Интернет-портал по истории и генеалогии

История городов:
Ярославль

Ярославль - герб города

Ярославль

Дата основания: Не позднее 1010 года.
Ярославль. Вид с соборной звонницы на церковь Николая Чудотворца и далее в сторону Спасского монастыря.

Ярославль. Вид с соборной звонницы на церковь Николая Чудотворца и далее в сторону Спасского монастыря.

«Крестный ход в Ярославле», картина работы Алексея Петровича Боголюбова, 1863 год.

«Крестный ход в Ярославле», картина работы Алексея Петровича Боголюбова, 1863 год.

Ярослав Мудрый.

Ярослав Мудрый.

Спасский монастырь в начале XVII века.

Спасский монастырь в начале XVII века.

Богоматерь Великая Панагия (Оранта). Икона первой трети XIII века из Спасского монастыря.

Богоматерь Великая Панагия (Оранта). Икона первой трети XIII века из Спасского монастыря.

«Марина Мнишек и её отец Ежи Мнишек под стражей в Ярославле», Михаил Петрович Клодт, 1883 год.

«Марина Мнишек и её отец Ежи Мнишек под стражей в Ярославле», Михаил Петрович Клодт, 1883 год.

Мельгунов Алексей Петрович, деятель Екатерининского времени, первый генерал-губернатор Ярославской губернии.

Мельгунов Алексей Петрович, деятель Екатерининского времени, первый генерал-губернатор Ярославской губернии.

В глубокую древность уходит история города Ярославля, воспетого в народных песнях и преданиях. Берущая свое начало из озера Ростовского (Неро) реки Векса, сливаясь с рекой Устье, образует Которосль, которая, в свою очередь, впадает в Волгу. Здесь на высоком береговом мысу — «стрелке» и началась история города Ярославля. Ярославское Поволжье насыщено водными путями. Все городские центры этого района так или иначе связаны с ними. Известный ярославский историк конца XIX в. К. Д. Головщиков писал: «Ярославскую губернию должно признать единственною во всей России, располагающею громадными путями водных сообщений. Рек в губернии и речек, имеющих прозвища, до 240». Водная система Векса-Которосль являлась составной частью Великого волжского пути и связывала Волгу с озером Ростовским, Нерлью Клязьменской, Клязьмой и Окой. Этот путь издавна использовался и был важным участком водной трансевропейской артерии «из варяг в арабы», связывающей Русь VIII-XI вв. со Скандинавией, Волжской Булгарией, Хазарией, арабским Востоком, что подтверждается находками кладок куфических монет и многочисленных иноземных вещей на поселениях и в погребениях.

Участок Волги от места впадения в нее Которосли вплоть до Оки, т. е. практически Костромское Поволжье в IX-X вв., не входил в систему Волжского пути, а был дорогой внутренней. Лишь в XI-XII вв. Волга здесь стала играть важную роль в заселении этого края славянами. Отсутствие кладов куфического серебра в данном районе, а также находок импортных изделий на поселениях и могильниках полностью подтверждает это заключение, уже давно прочно вошедшее в работы, где рассматриваются проблемы, связанные с историей Великого волжского пути. В своей работе, посвященной данной проблематике, В. П. Даркевич пишет: «По Клязьме и Нерли, через озеро Неро, мелкие речки и Которосль попадали в район Ярославля — путь, отмеченный цепочкой монетных кладов». Значение системы Волга — Которосль — Векса — озеро Неро как важной воднотранспортной артерии сохранялось длительное время. По этому поводу И. Барщевский писал, что «Которость, или Которостль, — небольшая река, образующаяся из рек Вексы и Устья, истока Ростовского озеро Неро. В древности Которость была главным путем с Волги в Ростов и еще в недавнее время, до открытия железной дороги, по ней весной ходили баржи с товарами из Ярославля в Ростов».

