Интернет-портал по истории и генеалогии

История России:
Замысел Кирова и Сталина

Замысел Кирова и Сталина

Сталин и Киров на Ленинградском вокзале, 1928 год.

Сталин и Киров на Ленинградском вокзале, 1928 год.

С. М. Киров выступает на XVII съезде ВКП(б). Москва, 1934 год.

С. М. Киров выступает на XVII съезде ВКП(б). Москва, 1934 год.

Сталин, 1946 год.

Сталин, 1946 год.

В конце 2009 года у нас в городе вышла книга: «С.М. Киров. От мифа к правде». Издана книга плохо, поскольку не содержит необходимого справочно-поискового аппарата. Так как, она, по-видимому, предназначена для молодежи, то в ней обязательно должен был быть достаточно подробный именной указатель. Большая часть молодежи нашего города, как показывает общение с ней, не знает, даже кто такой был Киров, не говоря уже о тех персонажах, которые в книге упоминаются. Основное содержание этой книги составляет работа Николая Алексеевича Ефимова, машинописная рукопись которой была прислана им в краеведческий отдел Герценки еще в конце 80-х годов прошлого века и, частично, опубликована в журнале «Вопросы истории». Николай Алексеевич выполнил огромную и профессиональную работу историка по сбору и анализу доступной ему информации о ряде периодов жизни Кирова. Работа эта представляет огромный интерес, хотя бы как первая попытка действительно объективного анализа личности Кирова и его деятельности в послереволюционный период. До этого, практически все работы посвященные жизни и деятельности Сергея Мироновича не выходили за пределы вначале «Краткого курса истории ВКП (б)», а затем курса «Истории КПСС». Не были исключением и работы историков Кировского педагогического института, которые, как правило, представляли собой панегирики в честь пламенного большевика и земляка. Любопытно, что никто из кировских историков не удосужился даже заглянуть в архивный фонд Уржумского городского училища, которое окончил Сережа Костриков, находящийся в Государственном архиве Кировской области (ГАКО). Этот фонд никогда не был закрыт для его изучения, и никто не мешал в него заглянуть. Однако, наиболее правдивой историей детства Сережи Кострикова считалась книжка А. Голубевой «Мальчик из Уржума» и во всех публикациях об этом периоде жизни Кирова в основном только она и цитировалась. Однако, как показало изучение документов ГАКО, она не блистала достоверностью. В частности, в архивных фондах вятской полиции и жандармерии так и не были обнаружены образцы листовок, будто бы печатанных в Уржуме будущим пламенным революционером, о чем столь подробно написала А. Голубева в своей книжке.

Более того, никто не пытался даже создавать информационную базу для объективного анализа жизни и деятельности Сергея Мироновича. Так, когда я в 1976 году позвонил в Республиканскую библиотеку Владикавказа и попросил выслать библиографию публикаций Кирова в газете «Терек», то оказалось, что никто даже и не пытался ее составлять.

Буквально недавно позвонил в музей-квартиру Кирова в Петербурге и поинтересовался где опубликовано описание личной библиотеки Кирова (около 16000 томов). Оказалось, что только в 2009 году музей приступил к этой работе, и закончить ее планируется к 2013 году. Чем занимались работники музея около 70 лет совершенно непонятно. Эти примеры позволяют оценить высокий профессионализм сотрудников краеведческого отдела Герценки. Трудно себе представить, что, если бы подшивки газеты «Терек» были в Герценке, то по публикациям Кирова в ней не была бы составлена подробнейшая библиография.

Мне давно не давал покоя один эпизод из книги питерского историка Игоря Львовича Бунича «Династический рок». Там приведена беседа М.С. Горбачева с близким ему генералом КГБ. И генерал в этой беседе сказал Горбачеву: «Вы же знаете, кем оказался на самом деле наш Сергей Миронович. Сталин сказал, что после этого случая он уже никому и никогда не поверит».

