Интернет-портал по истории и генеалогии

История Испании:
Испания в первой трети XX века (1898-1930 гг.)

Испания в первой трети XX века (1898-1930 гг.)

1898 - 1930 гг.
Король Испании Альфонсо XIII.

Король Испании Альфонсо XIII.

Антонио Маура.

Антонио Маура.

Антонио Кановас дель Кастильо.

Антонио Кановас дель Кастильо.

Франсиско Силвела.

Франсиско Силвела.

Мигель Примо де Ривера.

Мигель Примо де Ривера.

Поражение в войне с США и его влияние на внутриполитическую ситуацию в стране. Испанский регенерационизм. Политическая динамика в 1902-1923 гг.

В конце XIX в. обострился кризис испанской колониальной империи. Национально-освободительное движение на Кубе в 1895 г. вылилось во всеобщее вооруженное восстание, а в 1896 г. начались массовые антииспанские выступления на Филиппинских островах. Стремясь использовать ситуацию в своих интересах и захватить колонии Испании, США в 1898 г. спровоцировали испано-американскую войну - первую империалистическую войну за передел мира. Испанский флот был разгромлен у берегов Кубы и Филиппинских островов. Испания была вынуждена заключить мирный договор с США (декабрь 1898 г., Париж), в соответствии с которым Куба была объявлена республикой под протекторатом США. Американцам передавались также острова Пуэрто-Рико, Гуам и Филиппины. В 1899 г. Испания продала Германии свои последние владения в Тихом океане - Каролинские, Марианские и Маршальские острова.

Поражение в войне с США и утрата последних колоний обнаружили военно-дипломатический упадок Испании. Величайшая держава XVI-XVII вв., в обширных колониальных владениях которой «никогда не заходило солнце», в XVIII—XIX вв. растеряла свою былую мощь и в конце XIX в. оказалась низведенной до положения второразрядной европейской страны. В настроениях испанской правящей элиты доминировали идейная растерянность и пессимизм. Утрата колоний имела для Испании крайне негативные экономические последствия: снизились биржевые котировки ряда крупных торговых компаний, сократился объем трансокеанских перевозок, в кризисном положении оказалась пищевая, главным образом мукомольная промышленность, во многом ориентированная на поставки продуктов питания за океан.

Тем не менее катастрофические итоги войны с США не поколебали основ политического строя. Парламентская монархия в сочетании с чередующимся правлением двух ведущих буржуазно-олигархических партий — консерваторов и либералов - сумела выстоять перед напором общественной критики. Такое «выживание» политического устройства было обусловлено не только способностью правительства приспосабливаться к изменяющимся условиям, осуществляя половинчатые реформы «сверху» и не дожидаясь революционных потрясений «снизу», но и идейной раздробленностью оппозиции, отсутствием в стране сплоченного демократического движения.

После поражения в войне против США в испанском обществе усиливались настроения в пользу проведения реформ, росло понимание необходимости структурных преобразований, направленных на решение социальных проблем, модернизацию отсталой экономики, обновление административных структур. Правящая олигархия рассчитывала с помощью преобразований сохранить свои привилегии, набирающая силу промышленная и финансовая буржуазия - расчистить путь к ускоренной модернизации страны, а рабочий класс — улучшить свое материальное положение.

Зародившееся в стране в эти годы интеллектуальное и социально-политическое движение получило название регенерационизм — «обновленчество». Регенерационизм был во многом стихийной формой протеста против заскорузлости испанской монархии, архаичности социальных устоев и традиций, оторванности политической элиты от народных масс. Призывы к модернизации и радикальному переустройству страны звучали в выступлениях политиков-обновленцев самых различных идеологических воззрений от конституционных монархистов до республиканцев и анархо-синдикалистов.

Общественно-политическим проявлением «обновленчества» стало возникновение в 1900 г. Национального союза1 во главе с известным юристом и историком Хоакином Костой (1844-1911).

Социальной опорой Национального союза были различные объединения предпринимателей и ассоциации мелких и средних производителей, такие как региональные Торгово-промышленные палаты и Национальная лига производителей. Это была попытка организовать общественное движение, способное в качестве «третьей силы» вступить в борьбу за власть с «династическими» правящими партиями - Консервативной и Либеральной. Однако, несмотря на широкую пропагандистскую кампанию в прессе, Национальный союз не смог заручиться массовой поддержкой, и его руководители были вынуждены в 1903 г. объявить о самороспуске.

В мае 1902 г. по достижении совершеннолетия Альфонс XIII2 был провозглашен королем Испании. Период регентства (с 1885 г.) его матери королевы Марии Кристины закончился. В ходе торжественной церемонии вступления на престол Альфонс XIII принес присягу на тексте Конституции, принятой в 1876 г. Молодой монарх вполне осознавал сложность выпавшей на его долю миссии - править совершенно деморализованной страной, да еще находившейся на политическом перепутье. Об этом свидетельствует запись в личном дневнике, сделанная Альфонсом XIII в день его вступления на престол: «В этом году мне предстоит взять на себя управление государством. С учетом того, как обстоят дела — это чрезвычайно ответственная задача. От меня будет зависеть, сохранится ли в Испании монархия Бурбонов, или же ей на смену придет республика».3

В соответствии с Конституцией 1876 г. королевская персона являлась «священной и неприкосновенной» (статья 48). Король обладал рядом законодательных и исполнительных полномочий: выступать с законодательной инициативой, обнародовать законы, назначать правительство. Он являлся также Главнокомандующим Вооруженными силами и отправителем внешней политики. Но вместе с тем по законам парламентской монархии полномочия короля носили ограниченный характер. В частности, монарх был обязан подчиняться решениям Кортесов и содействовать исполнению правительственных декретов.

Для правильного понимания взаимоотношений королевской власти с правительством и Кортесами необходимо учитывать следующую особенность политической системы периода Реставрации: правительство формировалось не по итогам демократического волеизъявления избирателей, а фактически назначалось королем. Главой исполнительной власти становился не руководитель партии, получившей наибольшее число голосов на всеобщих выборах, а тот лидер Консервативной или Либеральной партии, который, по мнению короля, был способен наиболее эффективно руководить страной. После своего назначения королем новый председатель правительства имел право формировать кабинет министров, а также определять дату проведения досрочных парламентских выборов, в ходе которых он и его сторонники активно использовали печально известный «административный ресурс». Путем закулисных переговоров, шантажа, обещаний и сговора с местными касиками правительству, как правило, удавалось провести своих представителей в Кортесы и добиться парламентского большинства. Иными словами, не парламентское большинство формировало правительство, а назначенное королем правительство имело достаточно возможностей для формирования в Кортесах послушного ему большинства. Главный негативный момент подобной антидемократической практики заключался в том, что ведущие партии опирались не на избирателей, которые их поддерживали, а на олигархические группы и местных касиков. Таким образом, отсутствие в Испании в первой четверти XX в. реальных демократических сил, практика массовых подтасовок и махинаций в ходе выборов, олигархический характер законодательной и исполнительной власти — все это закрепляло за монархом имидж «единственного гаранта стабильности» и превращало его в наиболее влиятельную фигуру политической системы страны.