Таким образом, место впадения Которосли в Волгу было ключевым, и поэтому именно здесь возникает укрепленный городской центр Ярославль. Прежде чем переходить к вопросу о возникновении города и проблемам его ранней истории, следует дать топографическое описание этого района. Правый берег Волги, где в нее впадает Которосль, нагорный, и высокие крутые берега являлись великолепной естественной защитой города со стороны великой русской реки. Вдоль высокого обрыва протекает и Которосль, что также создавало хорошие возможности для надежной обороны. С напольной стороны «стрелка» в древности отсекалась от коренного берега одним из рукавов Которосли, который назывался р. Медведицей. Впоследствии здесь образовался глубокий овраг Медведицкий, затем перекрыт широкой перемычкой, рассекшей его на две части: к Волге - Волчьим оврагом, а к Которосли — Медвежьим. Таким образом, в древности «стрелка» являлась островом, окруженным со всех сторон водой, и образованным рукавами Которосли и Волгой.

На противоположной стороне Медвежьего оврага, на мысу, образованном им и Которослью, Н. И. Воронин выявил остатки культурного слоя с текстильной керамикой, выше которого шли напластования XII-XIII вв. Исследователь отнес остатки обнаруженного здесь городища к памятникам дьяковской культуры и сопоставил его с такими поселениями, как Городок, Калязинское, Скнятинское. И, которые были датированы сначала серединой I тыс. до н. э., а затем — первой четвертью I тыс. до н. э. В настоящее время рассматриваемая группа памятников датируется VIII-IV вв. до н. э. и относится к первому этапу дьяковской культуры. В XVII столетии на этом месте была сооружена церковь Спаса на Городу, возможно, отразившая в своем названии тот факт, что построена она на территории древнего городища. Правда, здесь возможно и другое объяснение названия этого храма, основанное на том, что она находилась в пределах Земляного города, который начал формироваться уже в конце XI — начале XII вв.

В летописную древнерусскую историю Ярославль входит под 1071 г. В летописи приводится большой и подробный рассказ о трагических событиях в Северо-Восточной Руси, связанных с восстанием смердов и его разгромом. Начальным пунктом движения восставших во главе с волхвами был город Ярославль. В 70-х годах XI в. Ярославль уже существовал как город и, видимо, значительный, так как он был центром одного из важнейших событий того времени в Ростовской земле — восстания смердов. Эти события стали предметом специального изучения. Им посвящено значительное количество исторических и археологических сочинений. Изучение летописного текста позволяет характеризовать социальную и этническую структуру не только всего общества Северо-Восточной Руси XI в., но и ее городских центров, в том числе и Ярославля, который носил раннефеодальный характер. Жило в нем славяно-мерянское население, активно боровшееся за сохранение старых языческих верований против христианизации края.

Существует несколько преданий о возникновении города Ярославля. Наиболее известное из них «Сказание о построении града Ярославля». Оно известно нам по рукописи ярославского архиепископа Самуила Миславского и вошло составной частью в его записку «Церкви г. Ярославля в 1781 г.». Опубликован впервые текст «Сказания» священником Власьевского прихода города Ярославля А. Лебедевым в 1877 г. После этого «Сказание» неоднократно подвергалось исследованиям. И. А. Тихомиров сделал вывод, что «в основе сказания лежит древняя запись, но, видимо, подновлявшаяся». Н. Н. Воронин опубликовал текст «Сказания» и тщательно проанализировал его, пытаясь выявить реальную историческую подоснову рассказа о возникновении города Ярославля. Исследователь разделил текст на две части. Первой самостоятельной частью, по его мнению, является сюжет «Предание о Ярославле — Медвежьем угле и строительстве церкви Илии», который «несомненно представляет собой народную легенду». «Сказание» так рассказывает о возникновении города Ярославля: «Во области же сей не на мнозе пути от града Ростова, яко на 60 поприщ, при брезе рек Волги и Которосли лежаще некое место, на нем же последи создася славный град Ярославль... И се бысть селище, рекомое Медвежий угол, в нем же насельницы человецы, поганыя веры — языцы зли суще... Идол ему же кланяетася сии, бысть Волос, сиречь скотий бог».

