Интернет-портал по истории и генеалогии

Ономастика:
Клички лошадей (скаковых и рысистых, в русском коневодстве)

Клички лошадей (скаковых и рысистых, в русском коневодстве)

Клички лошадей (скаковых и рысистых, в русском коневодстве). Присвоение кличек породистым лошадям в России XIX—XX вв. не было регламентировано ничем, кроме вначале необязательной, но постепенно превратившейся в норму тенденции выражать в имени родственную связь носителя клички с его отцом или матерью (реже обоими). Постоянно присутствующим, хотя и некодифицированным, был также эстетический фактор, под действием которого коневоды старались давать лошадям клички, достойные будущих рекордсменов (Барс, Боец, Бравый, Могучий, Молодецкий и т. п.).

Однако в результате длительной практики сложилась довольно стройная и, главное, в основном однородная, несмотря на свою разноязычность, система имен, поддающаяся довольно компактному описанию.

Регулярное, почти ежедневное общение лошади с человеком определило богатую имятворческую традицию этой отрасли зоонимии и многообразие ее эмоционального компонента. Функциональная необходимость точного именования лошади была осознана также необыкновенно рано. Хотя в сравнительно недавние времена, отдаленные от нас всего полутора-двумя веками, в степных табунах паслись безымянные кони. Включение лошади в хозяйственный обиход, при котором происходило выделение ее из безымянного множества, сопровождалось присвоением ей индивидуальной клички.

Громкие имена боевых коней древности и средневековья, которые, кроме звательной и владельческой, имели еще эмоционально-экспрессивную функцию устрашения, были вместе со знаменами, значками, гербами, боевой раскраской, устрашающими деталями воинского снаряжения (рога, крылья и т. д.) средствами психологической войны, рассчитанными на то, чтобы внушить противнику страх перед грозным всадником, деморализовать его и заранее подготовить легкую победу.

Наследницей этой функции клички является нынешняя рекламно-аттрактивная роль, довольно существенная при заключении сделок на аукционах лошадей и немаловажная в обеспечении участникам дерби и конкурсов необходимой рекламы среди игроков и любителей конного спорта.

Эмоционально-экспрессивный характер генофонда кличек орловских рысаков проявляется при семантической классификации имяпроизводящих основ данного корпуса имен [1], их генетической типологии [2] и структурной характеристики [3]. Среди семантических групп имяпроизводящих основ анализируемых кличек можно выделить:

а) немногочисленые названия животных (Бирюк, Горностай, Куница, Тигр), среди которых чаще других в период с 1835 по 1876 г. употреблялись Барс (11 жеребцов) и Кролик (35).

б) названия птиц; некоторые из них могли служить символом красоты и силы (Кречет, Лебедь, Орел, Орлик, Павлин, Сокол), большинство — Бекас, Воробей, Кукушка, Цапля, Чечетка — были результатом уподобления по окраске или манере передвижения или случайными именованиями;

в) названия конкретных предметов, случайные, как Верстак, Метла, Палаш, или с предполагаемым символическим облагораживающим значением (Булат, Комета, Кремень, Пуля, Булава, Ваза, Заноза, Звезда, Звездочка, Гранит, Метеор, Огонь);

г) названия абстрактных предметов, действий, явлений природы, часто имеющих символическое значение (Ветерок, Восторг, Вьюга, Гроза, Гром, Дар, Задор, Набат, Отрада, Разгул, Размах, Раскат, Услад);

д) обширную группу названий лиц по характерному действию, должности, титулу, чаще благородному (Богатырь, Богач, Вельможа, Вестник, Витязь, Воевода, Воин, Вещун, Волшебник, Ворожей, Знахарь, Кавалер, Колдун, Кудесник, Купец, Лорд, Мамелюк, Механик, Мурза, Партизан, Паша, Работник, Ратник, Стрелец, Стрелок, Старшина, Хан, Чернец, Учитель);

е) названия лиц по нравственным и физическим качествам: Бедокур, Буян, Быстролет, Великан, Ветрогон, Волокита, Ворчунья, Воструха, Грубиян, Гуляка, Добряк, Друг, Душенька, Забияка, Космач, Криводушник, Крикун, Кляузник, Молодец, Насмешник, Негодяй, Плут, Силач, Соперник, Сорванец, Чаровник, Чародей, Чудак, Чудило, Щеголь и др.; эмоционально-экспрессивный потенциал этой лексической группы очевиден, знаменательно ее интенсивное использование в качестве кличек;

