Интернет-портал по истории и генеалогии

Ономастика:
Астронимика

Астронимика

Астрони́мика (от гр. αστρoν 'звезда' и ovυμα 'имя') — раздел ономастики, изучающий собственные имена небесных тел и их совокупностей. Первоначальная конкуренция двух терминов для обозначения этого раздела — астронимика и космонимика — привела ономастов к идее их смыслового разграничения: астронимика изучает именования «точечных» небесных тел, т. е. названия звезд, планет, их спутников, астероидов, метеороидов (метеорных потоков) и метеоритов (Сириус, Юпитер, Амальтея, Ланселот, комета Неуймина, Персеиды, Горловка), а космонимика — именования пространственных объединений небесных тел, как они видятся земному наблюдателю: обозначения созвездий и их частей, звездных скоплений и галактик (Большая Медведица, Орион, Палица — часть созвездия Геркулес, Плеяды, Млечный Путь, туманность Андромеды). Это разграничение последовательно проводится в словаре Н. В. Подольской (хотя он и не содержит самого термина космонимика) и ряде ономастических публикаций начиная с 80-х гг. XX века. Впрочем, часто термины астронимика и космонимика (и их производные) продолжают употребляться как равнозначные, а разные ученые отдают предпочтение то термину астронимика (М. Э. Рут), то термину космонимика (В. Д. Бондалетов). Объяснение терминологической разноголосицы — в отсутствующей пока, но необходимой иерархизации терминов. Небесная отрасль ономастики может быть только одна. А уж она, в свою очередь, вполне может делиться на группы (изучение точечных и пространственных объектов).

Астрономы и популяризаторы астрономии издавна обращаются к толкованию небесных названий, чаще всего ограничиваясь ссылками на античную мифологию (Д. О. Святский, В. П. Цесевич, Ф. Ю. Зигель, Г. А. Бурба). Интерес к небесным названиям проявляют также этнографы, фольклористы. Однако научная разработка астронимики началась лишь после подключения к ней лингвистов (В. А. Никонова, В. Д. Бондалстова, А. В. Суперанской, М. Э. Рут, Л. Ф. Фоминой и др.), так как названия небесных объектов — слова, а поэтому они должны изучаться лингвистическими методами. Становление научной астронимики приходится на 60—70-е гт. и продолжается до сих пор.

Среди астронимов — названий небесных объектов — целесообразно различать старые (возникли до открытия телескопа) и новые, а также научные (кодифицированы наукой и стали астрономическими терминами) и народные. Последние, разумеется, возможны только для объектов, видимых невооруженным глазом. Большинство старых научных названий сформировалось на базе народных.

Возникновение старых астронимов теряется в глубине веков, так как звездное небо давало древнему человеку возможность прекрасно ориентироваться ночью и во времени, и в пространстве. Так, можно утверждать, что названия самого яркого северного созвездия типа нашего Большая Медведица, бытующие не только как научные, но и как народные во многих странах, в том числе в ряде индейских языков Северной Америки, возникли приблизительно 100 тыс. лет назад. Дело в том, что собственное движение, присущее всем звездам, в Большой Медведице особенно заметно. И 100 тыс. лет назад конфигурация этого созвездия походила на профильное изображение медведя, причем медведя длинношерстного, пещерного, а примерно около 80 тыс. лет назад такое сходство было утрачено.

Из 88 выделяемых ныне созвездий старыми являются 48. Названия им давались, как правило, по сходству, на основе метафоры, причем источниками именований служили существенные, социально значимые реалии. Как заметил В. А. Никонов, «охотничьи племена дали созвездию название Стрелец, скотоводческие заселили небо табунами коней». 25 названий старых созвездий, т. е. более половины, взяты от животных. Наряду с Большой и Малой Медведицами, Большим и Малым Псами есть созвездие Малый Конь, по именованию находящееся в оппозиции с названием созвездия Пегас, которое ранее у греков именовалось 'Ίππος'. 'Конь', и стало Пегасом позже, в связи с общей мифологизацией астронимии. Есть также созвездия Волк, Заяц, Лев, Ворон, Лебедь, Орел, Кит, Дельфин и др.