Далее в «Сказании» говорится о том, что идол Волоса стоял среди Волосовой логовины, где находилось святилище, горел жертвенный огонь, совершались жертвоприношения. У жителей особым почетом и уважением пользовался волхв, который и отправлял все эти обряды. «Но в некоем лете прилучися Благоверному князю Ярославу плыти на ладиях с сильною и великою ратью по реце Волге, у правого берега оной, идеже стоя то селище, зовомое Медвежий угол». В ответ на жалобы купцов, что жители поселка нападают на караваны их ладей, Ярослав приказал своей дружине устрашить обитателей Медвежьего угла и привести их к полному повиновению, что и было незамедлительно сделано. Ярослав согласно «Сказанию» решил крестить жителей Медвежьего угла, и он вернулся сюда, но уже с многочисленными служителями христианской церкви. «Но егда входи в сие селище, людии сего испустити от клети некоего люта зверя и псов, да растешут князя и сущих с ним. Но Господь сохранил Благовернаго князя; сей секирою своего победи зверя...» После этого обитатели Медвежьего угла полностью покорились. Была сооружена церковь Пророка Ильи. Затем «князь повеле народу рубити древеса и чистити место, идеже умысли и град создати... Град сей Благоверный князь Ярослав назвал во свое имя Ярославлем». Далее следует очень важная часть «Сказания» которая может многое прояснить по топографии древнего Ярославля. Выше мы уже видели, что Ярослав строит храм и град (крепость) на «стрелке». «Но егда же и постройся град Ярославль, насельницы Медвежияго угла не приобщашеся граду, живяше особо и кланяшеся Волосу».

Таким образом, «Сказание» определенно сообщает, что град (крепость) в Ярославле был построен на «стрелке» и не на месте поселения Медвежий угол, которое располагалось где-то поблизости, а, возможно, там, где находилось дьяковское Медведицкое городище. Таково основное содержание первой части «Сказания о построении града Ярославля», вторая часть повествует о благополучном крещении язычников и торжестве христианской веры. Другой вариант рассказа о возникновении города Ярославля приведен в так называемом «Географическом описании», составленном также в XVIII в. Оно опубликовано в «Ярославских губернских ведомостях» И. Аксаковым в 1850 г. «Город Ярославль стоит на высоком месте при реке Волге, вниз по течению оной на правой стороне которой, как старожилы сего города в летописце описывают, начало восприял от князя Ярослава, сына святого равноапостольного князя Владимира от создания мира 6532 (от р. х. 1024) года. Когда сей князь Ярослав ехал из Новгорода сухим путем, а потом рекою Волгою осмотреть, после убиения брата своего Бориса, Ростовское княжение и, остановясь на берегу Волги, где теперь город стоит, приказал построить на оном город, по имени своему Ярославль». Там же сообщается, что город был окружен рвом и земляным валом с одиннадцатью деревянными башнями.

И наконец, третий вариант представлен в «Топографическом описании Ярославского наместничества», где сообщается, что «Город Ярославль начало свое воспринял при великом князе Ярославе Владимировиче...». Ниже текст совпадает с приведенным ранее отрывком из «Географического описания», а далее здесь говорится о топографии древнейшей части Ярославля — Рубленого города и более позднего Земляного города. «При начале оного на первый случай была срублена деревянная крепость, коя и отделяется от других частей города, с восточной стороны Волгою, с полуденной Которослью, а с западной и северной рекою Медведицею, коя ныне не иное, что как только сухой ров, однако же приметно, что в нем была вода...» Ниже приводится рассказ об убийстве князем Ярославом медведя и дается описание Земляного города.

Видимо, все три рассказа восходят к единому источнику. Вопрос только в его датировке и степени достоверности. Однако из них мы черпаем важный материал по древней истории Ярославля, частично подкрепляемый археологическими данными, которые не только не противоречат этим сообщениям, но даже в некоторой степени их подтверждают. Все эти легенды объяснимы в связи с широким распространением в то время в Северо-Восточной Руси культа медведя. Понятно, почему в «Сказании» просто называется «зверь лютый», а не медведь. Это находится в зависимости от его священного характера и табуации имени «медведь». Коренным вопросом возникновения Ярославля, как издавна утвердилось в исторической и краеведческой литературе, является дата «основания» города князем Ярославом Владимировичем. Прежде всего исследователи исходят из априорного положения, что город определенно связан с именем и деятельностью князя Ярослава Владимировича Мудрого, который занимал Ростовское княжение с 988 по 1010 г. (по другим данным — по 1016 г.).