ж) антропонимы, главным образом иноязычного, античного и вообще книжного и легендарного происхождения (Агарь, Андромаха, Аякс, Буцефалус, Велизарий, Венера, Галиаф (так!), Дафна, Добрыня, Езон, Кудеяр, Ларочка, Любка, Лукулл, Лыбедь, Мак-Магон, Мамай, Нептун, Полкан, Песталоцци, Ренальд, Роланд, Юнг-Роланд. Метафорический смысл таких имен, как Аякс или Голиаф, был понятен только образованным людям, но романтический, нездешний, легендарный колорит кличек этой группы был общепонятен и создавал желаемую рекламную аттракцию их породистым носителям;

з) это полностью относится и к кличкам, образованным от этнонимов (Американка, Арабка, Бедуин, Бухарец, Варяг, Венгерка, Галл, Голландка, Гречанка, Испанец, Казачка, Латыш, Прусачка, Татарка, Цыганка) и к оттопонимическим образованиям (Десна, Каледония, Камчатка, Кастеламара, Медынь, Палестина, Полтава, Синоп, Таврида, Царьград);

и) качественные прилагательные — излюбленный источник кличек, которые содержали как описание нрава, стати, резвости лошадей, так и их эмоциональную оценку создателем клички (Бедовая, Бодрый, Бравый, Буйный, Быстрый, Важный, Верный, Веселый, Главный, Гордый, Дивный, Добрый, Досужий, Единственная, Забавный, Завидный, Задорный, Залетный, Злобный, Кроткий, Ладный, Ловкий, Любезный, Лютый, Миловидный, Милый, Нарядный, Непокорный, Потешный, Почетный, Резвый, Скромный, Славный, Спесивый); среди хвалебных эпитетов, обращенных в клички, имеются даже такие обратные образования, как Казистый и Наглядный;

к) относительные прилагательные, как и превращенные в клички коневодческие термины Вороной, Гнедой, Караковый, Рыжий, Серый, Темно-серая, Темно-гнедая, обозначали масть лошадей (Золотой, Мраморная, Огнистый, Серебряный, Смоленый, Стальной); хотя эти клички и сообщали конкретные сведения о своих носителях, их нельзя считать совершенно стилистически нейтральными, ибо сами традиционные названия чистых мастей конской элиты были положительными характеристиками.

Таким образом, хотя далеко не все зоонимы, входящие в рассмотренные группы, содержат конкретную информацию о носителе (характеристика масти или физических качеств лошади), почти все они ярко эмоционально окрашены, подчеркивают его действительные или желаемые положительные качества, стремятся облагородить, приукрасить его облик, привлечь к нему благосклонное внимание покупателей или игроков на бегах.

Генетическая типология (типология внутренних форм) кличек представлена следующими классами:

а) патронимический (реже матронимический) класс, в который входят клички, в семантике которых присутствует так или иначе выраженное указание на происхождение от определенного отца или матери; единого формализованного способа обозначения происхождения еще выработано не было; для этой цели использовали полный повтор клички (с поправкой на пол): Азарной — сын Азарной, Бархатный — сын Бархатной, Самолет (1848) от Самолетки, Догоняй — сын Догоняихи; суффиксальное словообразование: Анетин — сын Анеты, Богатырь — сын Богатырки, Лебеденок — сын Лебедя, Орлик — сын Орла; сложение имен родителей: Атласный-Угрюмый сын Атласного и Угрюмой; цифровые уточнители: Атласный II — сын Атласного, Подарок II — сын Подарка I;

б) описательный класс — прямое или метафорическое описание внешних и внутренних свойств лошади: Вороной, Гнедой, Нонка, Звездочка (масть, окрас), Атласный, Бархатный, Волнистый, Космач (характер шерсти), Лебедь, Цапля, Плотный (стать), Буян, Злобный, Строгий, Несмелая (манера поведения, характер) и т. п.;

в) класс мелиоративных и оптативных кличек — клички-пожелания и гиперболические эпитеты (Дивный, Могучий, Непобедимый, Комета, Ураган, Догоняй, Улетай), такие клички содержали в себе нечто вроде древних магических заклинаний и сродни будущим рекламным наименованиям. Элемент мелиоративности присутствует в семантике всех классов, хотя в одном случае он проявляется в установлении родства со знаменитым производителем, в другом случае — в подчеркивании наиболее выдающихся внешних или внутренних качеств носителя, в третьем случае — в декларировании будущих побед.

Словообразовательные модели рассматриваемого класса, как и в других ономастических классах, распадаются на простые, производные, сложные и составные. Простые, безаффиксные образования — Бард, Барс, Ворон, Куница, Друг. Производные: номинативные — Баловник, Добряк, Баловень, Говор, Вестница, Чудила, Волокита, Прусачка, Вещун, Любимая, Жиганка, Конек, Галченок, Солдатик; атрибутивные — Вороной, Любезный, Похвальный, Досужий, Безнадежный, Беспардонный. Сложные — Быстролет, Ветрогон, Добродей, Лиходей, Чародей, Ротозей, Самолет. Составные — Атласный-Кролик, Атласный-Угрюмый, Бедуин-Молодой, Ворон-Черный, Ворон-Ловкий, Грозный-Любимец, Подарок II, Добычник-Молодой, Непобедимый-Молодец, Закадычный-Друг, Любезный V, Жар-Птица.