Несмотря на то что глава правительства назначался лично Альфонсом XIII, взаимоотношения между монархом и лидерами «династических» партий были отнюдь не безоблачными. Мнение о том, что король всегда должен выступать в качестве «верховного авторитета», «надпартийного арбитра» и «гаранта политической стабильности», разделялось далеко не всеми. В частности, политический лидер Антонио Маура4, делавший ставку на крупных латифундистов, военных и католических иерархов, прилагал немало усилий, чтобы ограничить вмешательство монарха в политическую жизнь страны. В то же время руководители Либеральной партии, не имевшие стабильной поддержки в армейских, клерикальных и предпринимательских кругах, стремились максимально укрепить влияние короля, рассчитывая с его помощью добиться собственных политических целей. В свою очередь король искал и добивался расположения и поддержки среди высокопоставленных военных, поскольку политикам доверял не в полной мере. По мнению некоторых исследователей, во второй половине своего правления Альфонс XIII увереннее чувствовал себя в качестве главнокомандующего, нежели главы государства. Анализируя деятельность Альфонса XIII во главе государства, следует учитывать тот факт, что Испания в первой четверти XX в. была далека от демократических идеалов современности, а злоупотребления королевской власти и партийных олигархов были довольно распространенным явлением.

Первые годы правления Альфонса XIII отмечены частой сменой кабинета министров: с мая 1902 г. по январь 1907 г. их сменилось одиннадцать. В 1902-1905 гг., когда у власти находилась Консервативная партия, кабинет министров возглавляли Ф. Сильвела, дважды Р. Фернандес Вильяверде, А. Маура и М. Аскаррага. В 1905—1907 гг. во главе исполнительной власти находились руководители Либеральной партии - Э. Монтеро Риос, трижды С. Морет, X. Лопес Домингес и маркиз Вега де Армихо (см. табл.). Таким образом, в 1902—1907 гг. сохранялась традиция чередования у власти консерваторов и либералов. Однако в те годы в рядах самих «династических» партий не было авторитетного лидера, способного на длительный срок объединить различные фракционные группы и внутрипартийные течения.

Политические партии и их руководители, находившиеся у власти в период с 1901 по 1922 г.
Годы Правящая партия Председатели правительства
1901-1902 Либеральная партия П.М. Сагаста
1902-1905 Консервативная партия Ф. Сильвела, Р. Фернандес Вильяверде (дважды), А. Маура, М. Аскаррага
1905-1907 Либеральная партия Э. Монтеро Риос, С. Морет (трижды), X. Лопес Домингес, Вега де Армихо
1907-1909 Консервативная партия А. Маура
1909 Либеральная партия С. Морет
1910-1912 Либеральная партия X. Каналехас
1912 Либеральная партия А. Романонес
1913 Консервативная партия Э. Дато
1915 Либеральная партия А. Романонес
1917 Консервативная партия Э. Дато
1917 Коалиционное правительство М. Гарсиа Прието
1918 Коалиционное правительство А. Маура
1918 Коалиционное правительство М. Гарсиа Прието
1918 Коалиционное правительство А. Романонес
1919 Консервативная партия А. Маура
1920 Консервативная партия Э. Дато
1921 Консервативная партия X. Альендесалазар
1921 Коалиционное правительство А. Маура
1922 Коалиционное правительство X. Санчес Герра
1922 Коалиционное правительство М. Гарсиа Прието


Идеи регенерационизма и обновленческие постулаты присутствовали во всех правительственных программах обеих «династических» партий, тем не менее их практические результаты были весьма скромными. Консерваторам не удалось, в частности, осуществить реформы местных органов власти и налоговой системы. Попытки либералов ограничить роль и влияние священников и монахов в школьном образовании также оказались тщетными из-за ожесточенного противодействия католической церкви. Нововведения встречали настороженное отношение со стороны армейских кругов, опасавшихся, что правительственные реформы приведут к росту сепаратистских настроений в регионах (прежде всего в Каталонии) и рабочего движения в общенациональном масштабе. В результате растущих антикаталонских настроений и «ура»-патриотических кампаний, прямо и косвенно поощряемых «династическими» партиями, влияние военных на внутриполитическую жизнь неуклонно росло. В армейских кругах крепло убеждение, что Вооруженные силы наряду с монархией и церковью являются оплотом территориальной целостности и политической стабильности в стране. Уступая требованиям генералитета, правительство либералов было вынуждено принять в марте 1906 г. закон, согласно которому обвинения в совершении преступлений против Родины или армии подпадали под юрисдикцию военных трибуналов. Принятие этого антидемократического закона означало фактическую ревизию базовых принципов (о системе исполнительной власти и невмешательстве военных в политические процессы), разработанных в 70-е-80-е годы XIX в. «отцом» испанской Реставрации А. Кановасом дель Кастильо. Стало ясно, что для сохранения политического статус-кво олигархические партии готовы поступиться принципами «гражданского общества», прибегнув к помощи армии.

Почти трехлетнее нахождение у власти лидера Консервативной партии А. Мауры (1907—1909) было исключением на фоне частой смены правительств в предыдущий период. Эти годы получили наименование «длительное правление А. Мауры» в отличие от его «короткого правления», продолжавшегося полтора года. Придя к власти в 1907 г., консерваторы выдвинули достаточно смелую программу преобразований на основе идей регенерационизма. В Кортесы в 1907—1909 гг. было внесено в общей сложности 264 законопроекта. Первоочередное внимание консерваторы были вынуждены уделить такой злободневной проблеме, как рост радикальных националистических настроений и терроризма в Каталонии. В стремлении пресечь сепаратизм каталонцев А. Маура предпринял меры по наделению региона рядом хозяйственных и налоговых льгот, а также дополнительными полномочиями в сфере административного самоуправления. Центральное правительство использовало и силовые методы. В частности, для борьбы с террористами в крупнейших каталонских городах Барселоне и Жероне неоднократно отменялись конституционные гарантии.

В 1907 г. был принят закон об избирательной реформе. Острие закона было направлено против касикизма и махинаций в ходе выборов. С этой целью участие в выборах объявлялось обязательным, регламентировались условия учреждения избирательных участков и избирательных комиссий, выдвигалось требование избрания депутатов на альтернативной основе. Однако на практике в законе обнаружились многочисленные «лазейки», позволявшие местным касикам продолжать порочную практику злоупотреблений на местах. Закон так и не стал эффективным средством, гарантировавшим соблюдение демократических принципов в ходе выборов.

Популярность правительства А. Мауры достигла высшей точки в 1908 г. после принятия закона о морском флоте. Этот закон предусматривал меры, направленные на восстановление испанского военно-морского флота, утраченного в результате поражения в войне с США в 1898 г. Предпринятые правительством консерваторов преобразования в социальной сфере способствовали некоторому улучшению условий труда фабричных рабочих, позволили создавать профсоюзные объединения для защиты интересов сельских тружеников. Основная цель А. Мауры заключалась в предотвращении социальной революции «снизу» и расширении электоральной базы консерваторов путем привлечения к активной политической жизни представителей так называемых пассивных слоев населения.