Однако был и другой Ярослав, также имевший прямое отношение к истории этого района в XI в. По мнению Н. Н. Воронина, в «Сказании» и других сообщениях о возникновении Ярославля переплетаются воспоминания о двух политических деятелях эпохи средневековья — Ярославе Владимировиче (Мудром) и Ярославе Святославиче. Год рождения Ярослава Святославича неизвестен, а умер он в 1129 г. К активной политической деятельности он приходит еще при жизни своего отца — черниговского князя Святослава Ярославича, который скончался в 1076 г. Родился Святослав в 1027 г., а в 1073 г. он стал Великим киевским князем. В событиях 1071 г. в Суздальской земле, в связи с которыми впервые упомянут в летописях город Ярославль, принимает участие воевода Святослава Ян Вышатич. Ян считает восставших смердами своими и смердами князя своего. Он со своей дружиной подавляет восстание и приводит в повиновение непокорных. Таким образом, северо-восток в то время был сферой сбора дани князя Святослава. Наибольшую популярность в литературе получила точка зрения, что Ярославль возникает как крепость, защищавшая водный путь к центру края — Ростову. Древнейший Ярославль называют также небольшим сторожевым пунктом — волжским прикрытием Ростова. И таковым он являлся вплоть до рубежа ХII-XIII вв. Э. Добровольская отмечает, что «в XI-XII вв. Ярославль оставался небольшим сторожевым пунктом на беспокойной окраине Ростово-Суздальского княжества, волжским форпостом своего «старшего брата» Ростова Великого». Наряду с традицией, что Ярославль первоначально находился «в зависимости от Ростова», известен и другой подход, его называют «столицей Волжской Руси», которая была взята в 1024 г. Ярославом, или «первым русским городом-крепостью на Волге». Сам факт возникновения Ярославля следует определять, как «укрепление городом (кремлем) старинного поселения, именуемого „Медвежьим углом». В пользу этого говорят и письменные источники, и логика исторического развития Северо-Восточной Руси. Возникновение крепости при впадении Которосли в Волгу связано с феодализацией и христианизацией края. Место, на котором в XI в. возникает город Ярославль, имело прекрасную естественную защиту — высокие откосы Волги и Которосли и Медвежий овраг с напольной стороны. Если на ранних этапах жители городка Медвежий угол были удовлетворены такими преградами от врага, то в XI веке появилась необходимость создания более мощной и надежной оборонительной системы. Благодаря археологическим исследованиям удалось в общих чертах восстановить историю создания укреплений древнего Ярославля. Н. Н. Воронин на краю Медвежьего оврага у церкви Никола Рубленый город обнаружил остатки вала XI в., а в 1975 г. там же были найдены деревянные конструкции, имевшие прямое отношение к этому укреплению.

На протяжении XI-XII вв. Ярославль постепенно расширяется, но город в основном занимает территорию стрелки и ближайшую к ней территорию. Под 1152 г. в летописи сообщается о нападении на Ярославль волжских булгар. Они неожиданно подошли к городу на ладьях, поднявшись по Волге. С ходу Ярославль взять не удалось и пришлось установить осаду. Жители города сами не смогли справиться с осаждавшими его врагами. По этому поводу летописец сообщал о Ярославле, что «бе бо мал градок». Помощь ярославцам пришла из Ростова, и осада была снята.

В XII-XIII вв. Ярославль становится значительным городом. Это укрепленный княжеский центр с хорошо развитой торговлей и ремеслом, а также опорный пункт распространения христианской религии среди язычников. Археологические раскопки позволяют достаточно хорошо представить весь комплекс материальной и духовной культуры ярославцев того времени. В XII столетии Ярославль уже простирается и за пределы стрелки — возникает посад. Некоторые исследователи полагают, что в это время уже появляются и укрепления Земляного города.

Возвышение Ярославля происходит в начале XIII в., когда князем Ростовским был Константин Всеволодович, имевший свой двор в Ярославле. В 1218 г. он стал Великим князем Владимирским. Лаврентьевская летопись называла его Константином Мудрым. Не исключено, что именно при Константине стало складываться книжное собрание Спасского монастыря, включавшее в себя 14 пергаментных рукописей и единственный список «Слова о полку Игореве». Литература здесь не только переписывалась, но и иллюстрировалась; свидетельство того — лицевые Спасское и Фёдоровское евангелия. С именем Константина также связывают появление в Ярославле крупноформатных произведений изобразительного искусства — таких как большая икона Толгской Богоматери и Ярославская Оранта.