Конечно, все свои работы И.Л. Бунич публиковал как историко-литературные исследования и романы, и никогда не ссылался ни на какие архивные документы. Однако, большинство фактов, приведенных им в своих книгах, подтверждается в дальнейшем в профессиональных изданиях. Лично меня всегда привлекали работы Бунича новизной исторических версий, построенных на глубоком анализе материала, и увлекательностью изложения. Видимо он имел информацию из каких-то закрытых источников. Сейчас уже трудно это выяснить, так как автора нет в живых. И я начал анализировать причины появления этого эпизода в книге Бунича. Это было очень трудно, так как серьезной информации о Кирове было мало, да и сегодня ее, мягко говоря, не густо. Большая часть публикаций о нем посвящена обстоятельствам убийства. Высказываются самые разные, подчас нелепые, версии. Лично я считаю достоверной бытовую версию убийства, как наиболее серьезно обоснованную, в частности в публикациях заведующей музеем Кирова в Петербурге Татьяны Анатольевны Сухарниковой. Странно другое.

Никто, например, не проанализировал такой факт. Как послушный, глубоко верующий мальчик (он часто посещал Троицкий собор и другие церкви Уржума), который был отличником в Уржумском городском училище, и, за свои успехи в учебе, был направлен Уржумским уездным земством для продолжения образования на стипендию земства в Казань, превратился в пламенного революционера. Да еще такого фанатичного, что не останавливался ни перед какими жертвами, например в Астрахани, проливая реки крови своего народа.

Или такой факт. Почему он, которого после смерти рисовали величайшим гуманистом, стал одним из ярых приверженцев коллективизации? Будучи первым секретарем Ленинградского обкома партии и членом Политбюро ЦК, он не мог не знать, что, в период голода, вызванного коллективизацией начала 30-х годов, с улиц Ленинграда ежедневно вывозилось поутру до 100 трупов умерших наших сограждан, бежавших в Ленинград от голода. Ему ведь ежедневно докладывались сводки, как по Ленинграду, так и, как члену Политбюро, по всей стране. Недавно, кстати, обнаружил в ГАКО целый пласт документов, свидетельствующих о том, что уже к 1927 году большая часть Вятской губернии была кооперирована в сельские кооперативы. Более того, был разработан план хуторизации губернии с учетом интересов бедняцких хозяйств. Так что, разговоры о том, что не было альтернативы коллективизации – это блеф. Видимо аналогичная работа по кооперации сельского хозяйства проводилась и в других губерниях СССР.

Просто большевикам не нужны были свободные кооперированные крестьяне. Им были нужны рабы. И крестьян насильственно согнали в колхозы и совхозы. Последствия этой политики большевиков мы остро ощущаем и сегодня.

Но, самое главное, для чего им были нужны рабы. Да для того, чтобы осуществить индустриализацию в виде создания мощной военной промышленности и реализовать свои планы МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Не все знают, что именно С.М. Киров предложил на I Всесоюзном съезде Советов построить величественное здание ДВОРЦА СОВЕТОВ, в котором принять в состав СССР последнюю республику, объединив, в составе СССР, все пространство ЗЕМНОГО ШАРА.

И вот тут самое время вернуться ко времени проведения XVII съезда партии и высветить некоторые тонкости его результатов. К сожалению, многие исследователи не обращают внимания на ряд фактов, которые объясняют дальнейшие события. На Пленуме ЦК, прошедшем после съезда 10 февраля 1934 года, были избраны руководящие органы партии. При этом пост Генерального секретаря партии остался вакантным. После Пленума оказалось три человека, занимающих равное, самое высокое, положение в партийном руководстве. Это были Сталин, Каганович и Киров. Только они трое стали членами Политбюро ЦК, членами Оргбюро ЦК и секретарями ЦК. Причем Киров, что было особо указано в сообщении о Пленуме, остался первым секретарем Ленинградского обкома. Любопытно и другое. В шеренге портретов членов Политбюро, опубликованных после Пленума, на первом месте был, как всегда, Сталин, на третьем месте – Каганович, а Киров только на восьмом месте. Надо отметить, что Сталин придавал расстановке портретов очень большое значение. Что же он скрывал такой расстановкой портретов? Заметим, что уже 19 февраля 1934 года было принято Постановление о строительстве ДВОРЦА СОВЕТОВ (архитекторы Б.М. Иофан, В.Г. Гольфрейх и В.П. Щуко). Об этом сообщили все газеты.