Реформистский курс А. Мауры был прерван летом 1909 г. как следствие трагических событий в Барселоне, где в ответ на попытку правительства мобилизовать каталонских резервистов для отправки на непопулярную войну в Марокко произошли уличные манифестации протеста, подавленные властями с чрезвычайной жестокостью (так называемая «кровавая неделя» 25-31 июля 1909 г.). После подавления массовых выступлений в Барселоне правительство продолжило репрессии. Один из организаторов уличных манифестаций - умеренный каталонский националист Ф. Феррер5 — был казнен, что спровоцировало новую волну общественного возмущения по всей стране и в конечном итоге вынудило короля Альфонса XIII принять решение об отставке правительства консерваторов.

21 октября 1909 г. король поручил сформировать правительство лидеру Либеральной партии С. Морету. Против его назначения решительно выступили руководители Консервативной партии, обвинившие С. Морета в «нечистоплотных методах политической борьбы» в период правления А. Мауры. Вопреки ожиданиям, после прихода к власти либералов им не удалось привлечь на свою сторону представителей ИСРП и республиканских партий. Усилилась фракционная борьба и в самой Либеральной партии, где оставшиеся без министерских портфелей граф Романонес6 (один из влиятельных руководителей партии) и его соратники усилили критику С. Морета «изнутри». Политическая слабость кабинета С. Морета была очевидной, и в феврале 1910 г. его сменил представитель реформистского крыла Либеральной партии X. Каналехас7.

Как и консерватор А. Маура, X. Каналехас выступил с идеей «осуществления революции сверху», но не при поддержке правых сил и олигархических кругов, а путем привлечения к реализации программы реформ представителей средней и мелкой буржуазии, а также рабочего класса. Социальная программа правительства X. Каналехаса предусматривала совершенствование трудового законодательства и системы социальной защищенности трудящихся. Была упорядочена продолжительность рабочего дня на заводах, фабриках и рудниках, устанавливались трудовые льготы для женщин и детей, занятых на производстве. Был сделан шаг на пути отделения церкви от государства. В частности, в 1910 г. Кортесы одобрили закон, запрещавший учреждение в Испании новых религиозных орденов, обществ и ассоциаций. Антиклерикальные меры либералов вызвали обострение отношений не только с правительством и испанским католическим духовенством, но и с Ватиканом. Дело дошло до разрыва отношений между Мадридом и Ватиканом. Правительство X. Каналехаса отозвало своего посла при Римской курии. Во многих городах и провинциях страны прошли бурные антиправительственные выступления, инспирированные церковниками. Покушение на привилегии иерархов католической церкви расценивалось как весьма рискованное для правительства действие в силу особого положения церкви в испанском обществе, в том числе в сфере образования. 80% школьного образования находилось в руках церковников. Разумеется, что на уроках Закона Божьего и других учебных дисциплин священники в наименьшей степени заботились о распространении демократических идей и объяснении принципов гражданских прав и свобод. Так называемый религиозный вопрос был одним из наиболее злободневных в политической жизни страны во все годы правления Альфонса XIII.

Несмотря на прогрессивные реформы правительства, в стране не спадала социальная напряженность. Активность демонстрировали члены рабочих объединений, среди которых усиливалось влияние республиканцев и анархистов8. 12 ноября 1912 г. на одной из центральных площадей Мадрида А. Каналехас был убит анархистом Пардиньясом. Процесс социальных реформ в стране вновь застопорился.

С 1913 г. политическая система Испании, основанная на альтернативном пребывании у власти Консервативной и Либеральной партий, переживала трудные времена. Основу нестабильности составляли четыре основные причины. Во-первых, политическая конфронтация либералов и консерваторов усиливалась в силу несоответствия их партийных программ реальным требованиям и запросам большинства населения. Во-вторых, происходило внутреннее дробление ведущих политических сил, в рядах которых образовались фракционные течения, возглавляемые различными лидерами (у консерваторов А. Маура и Э. Дато9, у либералов — А. Романонес, М. Гарсиа Прието, С. Альба, Н. Алькала Самора10). В-третьих, все более напряженной становилась борьба между сторонниками жестко централизованных форм правления и приверженцами автономизации Страны Басков и Каталонии. Они все более энергично требовали предоставления этим регионам налоговых льгот и широкого административного самоуправления. В-четвертых, для олигархических кругов страны стало довольно затруднительно следовать порочной практике касикизма и избирательных махинаций в условиях набиравших силу оппозиционных движений — республиканского, рабочего и этнорегионального.

Несмотря на явные признаки надвигавшегося политического и социального кризиса, руководители страны - как консерваторы, так и либералы — продолжали следовать политике полуреформ «сверху». Подобная тактика явно противоречила заметному росту внутреннего производства и возросшему экспортному потенциалу страны, что стало возможным в результате благоприятных для Испании внешнеэкономических обстоятельств, связанных с начавшейся в 1914 г. Первой мировой войной. Объявив о своем нейтралитете, Испания выступила в роли одного из важных поставщиков продовольствия, сырья и вооружений воюющим державам, обеспечив тем самым себе внутренний рост товарно-денежных отношений.

Первая мировая война способствовала оживлению испанской экономики, увеличились добыча угля и выплавка стали. Если в 1901-1914 гг. дефицит торгового баланса систематически составлял цифры, близкие к 100 млн песет в год, то в 1914-1918 гг. уже имелся внешнеторговый профицит в размере 400 млн песет в год. В результате Испания сумела не только покрыть внешнюю задолженность, вызванную военными расходами в 1898 г., но и существенно увеличить свои золотовалютные запасы: в период с 1913 по 1917 г. золотой запас страны вырос с 570 до 2225 млн песет. Росло производство электроэнергии (в 1901 г. производилось 104 млн кв/час., в 1920 г. — 606 млн кв/час.). Развивалась транспортная сеть, гужевой транспорт уступал место автомобильному: в 1917 г. было продано 2 тыс. грузовых автомобилей, в 1920 г. — более 12 тыс. В 1919 г. налажено регулярное авиасообщение между Мадридом и Барселоной.

Однако в основе впечатляющего экономического роста лежали не радикальные структурные изменения, а конъюнктурные условия Первой мировой войны. Начиная с 1921 г. стал расти торговый дефицит, достигнув в середине 20-х годов внушительной цифры в 1 млрд 300 млн песет в год. Преобразования в аграрном секторе, проводимые с 1905 г. Институтом социальных реформ, не получили широкого практического воплощения. Разработка проекта прогрессивного налогообложения на землю затянулась на долгие годы. Массовое безземелье крестьян сдерживало развитие сельского хозяйства и животноводства.