Преобладание у старых созвездий «звериных» имен свидетельствует, что небо было разделено на созвездия охотничьими и скотоводческими племенами в первобытно-общинные времена, а зафиксированный на небе комплект животных подсказывает, что это произошло в Двуречье. Изначально не имея никаких мистических мотивировок, обозначения созвездий постепенно мифологизировались, а придя из Ассиро-Вавилонии и Древнего Египта в Грецию, практически целиком влились в античную мифологию. Таким образом, мифологические объяснения названий старых созвездий вторичны и появились после возникновения самих этих названий. При этом и название могло измениться, как Конь превратился в Пегаса. Таковы, можно думать, все названия созвездий по собственным именам античной мифологии: Андромеда, Геркулес, Кассиопея, Орион, Персей, Цефей. В конфигурации звезд можно увидеть человека (так возникло, например, название Близнецы), но конкретную, скажем, Кассиопею — нет.

Из Греции названия созвездий были усвоены римлянами, с переводом их на латинский язык, из которого уже в качестве научных терминов они распространились по всему миру. В славянской традиции названия созвездий, образованные от нарицательных слов, переводятся (Дева, Водолей, Телец, Весы, Чаша), а названия от собственных имен усваиваются в своем звучании (Эридан, ср. Волосы Вероники). 40 новых созвездий выделены в основном на южном небе, в XVI—XVIII вв. Самое знаменитое из них — Южный Крест — зафиксировано в 1520 г. во время плавания Магеллана. 13 новых созвездий впервые поместил в своем звездном атласе И. Байер (1603). Продолжая традицию именования созвездий по животным, Байер и другие астрономы подбирали в основном экзотические имена, что соответствовало эпохе великих географических открытий и подчеркивало удаленность объектов от европейского наблюдателя: Хамелеон, Павлин, Тукан, Райская Птица, Золотая Рыба, также Журавль, Голубь, далее Жираф, Единорог и др. Ряд новых созвездий на северном небе ввел Я. Гевелий (его атлас вышел в 1687 г.). Из них доныне сохранилось семь: Малый Лев, Гончие Псы, Рысь, Лисичка, Ящерица и, с отступлением от анималистической традиции, Щит, Секстант. Последнее название зародило новую традицию, которую подхватил Н. Лакайль (1752); 14 введенных им новых созвездий южного неба получили имена во славу науки и искусства: Октант, Телескоп, Циркуль, Наугольник, Часы, Микроскоп, Насос, Резец, Скульптор и др. Все названия Лакайля однословны, но часть из них стапа таковой уже в процессе позднейшего функционирования: Химическая Печь превратилась просто в Печь, Мольберт Живописца стал Живописцем и т. д.

Окончательное число 88 созвездий, понимаемых как участки, на которые разделена вся небесная сфера, утверждено в 1922 г. I съездом Международного астрономического союза (MAC), который при этом отказался от 27 созвездий, фигурировавших в различных звездных атласах. С этого времени MAC (или, по его поручению, другие астрономические институции) утверждает, а при необходимости корректирует все новые научные названия небесных объектов.

Словесные названия звезд (их функционирует, с разной степенью известности, около 300), как правило, вторичны относительно именований созвездий и опираются на эти названия. От греков обычай именовать звезды по месту в созвездии переняли арабы, а от них — средневековая Европа. Так, звезда δ Большой Медведицы (обозначение ярчайших звезд созвездия греческими буквами ввел И. Байер) у Птолемея названа «Ближайшая в хвосте», в атласе Бируни — «Начало хвоста». Ныне она именуется непонятно — Мегрец, что, однако, в переводе с арабского означает все то же — «начало хвоста». Связь именований звезд с созвездиями оказалась для астрономов обременительной, когда они после открытия Н. Коперника осознали, что каждая звезда — это особый мир, что звезды входят в состав созвездия лишь для земного наблюдателя, а фактически никак между собой не связаны. Возникшая потребность разграничить названия звезд и созвездий привела к тому, что в XVIII— XIX вв. астрономы отказались от перевода описательных обозначений и стали применять их на языке оригинала — по преимуществу арабского: Бетельгейзе и Ригель ( (α и β Ориона) — «подмышка великана», «нога», Мерак (β Большой Медведицы) — «брюхо», Денеб и Садр (α и γ Лебедя) — «хвост», «грудь». Благодаря такой разноязычности оказалось возможным даже совпадение названий созвездия и его ярчайшей звезды — α: Альрами 'стрелец' в созвездии Стрелец. Арнеб 'заяц' в созвездии Заяц, Дубге 'медведь' в созвездии Большая Медведица и др. Около 80 процентов поименованных звезд имеют арабские названия (15 процентов — греческие и 5 процентов — латинские).