Именно в начале XIII в. наблюдается подъем в развитии города Ярославля. Здесь в Спасском монастыре создается, правда, недолго просуществовавшее первое на Русском Севере духовное училище. Религиозные власти в то время находились в Ростове, и Ростовский епископ был «пастырем и учителем Ростову, Ярославлю, Углечю полю». В Ярославле ведется интенсивное строительство храмов. В 1215 г. Константин Всеволодович «заложи церковь каменуна Ярославля на дворе своем», который располагался на стрелке. В 1216 г. строится Спасо-Преображснский собор в одноименном монастыре. В 1218 г. там же сооружается Входоиерусалимская церковь. И тремя годами позже, когда в Ярославле случился пожар, то летопись уже сообщает о значительном количестве церквей, сгоревших во время пожара. «Загореся град Ярославль, и мало не весь погоре, и церквий изгоре 17, двор же княжь... избы огня». Такое количество храмов говорит о том, что в 1221 г. Ярославль был уже значительным городом.

В 1218 г. Ярославль становится центром самостоятельного княжества, просуществовавшего вплоть до присоединения к Москве в XV в. Кстати, именно к началу XIII в. относится, по мнению А. В. Кузы, превращение Ярославля из «малого укрепленного поселения» в городской центр. Уже с самого начала своего существования Ярославскому княжеству принадлежали «Углече поле, Молога и страны Заволжские до Кубенского озера». Житие ярославского князя Федора Ярославича дает основание для того, чтобы представить, каким был княжий двор на стрелке. «Удариша во все колоколи на дворе у святые богородицы и стечеся весь град на княж двор... и понесоша с сеней князя всквозе весь град в монастырь святого Спаса и бысть плач неутешим овии убивахуся о землю, инии — о мост градный». Н.Н. Воронин, опираясь на данное описание, полагает, что княжой двор был огражден, вымощен деревом, имел звонницу с колоколами. Хоромы были двухэтажными, имели лестничную башню или сени.

Он наряду с другими городами Руси прошел и периоды подъема и расцвета, и тяжелые времена лихолетья. Ярославцы не раз давали отпор врагам. Здесь вспыхивали народные восстания против татаро-монгольских завоевателей. В 2000-е годы на территории Рубленого города были обнаружено мрачное свидетельство монгольского разорения (1238) — подклет, набитый доверху человеческими костями со следами насилия. Местное предание сохранило память о случившемся в 1257 году сражении на Туговой горе; на месте боя высится памятный крест.

Со второй половины XIV века происходит дробление Ярославского княжества на более мелкие уделы. Местные князья перестают играть сколько-нибудь заметную роль в общерусской политике, часть самого города становится собственностью московских правителей. В 1380 году ярославские дружины принимают участие в Куликовской битве. Незадолго до окончательного присоединения города к Москве (1463), в последней попытке сохранить самостоятельность, ярославские князья официально утвердили культ своих предков: было объявлено о чудных исцелениях от мощей первых уездных князей и они были причислены к лику святых в качестве ярославских чудотворцев. После присоединения потомки удельных князей — Шастуновы, Курбские, Прозоровские, Троекуровы, Шаховские — выехали на службу к великим князьям Московским, не теряя связей с городом праотцов.

В 1536 году 9 июля в Ярославле был сильный пожар, и город почти весь сгорел. По велению Елены Глинской и Государственной думы, во время малолетства Ивана IV, он вновь выстроен и огражден земляным валом и башнями.

Род Курбских выделился из ветви ярославских князей в XV веке. Согласно родовой легенде, род получил фамилию от села Курба. Род Курбских проявлялся в основном на воеводской службе: члены рода покоряли племена хантов и манси на Северном Урале, Курбские гибли и под Казанью, и на войне с Крымским Ханством. Андрей Михайлович Курбский попав в опалу царя Ивана Грозного бежал от гнева царя к Сигизмунду. На службу к Сигизмунду он явился не один, а с целой толпой приверженцев и слуг, и был пожалован несколькими имениями (в том числе и городом Ковелем). После бегства тяжелая участь постигла людей к нему близких. Курбский впоследствии пишет, что царь «матерь ми и жену и отрочка единого сына моего, в заточение затворенных, троскою поморил; братию мою, единоколенных княжат Ярославских, различными смертьми поморил, имения мои и их разграбил». В оправдание своей ярости Грозный мог приводить только факт измены и нарушения крестного целования; два другие его обвинения, будто Курбский «хотел на Ярославле государести» и будто он отнял у него жену Анастасию, выдуманы им, очевидно, лишь для оправдания своей злобы в глазах польско-литовских вельмож.