В период Первой мировой войны испанское общество переживало идейно-политическое «дробление» относительно симпатий к противоборствующим союзам — в стране было много сторонников как германского милитаризма, так и держав Антанты. Кроме того, в рядах военных произошел раскол между «африканистами», т.е. участниками боевых действиях в Марокко, и «полуостровитянами» — военными, проходившими службу на территории Пиренейского полуострова. Среди последних росло недовольство низкими окладами и растущей дороговизной, что в конечном итоге привело к созданию Военных хунт обороны, руководители которых (в основном средние офицерские чины) выдвигали не только экономические, но и политические требования.

Пик политической и социальной напряженности в стране пришелся на 1917 г. (не последнюю роль здесь сыграли события в России). Партийный и парламентский кризисы в Испании обострила всеобщая стачка, начатая 13 августа 1917 г. по призыву крупнейшего профсоюзного объединения «Всеобщий союз трудящихся» (ВСТ). Забастовщики требовали от властей улучшения условий труда и повышения заработной платы. Забастовка имела успех прежде всего в промышленных центрах страны - Каталонии, Астурии, Мадриде и Стране Басков. Напуганное массовым характером стачки правительство прибегло к помощи армии для разгона уличных манифестаций. В результате жестоких репрессий погибло более 100 участников демонстраций. Члены центрального забастовочного комитета были арестованы. Руководителей стачки, социалистов X. Бестейро (1870-1940) и Ф. Ларго Кабальеро11, приговорили к пожизненному заключению. (В 1918 г. они вышли на свободу, так как были избраны депутатами Кортесов.)

Осенью 1917 г. под напором острой критики со стороны различных партийных и профсоюзных объединений, а также руководителей Военных хунт обороны правительство Э. Дато вынуждено было уйти в отставку. Для выхода из кризисной ситуации по инициативе короля Альфонса XIII в 1917 г. было сформировано коалиционное правительство во главе с М. Гарсиа Прието. Ему на смену в 1918 г. пришло правительство А. Мауры, состав которого подбирался не по партийному признаку, а по профессиональным и организаторским способностям министров.

В политическом плане период с 1917 по 1923 г. стал наиболее «конфликтным» за все годы правления Альфонса XIII. На это время приходится 13 правительственных кризисов. Оно отмечено высоким накалом забастовочной борьбы, почти всеобщим недовольством колониальной войной в Марокко, активизацией анархо-террористических групп, все более откровенным вмешательством военных в политическую жизнь и, как следствие этого, падением авторитета «династических» партий и снижением престижа монархии. Политическая система периода конституционной монархии Альфонса XIII, характеризовавшаяся господством двух ведущих буржуазно-олигархических партий — консервативной и либеральной — оказалась неспособной дать ответы на настоятельные требования времени. Политические механизмы, действовавшие во многом в силу исторической инерции, унаследованной от XIX в., перестали исправно функционировать.

Разгром испанского экспедиционного корпуса под Анвалем в июле 1921 г. (в сражении с марокканскими кочевниками под командованием Абд-эль-Крима потери испанской армии только убитыми составили 12 тыс. человек) повлиял на политическую ситуацию в стране. Состоявшиеся в Кортесах слушания и острые дебаты вскрыли не только очевидные военные просчеты, но и политические ошибки, допущенные высшим руководством страны, включая самого монарха. Один из лидеров социалистов И. Прието (1883-1962) потребовал тщательного расследования всех обстоятельств разгрома под Анвалем. Была создана правительственная комиссия, которая подтвердила бы предположение об ответственности ряда армейских и гражданских руководителей за систематические военные провалы в Марокко. Комиссия в октябре 1923 г. должна была представить Кортесам специальный доклад. Однако доклад так и не был обнародован в связи с государственным переворотом, совершенным в сентябре 1923 г. генералом М. Примо де Риверой12.

Общественно-политические процессы. Региональные национализмы

Испанский республиканизм как одно из оппозиционных политических течений вступил в XX в. с гораздо более солидным идейно-интеллектуальным потенциалом, нежели с реальными политическими возможностями. Кризис 1898 г. и фракционная борьба в ведущих монархических партиях — Консервативной и Либеральной — способствовали идейной реорганизации приверженцев республиканского строя и их объединению в рядах двух новых партий: Радикальной, созданной А. Лерруссом в 1908 г., и Реформистской, учрежденной в 1912 г. М. Альваресом и Г. Аскарате. Откровенный популизм и антиклерикализм Радикальной партии завоевал симпатии населения особенно в Каталонии, и прежде всего молодежи. Руководители Реформистской партии, занимавшие более умеренные позиции, призывали своих сторонников к проведению демократических преобразований и социально-экономических реформ в духе поэтапного «обновления» существующего строя. Эту «умеренность» идеологической платформы представителей Реформистской партии не раз в дальнейшем «брали на вооружение» правительства конституционных монархистов.

В рабочей среде наблюдался неуклонный рост симпатий к Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), а также к анархистским организациям различного толка. Под контролем анархистов находилось одно из крупнейших профсоюзных объединений - Национальная конфедерация трудящихся (НКТ), насчитывавшая в 1920 г. около 1 млн членов. Под контролем социалистов был ВСТ, в его рядах в 1920 г. было порядка 200 тыс. членов.

Руководители ИСРП приобретали политический вес. В 1910 г. П. Иглесиас стал первым представителем испанской социал-демократии, избранным в Генеральные кортесы. В условиях политического доминирования «династических» партий на идеологической платформе ИСРП, руководители которой провозгласили курс на радикальное реформирование испанского общества в интересах трудящихся, объединились различные антимонархические группы и профсоюзные объединения социал-демократической ориентации. Растущее влияние социал-демократов в рабочей среде продемонстрировала всеобщая забастовка, созванная по инициативе ВСТ и НКТ в августе 1917 г.

Октябрьская социалистическая революция 1917 г. в России заметно повлияла на политическую жизнь Испании. В апреле 1920 г. образовалась Коммунистическая партия Испании (КПИ), развернувшая активную агитацию среди трудящихся. Правда, ведущие позиции в рабочей среде сохраняли социалисты и анархисты.

Немаловажная роль в политической жизни страны XX столетия была уготована испанским военным. Во многом это объясняется традициями XIX в., когда армия использовала различные поводы для прямого или косвенного вмешательства в политические процессы. В период Реставрации испанский генералитет был «на виду» в силу колониальной экспансии в Марокко. Кроме того, имея возможность напрямую обращаться к королю как к Верховному главнокомандующему с соответствующими запросами, руководители армии и флота ощущали себя по сравнению с политиками в привилегированном положении. Генералы, рассматривавшие себя (по положению) одним из оплотов монархии, мысли не допускали, что министром обороны может быть человек не из их среды. Не случайно, что за весь период Реставрации из 34 министров обороны только четверо были гражданскими лицами. Причем все они были назначены на этот пост после 1917 г., когда попытки откровенного вмешательства со стороны военных в политическую жизнь стали особенно очевидными. Всегда в Испании армейская служба считалась престижным занятием, и офицерские кадры выпускались из военных училищ с избытком: в 1990 г. на 12 тыс. офицерских должностей, утвержденных по штату, приходилось более 16 тыс. офицеров. Такое положение дел дало основание многим политическим деятелям как правого, так и левого толка именовать Испанию периода правления Альфонса XIII «военной монархией». Вместе с тем было бы несправедливо утверждать, что армейские круги играли в те годы доминирующую роль во внутренней политике. Доказательством служит тот факт, что расходы на оборону в расчете на душу населения в Испании были в шесть раз меньше, чем в Великобритании, и в три раза меньше, чем во Франции. Отметим также, что королю не единожды удалось путем политического лавирования и компромиссов предотвратить прямое столкновение интересов между правящими кабинетами и генералитетом.