И тут обратим внимание читателя, что XVII съезд партии высветил еще один болезненный, особенно для старых большевиков, вопрос. Вопрос их дальнейшего пребывания в руководстве страной. Одно дело беспощадное истребление собственного народа в условиях гражданской войны и насильственной коллективизации, а совсем другое дело управление страной в условиях высоких темпов военной индустриализации и приготовления к новым революционным войнам. Многие из них, как показали годы после Гражданской войны, для этого не годились, так как у них не было ни образования, ни, самое главное, способностей к управлению. Однако, в интригах и внутрипартийной борьбе, они поднаторели и сдаваться без боя не собирались, поскольку пребывание в руководстве давало «кремлевский паек» и прочие льготы в виде, например, ежегодных путевок в санатории. Но, избавляться от них в руководстве страной и регионами было необходимо. И тут я выскажу свою, может для некоторых и крамольную, версию событий.

Сталин и Киров задумали перенести столицу РСФСР в Ленинград, создав там ЦК партии РСФСР, а Кирова сделать первым секретарем ЦК РСФСР и отдать под его контроль создание всего комплекса предприятий военной промышленности для подготовки будущих революционных войн. Кирову были и карты в руки. В Ленинграде тогда находилась Академия Наук и практически большинство разработчиков вооружения. Кроме того, такая структурная перестройка давала хороший повод для необходимых крупных кадровых перестановок. А Сталин, при этом, освобождал себе время для того, чтобы сосредоточиться на кадровой и внешнеполитической, в том числе подрывной, деятельности для подготовки экспорта революций. Но, неожиданный выстрел Николаева оборвал их планы.

Обратим внимание читателя на еще один незамеченный факт. Известно, что после смерти Ф.Э. Дзержинского, его личный сейф был вскрыт специальной комиссией ЦК, назначенной Сталиным, в которой не было ни одного чекиста. О содержании документов, найденных в сейфе, ничего не известно до сих пор. Можно только догадываться. Когда в 1935 году был вскрыт личный сейф «кристально чистого» большевика Я.М. Свердлова, то, оказалось, что он заполнен золотом, драгоценностями и поддельными паспортами различных государств на случай бегства из страны. Из воспоминаний бывшего помощника Сталина Бориса Бажанова известно также, что жена Я.М. Свердлова Клавдия Новгородцева, жившая в Кремле, долгое время была хранительницей секретного фонда Политбюро ЦК партии, состоящего из бриллиантов и других ценностей. Ничего не известно и о содержании документов личного сейфа другой загадочной фигуры руководства СССР – руководителя ОГПУ Вячеслава Рудольфовича Менжинского, которого не стало в 1934 году, вскоре после XVII съезда партии.