В 1608 году город был занят войсками Лжедмитрия II. 7 апреля 1609 они были разбиты под городом подошедшим с Вологды ополчением и покинули Ярославль. Однако три недели спустя подошли новые отряды и захватили слободы, а затем и Земляной город. Но Спасский монастырь и Кремль выдержали осаду и 23 мая она была снята.

Настал страшный 1611 год. В Ярославле собирались войска для освобождения Москвы. Ополчение Минина и Пожарского стояло в Ярославле около полугода. Они думали создать там временную столицу Русского государства, собрать Земский собор и выбрать в нем царя. А пока в Ярославле было создано «земское» правительство, которым фактически руководил князь Пожарский. В Ярославле был устроен Денежный двор, началась чеканка монеты. Ярославское правительство учредило и новый герб, на котором был изображен лев. На большой дворцовой печати были изображены два льва, стоящие на задних лапах. Желание ввести новый герб можно объяснить тем, что все самозванцы выступали под знаменем с двухглавым орлом.

В мае 1612 года из Ярославля в Новгород был отправлен посол «земского» правительства Степан Татищев с грамотами к новгородскому митрополиту Исидору, князю Одоевскому и командующему шведскими войсками Делагарди. Одоевский и Делагарди отпустили Татищева с ответом, что вскоре пришлют своих послов в Ярославль. Вернувшись Татищев объявил, что от «шведов добра ждать нечего». Переговоры со шведами о кандидате Карла-Филиппа в московские цари стали для Пожарского и Минина поводом к созыву Земского собора. В июле приехали в Ярославль обещанные послы: игумен Вяжицкого монастыря Геннадий, князь Федор Оболенский и из всех пятин, из дворян и из посадских людей – по человеку. 26 июля новгородцы предстали перед Пожарским. Они заявили, что «королевич теперь в дороге и скоро будет в Новгороде». Речь послов закончилась предложением «быть с нами в любви и соединении под рукою одного государя». Однако планы Пожарского и Минина в отношении Земского Собора и избрания царя в Ярославле были сорваны походом польских войск во главе с гетманом Ходкевичем на Москву. Узнав о походе Ходкевича, многие казачьи атаманы из подмосковного лагеря написали слезные грамоты к Пожарскому с просьбой о помощи. С аналогичной просьбой обратились к нему монахи Троице-Сергиева монастыря. Войско Пожарского пошло на Москву. 24 октября поляки в Москве были вынуждены капитулировать. В начале ноября 1612 года Минин , Пожарский и Трубецкой разослали десятки грамот во все концы страны с известием о созыве Земского собора в Москве. 21 февраля 1613 года, выбор пал на Михаила Федоровича Романова, Москва и вся Россия присягнули новому царю.

В память о событиях Смутного времени в городе был основан Казанский монастырь, а захваченные в плен интервенты (и в их числе семейство Марины Мнишек) были поселены на волжском берегу в Ярославле. В царствование Михаила Федоровича, жил в Ярославле под строгим присмотром, сибирский царевич Алей, сын Кучумов. Для содержания его дана была в Ярославском уезде деревня, в которую по царскому указу, велено было отпускать его в сопровождении пристава.

В 1693 году Петр I учредил регулярное почтовое сообщение с Москвой. Первое учебное заведение Ярославля - «цифирная школа» - открылось в 1718 году в Спасо-Преображенском монастыре. В 1750 году в Ярославле Ф. Волковым был основан первый в России провинциальный частный театр. В 1777 году Ярославль становится центром наместничества и соответствующей ему губернии, сделавшись крупным административным центром. Первым генерал-губернатором назначен Алексей Петрович Мельгунов. В 1786 году в Ярославль из Ростова была перенесена кафедра Ростовской епархии (с тех пор это Ярославская и Ростовская епархия). В Ярославле заведена была типография, здесь в 1785 году была напечатана книга: «Сокращенная Псалтир Блаженнаго Августина, переложенная стихами». В 1786 году уже издавался журнал, под названием «Пошехонец». В нем принимал участие и бывший тогда здешним Архипастырем, Архиепископ Арсений Верещагин. В начале 90-х гг. XVIII в. был найден замечательный памятник древнерусской литературы – «Слово о полку Игореве».

