другие города, по-видимому, мало тревожили псковичей. Когда же частые перемены на Московском престоле, постоянные смуты в государстве дали понять псковичам слабость Московского правительства, то и Псков вышел из своего апатичного состояния. Но это было только на короткое время. В лице монаха Исидора, Псков поддерживал еще нового самозванца. Но лишь только открылось, что ни тот ни другой без посторонней помощи поляков или немцев не могут спокойно властвовать на московском престоле, то псковичи сами выдали Исидора. Владислава, не смотря на грамоту патриарха Гермогена, они ни под каким видом не признали московским царем. А провозглашение царем Михаила Федоровича было единодушно принято в Пскове.

Российская империя

Царствование Петра I и преемников его составляет третью эпоху жизни Пскова – эпоху постепенного упадка. Десять лет с 1700 по 1710 год, псковская земля была театром военного времени. Во все продолжение северной войны Псков, как пограничный большой город, имел важное военное значение. Исправив древние каменные стены и укрепив их земляными насыпями, Петр постоянно содержал в городе большой гарнизон. Сам останавливался несколько раз в Пскове, который был сборным пунктом войск для выступления в поход; в нем собирались и обучались рекруты, заготовлялись разные военные запасы и продовольствия. На реке Великой находилась легкая флотилия. В Пскове была главная военная квартира, когда ожидали вторжение Карла XII. После заключенного мира с Швецией, по которому Лифляндия присоединилась к России, Псков уже перестал быть пограничным городом и укрепления его перестали иметь прежнее грозное значение. Торговля с иностранцами по Балтийскому морю прекратилась и уже не возобновлялась. Взамен потерь, понесенных от прекращения этой торговли, псковичам было дозволено отправлять свои товары к архангельскому порту; но по отдаленности его они не могли воспользоваться этим дозволением. В 1710 году пожар, испепелив почти весь город, еще более ослабил силы Пскова, а открытие петербургского порта отвлекло от него не только всех иностранных купцов, но и рижских и нарвских торговцев. В административном отношении Псков со времени Петра претерпевал разные перемены. В 1708 году, когда вся Россия разделена была на 8 губерний и 37 провинций, Псковская область, названная провинцией, приписана была к Ингерманландии, впоследствии названной петербуржскою губернией. Администрация в Пскове сосредоточена была в руках воеводы с двумя товарищами. В 1719 году, вместо 8 губерний, образовано 12 и в тоже время последовало новое деление уездов по провинциям: города, имевшие большое значение, получили название провинциальных, а прочие уездных. Псков сделался провинциальным городом Новгородской губернии. В 1776 году стал губернским городом.

Псковская губерния не осталась в стороне от событий 1812 года, затронувших всю страну. В самом начале войны в Псковской губернии было объявлено военное положение; псковщина стала ближайшим прифронтовым тылом русской армии. Псковский кирасирский полк был сформирован из одноименного драгунского полка в 1812 году. Будучи драгунским, он прошел всю Отечественную войну в составе 2-го кавалерийского корпуса генерал-майора Ф. К. Корфа, который был шефом полка. Командовал полком полковник А. А. Засс. Псковские драгуны участвовали во всех крупных сражениях 1812 года, особенно прославились в Бородинской битве. 25 июля 1812 года псковичи создали своё ополчение. Жители губернии оказывали большую помощь раненым. По приказанию Барклая-де-Толли на территории губернии с самого начала направлялись раненые. Госпитали работали в Великих Луках, Острове, Новоржеве, Порхове, Опочке, Холме и Пскове. В Пскове госпиталь в здании, где ныне размещается областная администрация, сумел организовать не достигшей ещё и 16-летнего возраста сын псковского губернатора и будущий декабрист князь Ф.П. Шаховской. В 1814-15 годах он с Семёновским полком, в котором к тому времени служил, участвовал в заграничном походе. Под лазареты псковичи отдавали лучшие дома. Кроме того, многие жители брали раненых к себе на квартиры. В 1813 году 16 апреля (29 апреля нового стиля) умер Михаил Илларионович Кутузов (Голенищев-Кутузов) – выдающийся русский полководец, дипломат, граф. Участник Русско-турецкой войны 1768-1774 годов, русско-австро-французской войны 1805 года, главнокомандующий русскими войсками в Отечественной войне 1812 года. Он был рожден в семье Псковских дворян, предположительно в Псковской губернии. В селе Теребени Опочецкого района сохранилась деревянная Воскресенская церковь, построенная отцом полководца Илларионом Матвеевичем, в которой он похоронен. В 19 веке начинает оживляться торговля, появляются иностранные предприниматели, активизируется гражданское строительство, город начинает возвращать свою былую мощь.

Революции 1917 года и Советское государство

В период Февральских событий 1917 года Псков становиться в центре общественной жизни России. Именно здесь, на Псковском вокзале произошло отречение русского царя Николая II от престола. 1918 год, январь – контрреволюционные бунты вспыхивают по всей стране. Германия не собирается соблюдать перемирие и уже подтягивает войска к Пскову. Армии к тому моменту уже не было, спасти ситуацию в начале 1918 года послали товарища Дыбенко с балтийскими матросами. При первых столкновениях с противником, матросы стали отступать и побежали, в Гатчине захватили эшелон и уехали. За отход от Нарвы и самовольный отъезд с фронта Дыбенко исключили из партии (был восстановлен только в 1922 году). 3 марта 1918 года был подписан Брестский мир целиком на германских условиях и Псков входит в состав Кайзеровской Германии. С 25 мая по 25 августа 1919 года город занимали белогвардейские отряды Булак-Балаховича. В сентябре 1919 года в городе устанавливается власть Советов. По условиям Тартуского мирного договора (2 февраля 1920 года) граница РСФСР с Эстонией прошла в 13 км к западу от города.

В самом начале Великой Отечественной войны Псков был оккупирован. Вечером 9 июля 1941 года войска Красной Армии были вынуждены оставить город. Kомдив 118-й дивизии Николай Михайлович Гловацкий 6 июля 1941 года был осужден Военной коллегией Верховного суда “за сдачу немцам города Пскова”. Город был сдан практически без боя, оборонительная линия по реке Великой и по старой государственной границе не дала ожидаемого результата. Но это была вина не одного человека, а результаты ошибок и просчетов, которые были свойственны первому периоду войны. К середине июля и вся территория Псковского района была оккупирована врагом. Важность стратегического положения Пскова обусловила ожесточенность боев за него, в ходе которых было уничтожено 95% жилого фонда. В день освобождения, 23 июля 1944 года, город был пуст – население Пскова составляло всего 143 человека. В городе было заминировано практически все – здания, деревья, крыльца домов, участки улиц. Разруха, пожары, запустение…

И только чудом уцелевшие храмы как символ надежды на возрождение древнего города.
Дата публикации - 19.10.2010

Список литературы: 1. Историко-статистический указатель города Пскова. Василёв Иван Иванович. 1889 год. 2. Псков: история и легенды древнего города. – Псков: Издательство «Геменей», 2007 год.

Закладки

| Еще