В первой четверти XX в. на фоне всех политических движений с особой силой проявились периферийные, или региональные, национализмы в Стране Басков, Каталонии и Галисии. Решая региональные и локальные (часто местнические) задачи, их идеологи содействовали одновременно становлению общенационального реформаторского движения.

В основе баскского национализма лежит постулат об этнокультурной, языковой и исторической исключительности древнего баскского народа. Конечная цель радикального баскского национализма — формирование суверенного, единого государства, включающего зоны компактного проживания басков на территории Испании (Страна Басков и Наварра) и Франции. Историческим обоснованием баскского национализма служила предельно широкая административная и налоговая автономия в период формирования и консолидации единого Испанского государства (XV-XIXвв.), существовавшая на основе региональных льгот и привилегий — фуэрос13. Особенность баскского национализма проявилась в выделении ценностей, свойственных всему баскскому народу как особой общности и их противопоставлении индивидуализму консолидирующегося испанского буржуазного общества. Такая идеологическая установка была своего рода ответом на массовую иммиграцию рабочей силы в Страну Басков из других испанских областей с конца XIX и в начале XX в.

Идейным вдохновителем и теоретиком баскского национализма являлся С. Арана (1865-1903), рассматривавший расовые, языковые и морально-религиозные особенности баскского народа в качестве исключительных и отличных от всех остальных народов Пиренейского полуострова. Испанцы, в его трактовке, представлялись колонизаторами и поработителями баскского народа. В 1895 г. С. Арана основал Баскскую националистическую партию (БНП)14. Баскский национализм, в отличие от более умеренных каталонского и галисийского национализмов, изначально имел радикальное идейно-политическое обоснование, послужившее питательной средой для зарождения и развития баскского сепаратизма XX-XXI вв. Более того, во второй половине XX в. агрессивный баскский национализм и сепаратизм стали идейными источниками терроризма ЭТА15.

В основе национализма Каталонии лежали идеи каталонского регионализма XIX в. Социально-экономические различия между промышленно развитой Каталонией и аграрными провинциями внутренней части Испании явились одной из причин всплеска радикального каталонизма в начале XX в. Социальную базу каталонского национализма составляли преимущественно представители городской буржуазии и финансово-промышленной элиты, использовавшие местнический национализм в качестве эффективного инструмента давления на центральное правительство для удовлетворения своих корпоративных интересов. Одним из идейных лидеров каталонского национализма был Ф. Пи-и-Маргаль (1824-1901), разработавший программу переустройства Испании по федеративному принципу. Его ученик и последователь В. Алмиралл (1841-1904), учредитель периодических изданий «Эль Эстадо Каталан» и «Диари катала», сформулировал основные принципы каталонизма. Другой идеолог консервативного каталонизма Э. Прат де ла Риба (1870-1917) основал в 1901 г. одну из первых националистических партий «Региональная лига» и стал инициатором панкаталонского националистического движения, задачей которого было формирование «Великой Каталонии», включавшей, помимо самой Каталонии, Валенсию и Балеарские острова. В XX в. каталонский национализм из-за отсутствия идейного и политического единства в рядах каталонских националистов, по-разному воспринимавших конечные цели движения, развивался неоднородно. Так, радикальная националистическая партия «Региональная лига» в 1914 г. сумела добиться от центрального правительства Испании разрешения на учреждение «Каталонского единства» — административного органа регионального самоуправления, представлявшего интересы всех каталонских провинций (в 1925 г., в период диктатуры генерала М. Примо-де-Риверы «Каталонское единство» было упразднено). В то же время националисты консервативного толка, опасавшиеся растущего стачечного движения в регионе, ограничивали свою идейную программу требованиями расширения экономических и налоговых льгот для финансовой элиты Каталонии. Один из лидеров умеренного каталонского национализма Ф. Камбо (1876-1947) резко осуждал каталонский сепаратизм.

Галисийский национализм своим возникновением обязан демократической галисийской интеллигенции, выступавшей в конце XIX в. в защиту этнокультурной идентичности региона. Правда, националистические призывы в Галисии звучали не так громко, как в Каталонии и Стране Басков. В становлении галисийского национализма важная роль принадлежала либерально-традиционалистским идеям, которые пропагандировались Галисийской лигой г. Ла-Корунья и Галисийской лигой г. Сантьяго. Федеральная ассамблея Галисийского региона, заседавшая в г. Луго (1877), приняла «Проект конституции, или Основной пакт для будущего Галисийского государства». В крупных городах Галисии еще в XIX в. с целью популяризации галисийского языка возникли кружки интеллектуалов - «языковые братства». В начале XX в. руководители «языковых братств» учредили общерегиональную организацию «Национальное галисийское братство», сыгравшую важную роль в развитии галисийского национализма.

Установление диктатуры М. Примо де Риверы. Военная и гражданская директории

В обстановке политической нестабильности, обострившейся в результате ощутимых военных неудач в Африке, 13-15 сентября 1923 г. генерал-капитан Каталонии М. Примо де Ривера при поддержке армии и с молчаливого согласия короля совершил государственный переворот. Правительство проявило полную недееспособность и не предприняло никаких мер для того, чтобы противодействовать установлению диктатуры. Придя к власти, М. Примо де Ривера распустил Генеральные кортесы и политические партии, объявил в стране военное положение, запретил демонстрации, фактически закрепил за собой право прямого личного общения с королем. Уставшая от правительственной чехарды страна в целом достаточно равнодушно следила за действиями диктатора. Социальной опорой диктатуры на первом этапе ее существования были армейские круги, ассоциации предпринимателей, мелкие товаропроизводители, профсоюзные объединения. В своем обращении к испанцам генерал объявил о намерении добиться стабилизации внутриполитической обстановки, оздоровить экономику и приступить к реформированию страны в духе идей регенерационизма. Вместо разогнанного диктатором правительства была сформирована Временная военно-инспекторская директория из военных лиц — видимость правительственного органа. Фактически же военная директория выполняла вспомогательно-бюрократические функции, так как всю полноту исполнительной власти взял на себя М. Примо де Ривера. В качестве первоочередной задачи им была объявлена борьба против касикизма, злоупотреблений на местах и анархии. Для достижения этих целей все гражданские губернаторы в провинциях были заменены военными, наделенными широкими полномочиями в сфере соблюдения общественного порядка и борьбы с правонарушениями. Местные органы власти были распущены, вместо них создавались Муниципальные хунты, в состав которых включались представители наиболее зажиточных слоев населения. В 1924 г. вступил в силу Муниципальный статут, а в 1925 г. Провинциальный статут — документы, которые юридически расширяли права и обязанности органов власти на местах. Изменению подверглась система выборов: мэры городов и члены муниципальных советов стали избираться из числа кандидатов, выдвигаемых различными профессиональными ассоциациями, а также объединениями городских и сельских жителей. Таким образом оказались урезанными возможности касиков, партийных олигархов на местах, по продвижению своих ставленников путем предвыборных махинаций или откровенных запугиваний.