Во время наполеоновского нашествия в Ярославль свозили раненых с полей сражений; здесь был предан земле генерал Н. А. Тучков. Бегство дворянства из взятой Наполеоном первопрестольной в Ярославль отражено на страницах романа «Война и мир». В это время в Ярославле оказались и некоторые члены царской фамилии: именно здесь родился Пётр Георгиевич Ольденбургский, выделивший позднее средства на возведение в городе кирхи для своих единоверцев-лютеран. Сюда же перенесена была тогда чудотворная икона из сожженного города Смоленска. Смоленская Икона Божией Матери была поставлена в Кафедральном Соборе. Ярославские ополченцы первоначально охраняли дорогу из Ярославля на Москву, чтобы не допустить прорыва французских отрядов в селения губернии. Затем распоряжением М.И.Кутузова они были направлены в группу генерала Ф.Ф. Винценгерода, прикрывавшую петербургское направление от возможного наступления неприятеля. В крупных боевых действиях ярославские ополченцы начали участвовать в 1813 году, прославившись при осаде Данцига (Гданьск). В одном из донесений отмечалось о подвигах воинов Ярославского пехотного полка - фельдфебелей Петра Малахова, Андрея Гаврилова, гренадера Кирилла Шевчука, мушкетеров Панкрата Шалаумова, Матвея Бородулина, Сидора Купцова и др.

Начало пропаганды народнических идей в Ярославском крае связано с именем дворянина А.И. Иванчина-Писарева и его единомышленников, создавших крупный центр движения в селе Потапове Даниловского уезда, действовавший в 1872–1874 годах. В эти годы среди студентов Демидовского юридического лицея народнические идеи пропагандировали видные деятели движения С.Ф. Ковалик и М.А. Гриценков. Поднять крестьян на революцию не удалось, а большинство участников движения оказались в тюрьмах. В землевольческий период (1876-1879 гг.) в Ярославле и губернии действовали народнические кружки. Кружок Козырева-Антушева в Демидовском лицее имел постоянную связь с партией «Земля и Воля».

Уже после революций 1917 года, к июлю 1918 года Союз защиты родины и свободы (СЗРС), возглавлявшийся Борисом Савинковым, подготовил ряд мощных антисоветских выступлений в ряде городов: в Ярославле, в Рыбинске и в Муроме. К тому времени большевики уже запретили частную торговлю, подавили политическую и гражданскую свободу, ввели карточную систему, социализировали, а точнее говоря, огосударствовали землю, отдав ее в полное распоряжение комчиновников. Все это привело к тому, что антисоветские настроения распространились практически во всех слоях общества. Ярославское народное восстание продолжалось с 6 по 21 июля 1918 года. 16 дней город находился под властью восставших. В результате артобстрелов и пожаров около трети жилых домов Ярославля сгорели и были разрушены, погибли около тысячи человек, более сорока тысяч лишились крова и навсегда покинули город.

Во время Великой Отечественной войны более полумиллиона жителей Ярославской области отправились на фронт, погибло свыше 200 тысяч человек. В конце осени 1941 года враг был в 50 км от границ области, город подвергался налётам немецкой авиации. С первых месяцев войны промышленность Ярославля перешла на выпуск военной продукции, сыграв важную роль в снабжении основных оборонных отраслей.

Навечно вписаны в летопись русской культуры имена великих людей, связанных с Ярославлем: основателя первого русского театра Федора Волкова, русских поэтов Николая Некрасова, Леонида Трефолева, оперного артиста Леонида Собинова, ученых: индолога Герасима Лебедева и экономиста, поэта, этнографа М.Чулкова, основоположника русской научной педагогики Константина Ушинского, первой в мире женщины-космонавта Валентины Терешковой, русского художника-мультипликатора Александра Петрова.
Дата публикации - 21.11.2010

Список литературы: 1. «Троицкий И. История губернского города Ярославля». Ярославль, 1853 год. 2. Дубов И.В., «Города, величеством сияющие». Л ЛГУ 1985 г. 3. «Ярославское восстание. 1918. Документы» - Международный фонд "Демократия", Материк, 2007 г.

Закладки

| Еще