Обратим внимание читателя, что у нас никогда не писали и о содержании личного сейфа С.М. Кирова. Сталину, бдительно следившему за всем своим ближайшим окружением, было конечно интересно, что хранил Киров в своем личном сейфе. Именно для этого он сразу после убийства и примчался в Ленинград. Не для того же он приехал, чтобы демонстративно врезать, на перроне вокзала, по морде начальнику НКВД Ленинградской области Филиппу Медведю. Это было совершенно не похоже на, всегда выдержанного, на людях, Сталина. Содержимое личного сейфа Сергея Мироновича его ошеломило. Оно свидетельствовало о том, что Киров коварно готовил план захвата власти в стране. Аркадий Иосифович Ваксберг обнаружил косвенные данные об участии А.М. Горького в этой затее Кирова. Об этом он написал в своей книге «Гибель буревестника (М., 1999). Связным между ними был сын Горького Максим Пешков, которого потом и убрали как свидетеля. Видимо в часть этого плана был посвящен и близкий к Горькому Ягода. Но Киров не только не доверял Ягоде, но и вообще не терпел его. Скорее всего, что Киров готовил на пост наркома НКВД СССР Л.П. Берия, которого хорошо знал как способного и профессионального работника. Оставим в стороне, в этом сообщении, моральный облик Берия. И Киров, и Сталин и все их окружение было ничем не лучше по своим нравственным характеристикам. Кстати, именно Киров помог, будучи послом РСФСР, в «меньшевистской», как тогда писали, а на самом деле демократической, Грузии освободить Берия, который был арестован там за подпольную подрывную работу. По-видимому, Берия знал о затее Сергея Мироновича, поэтому, став наркомом НКВД, внимательно ознакомился с материалами об убийстве Кирова, о чем говорил своему сыну, подчеркнув чисто бытовую причину убийства. Это было небезопасно даже для него, поскольку Сталин за ним зорко присматривал, о чем Лаврентий Павлович, конечно, догадывался. Перед сыном, которого он очень любил, ему, вряд ли нужно было лукавить. Тем более, что Серго Берия был лично знаком с Сергеем Мироновичем. Все это объясняет еще и тот факт, что после Великой Отечественной войны Сталин затеял «ленинградское дело», когда узнал о намерении руководителей ленинградских коммунистов, имевших в то время сильные позиции в кремлевском руководстве, поднять вопрос о создании ЦК партии РСФСР. Он хорошо помнил, что может стоять за такими предложениями.

Чем же объяснить события и репрессии, начавшиеся сразу после убийства Кирова? Это очень хорошо поясняет одна публикация в последнем номере журнала «Большевик» за 1934 год: рецензия на издание «Белая книга о расстрелах 30 июня 1934 года. Париж, 1934». Книга, сказано в рецензии, представляет собой убийственный обвинительный акт против германского фашизма, против того режима крови и грязи, преступления и провокации, который утвержден германским национал-социализмом на костях трудящихся. В книге содержалось не только письмо, но и самая исповедь, в которой Эрнст Рем подробно рассказывал о том, как был подожжен рейхстаг, и как он вместе с двумя штурмовиками осуществил провокационное задание Гитлера и Геббельса. Убрать людей, участвовавших в поджоге рейхстага, или слишком много знавших об этом, было одной из задач, которую Гитлер осуществил 30 июня 1934 года. Оказалось, что недовольные Гитлером штурмовики писали листовки: «Гитлер, дай нам хлеба, иначе мы станем красными». В книге сообщалось о свидании Рема и Геббельса, которое происходило незадолго до 30 июня в одной из гостиниц. Как известно, Геббельс был очень близок к Рему и, по-видимому, переговоры касались того, на чьей стороне выступит Геббельс. 30 июня весь персонал гостиницы, знавший об этой встрече, был расстрелян вместе с ее владельцем. Книга, сказано в рецензии, наносит звонкую пощечину фашистской диктатуре, и что это страшная повесть о вчерашних и сегодняшних злодеяниях, грозное напоминание о тех, еще более страшных преступлениях, которые готовит германский фашизм. Если, с позиций сегодняшнего дня, заменить слова фашизм на большевизм, то все события, последовавшие после убийства Кирова, становятся ясными. Выяснить, кто был тот прозорливый автор рецензии, скрывшийся под псевдонимом «И.Л.», пока не удалось.

Меня давно интересовало, также, по какому принципу подбирались «подельники» Леонида Николаева, расстрелянные вместе с ним. Питерский режиссер Тимур Белый, приехавший в наш город на X Петряевские Чтения, 24 февраля 2010 года продемонстрировал свой фильм «После смерти Кирова», снятый Пятым каналом Петербургского телевидения. При обсуждении фильма в Герценке, Тимур дал ответ на мой вопрос.

Оказалось, что все лица, расстрелянные в Ленинграде вместе с Леонидом Николаевым, работали в Выборгском райкоме города Ленинграда. Известно, что Выборгский райком Ленинграда, находившийся в его большом рабочем районе, считался тогда самым передовым в городе. Видимо этих ребят и запланировал Киров для выдвижения на руководящие должности в ЦК партии РСФСР. Но, план был сорван и ребята, видимо частично информированные о предстоящих переменах, были ликвидированы. Приехавший в Ленинград знаменитый специалист по фабрикации уголовных дел, зам. наркома НКВД, Яков Агранов успешно сфабриковал заказанную версию событий, а все фигуранты дела были расстреляны.