В мае 1924 г. М. Примо де Ривера объявил о создании «Патриотического союза» — общенациональной партии, призванной заполнить политический вакуум, образовавшийся после запрета других политических партий и объединений. Однако созданный по указанию «сверху» и активно поддержанный лишь губернаторами провинций «Патриотический союз» сколько-нибудь широкой поддержки у населения не приобрел.

М. Примо де Ривера пытался придать легитимность режиму: в 1925 г. военная директория была заменена гражданской директорией - министерским кабинетом во главе с самим диктатором. По замыслу М. Примо де Риверы, в круг задач гражданской директории должно было входить содействие так называемым корпоративистским процессам в стране. На смену обществу, которое он представлял как некую «сумму индивидуумов», должна была прийти новая социальная структура, построенная на корпоративных началах и способная оказывать регулирующее воздействие на политические и социально-экономические процессы, включая трудоустройство и социальное страхование трудящихся. Многое из корпоративистских начинаний М. Примо де Риверы было заимствовано им из фашистской идеологии Б. Муссолини.

В годы диктатуры произошли изменения в составе политической элиты страны. На смену лидерам традиционных буржуазно-монархических партий пришли новые силы из числа военных, крупного чиновничества, молодых клерикалов, осознававших необходимость социальных преобразований в стране.

В идеологическом плане диктаторский режим проводил курс на поощрение «государственного национализма», идейная платформа которого должна была сплотить граждан страны на основе общенациональных ценностей. Эта политика была направлена против региональных националистов, прежде всего в Каталонии. Первоначально большинство каталонских националистов поддержали меры диктатора по борьбе с коррупцией и засильем партийных олигархов. Однако после введения запрета на деятельность административного органа регионального самоуправления «Каталонское единство» и ряда других националистических объединений в Каталонии стало шириться противодействие жесткой региональной политике, проводимой М. Примо де Риверой. В ответ диктаторский режим усилил политику национального притеснения. Директория объявила агитацию за автономию Каталонии «изменой». В школах было запрещено преподавание на каталанском языке. В результате этих насильственных мер сепаратистское движение в Каталонии набирало силу, а республиканские идеи все более притягивали к себе как каталонцев, так и другие народности Испании.

Экономическая и социальная политика режима. Падение диктатуры М. Примо де Риверы

В основе экономической политики авторитарного режима М. Примо де Риверы лежали принципы государственного регулирования и защиты национальных производителей, получившие название «экономический национализм». Производственные секторы экономики оказались под патронажем государства, которое воздействовало на них путем разветвленной системы налоговых льгот, поощрений и субсидий. Регулирующие функции на общенациональном уровне были возложены на Совет национальной экономики (СНЭ). В 1928 г. СНЭ был преобразован в Министерство национальной экономики — фактически центральный государственный орган, планирующий и регулирующий экономические процессы в стране. Укрепляя внутренний национальный рынок и поощряя национальных производителей, МНЭ направляло основные государственные субсидии на развитие таких отраслей, как железнодорожный и морской транспорт, добыча и переработка минерального сырья. Экономические нововведения диктатора (государственные субсидии, кредиты частным компаниям, повышение протекционистских пошлин) способствовали оживлению в 1924-1928 гг. промышленного производства и торговли.

Амбициозные планы М. Примо де Риверы по развитию экономики в немалой степени были связаны с широкой программой общественных работ, также находившейся под патронажем государства. Эта программа имела три важнейшие составляющие: прокладка новых железных дорог и модернизация уже существующих; строительство шоссейных дорог для развивающегося автомобильного транспорта; строительство мощных гидросооружений для нужд сельского хозяйства и производства электроэнергии. Многие пункты программы общественных работ успешно реализовывались. В частности, в период с 1924 г. по 1929 г. было построено и модернизировано более 7 тыс. км дорог с твердым покрытием.

Создание государственных монополий в наиболее перспективных отраслях производства или в сфере предоставления услуг — другое направление экономической политики диктатуры. В 1924 г. учреждается «Телефонная компания», ставшая фактически монополистом в сфере телефонной связи, а в 1927 г. - КАМПСА16, быстро сосредоточившая в своих руках переработку и продажу нефтепродуктов на испанском рынке.

Активно пропагандировавшаяся режимом и внедрявшаяся в сознание людей доктрина «испанского корпоративизма» зиждилась на идеях такой организации трудовых отношений, при которой предприниматели, служащие и рабочие были бы объединены общими производственными целями, приблизительно равной социальной заинтересованностью и ответственностью. Государство по замыслам идеологов доктрины должно было непосредственно выступать гарантом справедливости подобных «корпоративистских» отношений. Испанский корпоративизм преследовал цель избежать острых трудовых конфликтов и социальных потрясений. Практической опорой этой политики стала созданная в 1926 г. Национальная корпоративная организация (НКО). В ее организационную структуру входили (по принципу «пирамиды») Паритетные комитеты, объединявшие в своих рядах предпринимателей, служащих и простых рабочих отдельной хозяйственной сферы, отдельного производственного сектора и отдельного предприятия. Паритетные комитеты были призваны «формировать» климат «социальной гармонии». (Позже они стали прообразом «вертикальных профсоюзов», созданных в период франкистской диктатуры (1939— 1975)). Активно разрабатывалось новое трудовое законодательство, получившее воплощение в Трудовом кодексе 1926 г. Развитие партнерских отношений режима, прежде всего с ВСТ, строилось следующим образом: его руководители включались в состав правительственных органов и Паритетных комитетов. Таким образом режим сделал ставку на профсоюзы.

В октябре 1927 г. по инициативе руководителей режима было созвано однопалатное Национальное консультативное собрание (НКС) для выработки новой конституции. В состав 400 депутатов НКС вошли представители различных корпоративных ассоциаций и объединений. 150 депутатов представляли испанские провинции (по 3 от каждой), 131 — профессиональные ассоциации, 61 стали депутатами «по положению», 58 являлись крупными государственными чиновниками.

Несмотря на активное «реформаторское» начало и довольно серьезные попытки изменения общественной жизни Испании, политика М. Примо де Риверы не привела к разрешению ни одной проблемы, стоявшей перед страной. Провозгласив своей целью покончить с коррупцией в государственном аппарате, оздоровить национальную экономику и содействовать процветанию страны, М. Примо де Ривера в действительности способствовал дальнейшему росту коррупции, обострению социальных противоречий и увеличению внешнего долга страны.