Зависимость названия звезды от созвездия может оказаться завуалированной. Так, названия Альтаир и Вега восходят к арабским словам со смыслом 'летящий' и 'падающий', поскольку арабы именовали созвездия Орел и Лира Летящим Орлом и Падающим Орлом, а α Льва — Регул взято от лат. regulus 'царек' по метафоре «лев — царь зверей». Некоторая часть названий звезд имеет отношение не к своим созвездиям, а к другим небесным объектам. Так, α Волопаса — Арктур, нацеленная на хвост Большой Медведицы, имеет смысл 'страж медведя', α Скорпиона — Антарес соотносится с планетой Марс, означая по-гречески 'вместо Марса'. Лишь немногие звезды имеют названия безотносительные, полученные по их собственным свойствам. Это прежде всего Полярная звезда, находящаяся вблизи северного полюса мира и потому остающаяся на небе неподвижной (всегда указывает на север). Самая близкая к нам звезда (α Центавра) именуется по-латыни Проксима 'ближайшая'. Ошибку древних обнаруживает греческое название самой яркой звезды небосклона Сириус 'знойная'. Его смысл объясняется тем, что звезда появлялась на ночном небе в период наибольшего зноя (июль — август) и, как наивно полагали, вызывала этот зной.

Планеты в Древней Греции первоначально имели названия огненного цикла (Юпитер — Фаэтон 'блистающий' и под.), но под влиянием Вавилона, где планеты были хорошо изучены и именовались по главнейшим богам, получили затем божественные названия: Гермес, Афродита, Арес (Арей), Зевс, Крон. Усвоив вместе с астрономической мудростью эти названия, римляне заменили их именами соответствующих своих богов. Так появился ныне употребительный ряд Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн. Древние знали только эти 5 планет. Остальные планеты — новые, открытые с помощью телескопа. Впрочем, планету Земля Коперник «открыл» в XVI в. путем построения своей гелиоцентрической системы. Понятно, что это название, идущее в большинстве языков от смысла 'почва' и звучащее в разных языках по-разному, является очень древним и со времен Коперника получило лишь новую семему 'планета'. Члены Солнечной системы, находящиеся за Сатурном, были открыты с помощью математических расчетов и телескопа: Уран — в 1781 г. (В. Гершель), Нептун — в 1846 г. (по расчетам У. Леверье), Плутон — в 1930 г. (К. Томбо по расчетам П. Лоуэлла). Эти три названия, так хорошо вписывающиеся в традиционный божественный ряд, утвердились отнюдь не сразу, будучи длительное время предметом споров среди ученых. При этом попытки использовать имя первооткрывателя относительно Урана и Нептуна успехом не увенчались, и лишь именование Плутон, не нарушающее мифологического рада, было подобрано таким образом, чтобы два первых его звука указывали на инициалы Персиваля Лоуэлла.

Свои особенности есть у именований спутников планет, первые из которых (помимо извечно знакомой людям Луны) открыл в 1610 г. Г. Галилей (спутники Юпитера Ио, Европа, Каллисто и Ганимед). Открытия спутников планет, особенно Сатурна и Юпитера, продолжаются и в наши дни, причем традиция их именования, идущая со времен Галилея и ориентированная на античную мифологию, в целом сохраняется.