Тем временем началась усиленная работа по созданию мифа о «Великом Гражданине». В стране именем Кирова было названо множество географических объектов, учреждений, заводов, фабрик, школ и других объектов. Он, в этом плане, занял второе место после Ленина. Именем Кирова был назван и Ленинградский театр оперы и балета. Сталин, зная о том, что большинство балерин и певиц театра были любовницами Сергея Мироновича, саркастически усмехаясь, лично распорядился об этом. Кстати, только Сталин и мог отдать распоряжение снять с тела Кирова всю одежду, опечатать ее и сохранить для будущих расследований. Одновременно, Сталин приступил к подготовке задуманного вместе с Кировым плана отстранения от власти старых большевиков, который и начал уже в 1936 году. Старые большевики, считавшие репрессии в стране нормальным явлением, решили, что Сталин решили «освежает воздух» в ЦК партии. Надо сказать, что Сталин очень ловко замаскировал свои будущие намерения, начав серию открытых процессов против так называемой оппозиции. На процессы пригласили даже сотрудников иностранных посольств. Вот было радости в «серпентарии». Доносительство достигло огромных размеров. Руководство страны и регионов уже не справлялось с все возрастающим потоком доносов. Освобождались должности с «кремлевскими пайками», подмосковные и региональные государственные дачи. Новые владельцы с удовольствием занимали их. Но, вскоре новых владельцев тоже арестовывали, и они исчезали бесследно уже без всяких открытых процессов. Механизм центрального террора был запущен на «полную катушку» и продолжался до самой Великой Отечественной войны.

При этом, Сталин ни на минуту не забывал и об их с Кировым замысле МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ. И после войны снова приступил к нему. Страна вновь начала готовиться к войне. Начали опять с войны с собственным народом. К концу 1940-х годов уже был раскручен новый виток репрессий. После XIX съезда партии, Сталин решил использовать замысел Кирова, введя в Президиум ЦК КПСС много новых, молодых партийцев. Но, старые члены руководства партии, работая со Сталиным много лет, уже кое-чему научились. Берия, знакомый со многими материалами дела Кирова, сразу понял его замысел и предупредил других членов Президиума ЦК КПСС, которые и приняли ряд контрмер. Воспользовавшись тем, что Сталин увлекся подготовкой расправы с советскими евреями, они подготовили его ликвидацию. И 5 марта 1953 года вождя не стало. К концу того же дня, в кабинете Сталина в Кремле появились Берия, Маленков и Хрущев. Началось изучение содержимого личных сейфов вождя. Результаты этой работы до сих пор никому не известны.

Однако, строительство ДВОРЦА СОВЕТОВ тихо отменили, а на месте взорванного ХРАМА ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ сделали открытый бассейн, в котором можно было купаться круглый год.

Замысел Сталина и Кирова был сорван. Новые руководители страны уже не хотели революционных войн во имя МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Но, менять систему, созданную Лениным и Сталиным они тоже не хотели, а она могла существовать только в условиях реализации плана МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ при непрерывном терроре против собственного народа. Система сразу начала деградировать и в конце 1991 года рухнула. Ясно, что дальнейшее изучение уголовного дела по факту убийства Кирова бесполезно, так как оно полностью сфабриковано под руководством Якова Агранова. Поскольку прошло 75 лет со дня убийства Сергея Мироновича, пора, наконец, опубликовать материалы всех партийных комиссий по расследованию обстоятельств убийства, материалы его личного дела в архиве ЦК КПСС и, конечно, материалы ОСОБОЙ ПАПКИ ПОЛИТБЮРО. Ведь именно руководство партии «рулило» всеми процессами в стране. Тогда и приоткроется завеса одной из тайн XX века.


Александр Рашковский, краевед 28 февраля 2010 года.
Автор - Александр Рашковский
Дата публикации - 12.04.2010

Закладки

| Еще