Национальное консультативное собрание не справилось с задачей по разработке конституции. С 1928 г. эта институционная опора диктатуры дала трещину. Деятельность НКС была практически парализована из-за растущей оппозиции режиму со стороны армейских и предпринимательских кругов, региональных националистов Каталонии. В Астурии, Стране Басков и Андалусии участились забастовки рабочих. В стране ширилось республиканское движение. В среде испанской интеллигенции и либеральной буржуазии все громче звучали призывы к борьбе против диктатуры М. Примо де Риверы и против монархии.

Представители «династических» партий, оказавшиеся не у дел, требовали возврата к основополагающим положениям Конституции 1876 г. Студенты ряда крупнейших университетов протестовали против политики М. Примо де Риверы по предоставлению дополнительных льгот и государственных субсидий частным учебным заведениям. Студенческие манифестации возглавили руководители Испанской университетской федерации (ИУФ). Экономический кризис в 1929 г. ускорил процесс падения диктатуры. В январе 1930 г. М. Примо де Ривера подал королю прошение об отставке, которая была незамедлительно принята.

Падение семилетнего авторитарного режима М. Примо де Риверы можно объяснить несколькими причинами: среди них экономические (кризис, растущая дороговизна, падение курса песеты), политические (утрата поддержки со стороны армейских и предпринимательских кругов, рабочих и профсоюзных организаций), институционные (неспособность режима добиться легитимизации путем принятия конституции и формирования законного и дееспособного парламента), а также обострение этнонациональных проблем, прежде всего в отношениях между центром и Каталонией.

После отставки М. Примо де Риверы был образован кабинет генерала Д. Беренгера (1873-1953), ставленника короля Альфонса XIII. Однако такая смена лиц не успокоила общество. Борьба против монархии усиливалась. Генерал Д. Беренгер не смог удержать власть. Новый правящий кабинет во главе с адмиралом Х.Б. Аснаром (1860-1933) решил спасти монархию восстановлением видимости конституционного порядка. На апрель 1931 г. в стране было намечено проведение муниципальных выборов. В августе 1930 г. в г. Сан-Себастьяне (Страна Басков) состоялась встреча лидеров ведущих республиканских и социал-демократических партий. Участники встречи подписали соглашение (Пакт Сан-Себастьяна) о сотрудничестве в борьбе против монархии с целью установления республиканского строя и развертывания в стране глубоких политических и социально-экономических преобразований.

Внешняя политика Испании в первой четверти XX в. Колониальная экспансия в Африке

Малоактивный внешнеполитический курс, проводимый Испанией в первой четверти XX в., получил название «внутреннего сосредоточения» ("recogimiento"). Однако в основе этого «внутреннего сосредоточения» лежало прагматичное дипломатическое лавирование и стремление избегать вовлеченности в крупные военные альянсы.

В Первой мировой войне (1914-1918) Испания не участвовала. Ее национальные интересы этим конфликтом непосредственно не затрагивались. Мадрид, опасаясь нарастания недовольства внутри страны, объявил о своем нейтралитете.

Еще в начале XX в. попытки Испании восполнить колониальные потери в Западном полушарии активной экспансионистской политикой в Северной Африке, преимущественно в Марокко, наталкивались не только на сопротивление местных племен, но и на противодействие Франции, более искушенной в борьбе за передел сфер влияния. Тем не менее испанской дипломатии удавалось добиваться от Франции политических компромиссов в тех случаях, когда борьба против марокканских племен требовала объединения усилий. В частности, в 1904 г. Испания и Франция заключили секретное соглашение о разделе Марокко, подтвержденное Альхесирасской конференцией (1906 г.)17.

Марокко, будучи расположенным на южных рубежах Испании, имело для Мадрида важное стратегическое значение. Кроме того, испанцев привлекала марокканская провинция Риф, богатая минеральным сырьем. Несмотря на преимущество Испании в вооружении, марокканские племена, поднявшиеся на борьбу с оккупантами, нанесли испанским регулярным войскам ряд чувствительных поражений. С 1915 г. сопротивление берберских племен под предводительством энергичного племенного вождя Абд-эль-Крима приобрело особенно ожесточенный и организованный характер. В 1921 г. войска Абд-эль-Крима наголову разбили испанскую армию под Анвалем (провинция Риф). Несмотря на рост антивоенных выступлений в Испании, колониальная война в Марокко была продолжена.


Комментарии:
1. Общественно-политическое объединение «Национальный союз» возникло в результате слияния Национальной лиги производителей, возглавляемой X. Коста, и Ассамблеи торговых палат, организатором которой был политик и предприниматель Б. Параисо.

2. Альфонс XIII (1886, Мадрид - 1941, Рим) — король Испании (1902-1931) из династии Бурбонов. В 1906 г. женился на английской принцессе Виктории Эухении де Баттемберг. На Альфонса XIII неоднократно совершались покушения (в 1905 и 1906 гг.). Политическая и социальная нестабильность в стране привела к падению престижа королевской власти в испанском обществе. Получив 14 апреля 1931 г. известие о победе на выборах республиканских партий, Альфонс XIII в тот же день покинул страну. Республиканские кортесы вынесли постановление о пожизненной депортации Альфонса XIII, лишив его при этом всего движимого и недвижимого имущества. В обвинительном документе королю вменялись в вину военные неудачи в Марокко, авторитарные методы правления, превышение конституционных полномочий, поощрение диктатуры генерала М. Примо де Риверы. Альфонс XIII пытался содействовать реставрации монархии в Испании, приветствовал фашистский,мятеж. Незадолго до смерти, находясь в изгнании в Риме, он добровольно отрекся от престола (15 января 1941 г.) в пользу своего сына Хуана Бурбона, отца короля Хуана Карлоса I. Прах Альфонса XIII был доставлен из Рима в Испанию и перезахоронен в королевском пантеоне монастыря Эскориал под Мадридом (19 января 1980 г.).

3. Paredes, Javier (coordinación). Historia contemporánea de España. Siglo XX. Barcelona, 2004. P. 432.

4. Маура, Антонио (1853, Пальма-де-Мальорка — 1925, Торрелодонес) — известный политический деятель, один из руководителей Либеральной партии, министр по делам заморских провинций (1892), министр юстиции (1895) в правительстве либералов. В 1902 г. перешел в ряды Консервативной партии. Председатель правительства в 1904, 1907-1909 гг. Был вынужден уйти в отставку (1909) в результате трагических событий в Барселоне («кровавая неделя»). Вновь возглавил правительство в 1918—1919 и 1921 гг.

5. Один из теоретиков испанского анархизма, ярый антиклерикал и сторонник свободной от влияния церкви и государства «светской школы». Предан военному суду и расстрелян в октябре 1909 г.