Особый интерес для астронимики представляет динамика названия малых планет (астероидов) благодаря многочисленности этих небесных тел (на 1 января 1991г. их .открыто 4645, а поименовано 3577) и длительности процесса их номинации (с 1801 г. до наших дней). Начав с имен античных богинь (первые астероиды: Церера, Паллада, Юнона, Веста, Астрея), астрономы довольно быстро перешли на имена земных женщин (астероиды Вера, Зоя, Инна, Катя, Лена, Люда, Марина, Мариетта, Надежда, Наташа, Ольга, Тамара и др.) и античных персонажей мужского пола (Аполлон, Амур, Эрот, Эндимион, Дедал, Ахиллес, Гектор, Приам и т.д.). В XX в. главным источником названий малых планет стали фамилии — сначала астрономов, мужчин и женщин: а) Бредихина, Бодеа, Галилея, Ольберсия, Пиацция, Шеплия, Вольфиана (с трансформацией мужских фамилий в женские формы с помощью аффиксов -а, -я, -ия, -пана); б) Бессель, Гершель, Койпер, Коперник, Орлов, Чеботарев (без изменений мужских фамилий); в) Кеннония, Яхонтовия (с трансформацией женских фамилий); г) Боева, Жилова (без трансформации женских фамилий). Многие астероиды стали называться по фамилиям и других знаменитых людей: Амундсения, Нансения, Моцартия, Павловия, Руставелия и другие. Множество астероидов взято от топонимов (Россия, Украина, Одесса и т. д.), а также различных нарицательных имен — абстрактных и конкретных.

В сферу астронимики как раздела ономастики входит и астротопонимия — обозначение объектов на поверхности планет (кроме Земли) и их спутников. Благодаря выдающимся космическим успехам человечества таких объектов, подлежащих именованию либо уже поименованных, становится все больше. Ныне известно около 1300 объектов, в основном кратеров, на Луне (в том числе на ее обратной стороне), около 400 названий на Марсе (здесь также преобладают кратеры, а не знаменитые некогда, но так и не обнаруженные каналы, ср. названия территорий на Марсе: Аракс, Ганг, Евфрат, Окс, Танаис). Львиная доля именований объектов на Луне и Марсе образована от фамилий ученых, прежде всего астрономов. На Луне и на Марсе есть посвященные астрономам кратеры: Антониади, Араго, Барнард, Браге, Галилей, Галлей, Гиппарх, Кассини, Коперник, Ломоносов, Перепелкин, Птолемей, Тихов, Фесенков, Фламмарион, Шаронов и др.

Поэтому объекты на Меркурии (около 300) и Beнере (более 300), открытые отчасти с Земли, но в основном со спутников, получили иную базу номинации. Разные типы объектов здесь именуются по разным принципам, но преобладающий тип — все те же кратеры — называются на Меркурии по фамилиям деятелей культуры, а на Венере — знаменитых женщин. В обоих случаях рабочая группа МЛС по планетной номенклатуре тщательно следит за сохранением интернационального подхода, поэтому на Меркурий и Венеру попадают имена деятелей разных стран и народов и разных эпох. Вот некоторые названия кратеров, данные в честь русских деятелей: на Меркурии — Державин, Достоевский, Лермонтов, Мусоргский, Пушкин, Репин, Суриков, Толстой, Чайковский; на Венере — Ахматова, Голубкина, Дашкова, Мухина, Орлова, Павлова, Русланова, Цветаева.

Литература:
1. Бонов Л. Мифы и легенды о созвездиях. Минск, 1984.
2. Бондалетов В. Д. Русская ономастика. М., 1983.
3. Карпенко Ю. А. Названия звездного неба. М., 1985.
4. Назви об'ектiв на поверхнi планети Венери // Мовознавство. 1989. № 5.
5. Марсианские названия // Zbornik и cast Petru Skoku о stotoj obljetnici rodenja. Zagreb, 1985.
6. Toponymie des Planeten Merkur // Namenkundliche Informationen, Beiheft 13/14. Leipzig, 1990.

В статье использованы материалы из следующих источников: 1. Ю.А. Карпенко. Русская ономастика и ономастика России. М.: Школа-Пресс, 1994.

Закладки

| Еще