6. Романонес, Альваро (полное имя — Фигероа-и-Торрес, Альваро, граф Романонес) (1863, Мадрид — 1950, Мадрид) — политик, мэр Мадрида, лидер испанской Либеральной партии (с 1912 г.), председатель правительства в 1912-1913, 1915-1917 гг. Был сторонником вступления Испании в Первую мировую войну на стороне стран Антанты. Покинул страну после победы республиканских партий на муниципальных выборах. Автор трудов по истории Испании XIX—XX вв.

7. Каналехас Мендес, Хосе (1854, Эль Ферроль, Галисия - 1912, Мадрид),— политический деятель, один из руководителей Либеральной партии. Занимал посты министра развития (1888-1890), министра финансов (1894-1895), министра сельского хозяйства (1902), председателя Конгресса депутатов (1905-1906), главы правительства (1910-1912). В период правления проводил реформистский курс. Убит анархистом М. Пардиньясом.

8. Анархизм как идейное и социально-политическое течение получил широкое распространение в рабочем движении Испании в последней четверти XIX - первой половине XX в. Наиболее характерные черты испанского анархизма: индивидуализм, противопоставление личности обществу и государству (главным образом центральным властям Испании), культивирование децентрализации, уравниловка, разгул народной стихии, ничем не ограниченная свобода личности. Первоначально кружки анархистов возникли в крупных городах - Барселоне, Валенсии, впоследствии в различных городах Андалусии, Кантабрии, Галисии. В 1874-1881 гг. анархизм в Испании был запрещен. В последующие годы среди испанских анархистов сформировались два основных течения: коллективисты - последователи французских анархо-синдикалистов, и либертариос - сторонники активных силовых действий. Наиболее громко анархисты заявили о себе в конце XIX — начале XX в. В результате терактов, совершенных анархистами, были убиты известные политические деятели А. Кановас дель Кастильо (в 1897 г.) и X. Каналехас Мендес (в 1912 г.); несколько неудавшихся покушений было совершено на короля Альфонса XIII. Представители различных течений анархизма — анархоколлективизма, анархокоммунизма, анархосиндикализма и другие - активно поддержали Вторую республику и приняли участие в испанской Гражданской войне (1936-1939) на стороне законного республиканского правительства. После поражения Республики многие лидеры анархистов были расстреляны, около 20 тыс. членов анархистских объединений были вынуждены эмигрировать, спасаясь от преследований франкистов.

9. Дато Ирадиер, Эдуардо (1857, Ла-Корунья - 1921, Мадрид) — политический деятель, один из лидеров Консервативной партии, по профессии адвокат. С 1884 г. неоднократно избирался депутатом парламента. Министр внутренних дел (1899), министр юстиции (1902). Председатель правительства в 1913-1915, 1917, 1920-1921 гг. Убит в Мадриде каталонскими анархистами.

10. Алькала Самора, Нисето(1877, Приего-де-Кордова— 1949, Буэнос-Айрес) — политический и партийный деятель, по профессии - адвокат, один из руководителей Либеральней партии Испании. Занимал посты министра развития (1917), военного министра (1922). Возглавил правящий революционный комитет после падения монархии (1931). В том же году возглавил Временное правительство страны, в декабре 1931 г. был избран президентом Второй республики. Занимал этот пост до 1936 г. В 1939 г. эмигрировал во Францию, в 1942 г. переехал в Аргентину.

11. Ларго Кабальеро, Франсиско( 1869, Мадрид - 1946, Париж) — политический деятель, один из руководителей крупнейшего профсоюзного объединения «Всеобщий союз трудящихся» и Испанской социалистической рабочей партии. Был приговорен к смертной казни за активное участие во всеобщей забастовке 1917 г. Из тюрьмы освобожден в связи с избранием депутатом парламента (1918). В период правления генерала М. Примо де Риверы выступал за сотрудничество ВСТ с диктатурой. Занимал посты министра труда (1931—1933) в правительствах Н. Алькала Саморы и М. Асаньи. В период Гражданской войны возглавил коалиционное правительство, где одновременно занимал пост военного министра (сентябрь 1936 г.). Подал в отставку в мае 1937 г. В 1939 г. эмигрировал во Францию, где был арестован и заключен в концентрационный лагерь. После двухлетнего пребывания в концлагере (1943—1945) здоровье Ф. Ларго Кабальеро было подорвано, и через год он скончался.

12. Примо де Ривера, Мигель (1870, Херес - 1930, Париж) — генерал, политик, участник военных действий на Кубе, Филиппинах и в Марокко. Генерал-капитан Валенсии (1919), Мадрида (1920-1921), Каталонии (1922-1923). После совершенного им государственного переворота 23 сентября 1923 г. — глава правительства и фактический диктатор Испании (до января 1930 г.). В первые годы правления сформировал и возглавил Военный директорат (1923-1925) только из представителей генералитета. В 1925 г. преобразовал Военный директорат в Гражданский директорат с участием представителей правых политических партий. М. Примо де Ривера ограничил демократические права и свободы, выступил с идеей организации в стране тоталитарной политической партии «Патриотический союз». Первоначально пользовался поддержкой монархических и правоцентристских сил страны, а также части профсоюзных организаций и пролетариата. В последний год авторитарного правления, лишившись поддержки ведущих политических деятелей, короля Альфонса XIII и верхушки армии, предпочел подать в отставку и эмигрировать во Францию (1930), где вскоре скончался.

13. Фуэро (фуэрос) (от лат. forum - форум, центральная площадь; массовое представительное собрание). На протяжении многих веков в христианской Испании фуэрос означали права, привилегии или свободы, даровавшиеся королями союзным городам или вассальным уделам. В IX-X вв. фуэрос служили правовой основой для регулирования налоговых, экономических, военных и административных отношений испанских королей с подвластными им городами и территориями. С XIII в. можно говорить о существовавшей форальной практике подписания суммирующего свода традиционных или исторических прав регионов.

14. Впоследствии БНП утвердилась в качестве ведущей политической силы Страны Басков.

15. Название баскской сепаратистской организации, аббревиатура от баскского Euskadi Та Ascatasuna (Е.Т.А.), пер. с баскского — «Страна Басков и свобода».

16. Сокр. от Compania Arrendataria del Monopolio de Petróleos, S.A.

17. В небольшом городке Альхесирас на юге Испании (провинция Кадис, Андалусия) 15 января - 7 апреля 1906 г. состоялась созванная по инициативе Германии международная конференция, посвященная разрешению франко-германского конфликта (1905) относительно раздела сфер влияния в Марокко. В ней приняли участие представители Австро-Венгрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Испании, Италии, Марокко, Нидерландов, Португалии, России, США, Франции, Швеции. Германию на конференции поддержала только Австро-Венгрия. В решениях Альхесирасской конференции провозглашались целостность и независимость султанского Марокко, равенство в экономических и инвестиционных возможностях в отношении Марокко для всех стран Европы. Решения конференции означали дипломатическое поражение Германии и открыли для Франции и Испании дорогу к колониальному захвату Марокко.
Дата публикации - 14.08.2010

Список литературы: 1. «Политическая история Испании», Г.И. Волкова, А.В. Дементьева. М.: Высшая школа, 2005.

Закладки

| Еще