Своеобразную структурную подгруппу предствляют субстантивированные образования на базе междометий, императива глаголов и целых императивных предложений: жеребцы — Ах, Ширяй, Догоняй, Досаждай, Раскидай, Улетай; кобылы — Авось, Небось, Горе-Прочь и Кинь-Грусть.

Всем именам рассматриваемой группы присущи четко выраженные значения предметности, единичности и рода. Последнее тесно связано с реальным полом животных и последовательно выражается аффиксальными формантами (Авося, Отгадчица, Догоняиха, Гильдянка, Купчиха, Горюнова, Полканша, Летунья, Недостойная), подбором исходных апеллятивов соответствующего родового значения (Воля, Дума, Саржа, Заноза), подбором слов соответствующих родовых пар (Подруга, Ворожея, Гостья, Красотка, Телка, Лебедица, Чухонка), даже искусственным образованием родовых антонимов (Горностайка — от Горностай, Амазон — от Амазонка, Нелюдимка — от Нелюдим). При этом в некоторых случаях наблюдается неправильное родовое толкование существительных. Так, Пройдоха — кличка жеребца и кобылы, Рында — кличка кобылы, Добрыня (кобыла) — дочь жеребца Добрыни.

Во второй половине исследуемого периода складывается довольно последовательное обозначение родства лошадей повторением инициалов одного или двух производителей в кличке каждого жеребца или кобылы: Друг от Волнистого и Думы, Верняк от Ворона и Чародейки или даже Добряк от Добродея и Доброй, Дунай от Добытчика и Дубровы. Этот способ выражения родовой связи в будущем оказался наиболее простым и наиболее продуктивным.

Более полное повторение имени или его компонентов в наименовании потомства встречалось в 1834—1884 гг. довольно часто: Досадная от матери Досаждайки, Добытчица от матери Добычи, Догоняиха от Догоняя и Славы, Рынденок от Друга и Рынды, Туман-Восторг от Тумана и Мглы, и со смысловой связью: Ворожея от Колдуна и Победы, Пройда от Ловкого, Ходкая от Ходистой.

В наше время коневоды стремятся начать имя лошади с инициала отца, включая инициалы матери в состав клички: Бабочка от Бивуака и Буквы, Прима от Прометея и Магдалины, Авангард от Авгура и Валатозы, Доха от Движка и Ханки, Жемчужина от Жребия и Аварии и т. д.

При этом значение исходных апеллятивов почти не принимается во внимание, формальный принцип номинации по инициалам производителей преобладает. Используются главным образом иностранные слова. Эмоционально-экспрессивная окраска этих кличек практически нейтральна.

В русском рысистом коневодстве XIX в. сложился профессиональный ономастический генофонд, в который были целенаправленно отобраны слова определенных семантических групп, причем сложились немногочисленные генетические типы наименования лошади с неограниченным использованием номинативных словообразовательных моделей русского языка.

Сравнение русской конской зоонимии 1834—1884 гг. и 40-х гг. нашего столетия свидетельствует о том, что клички породистых лошадей сегодня лишены эмоционально-экспрессивной окраски прошлого, преобладает формальный подход к подбору имен. Полностью исключен из практики рациональный поиск имени. Кроме выражения родства с производителями, никаких ограничений в выборе имен не признается. По энциклопедическому словарю подбирается слово, в состав которого входят инициалы отца и матери, и на этом акт имятворчества завершается. Правда, и в старину создавалось немало безассоциативных кличек, и ныне встречаются изредка традиционные наименования вроде Дружок — от Дебоша и Ракиты, Задорная — от Зерзана и Дубовой. Однако тенденция к случайному подбору имени, не допускающая никакой экспрессивной семантизации, явно преобладает. Достаточно обозреть огромный ряд кличек типа Калория, Кассация, Клика, Код, Корейка, Мистицизм, Номер, Оптик, Павильон, Палатка, Панель, Парадокс, Партер, Пелерина, Пломба, Повестка, Профессия, Сакля, Сигнал, Сатира, Сборник, Секта, Сессия и т. п., чтобы убедиться в истинности этого положения. Объяснение этому процессу десемантизации и стилистической нейтрализации зоонимов следует искать прежде всего в том, что они утратили рекламную аттрактивную функцию и, не будучи в условиях массового промышленного коневодства средством звукового общения человека и животного (попробуйте «пообщаться» при помощи таких кличек, как Имитация и Судорога), стали эквивалентом имени-номера.

Литература:
1. Списки лошадей Орловской породы, бежавших на летнем и зимнем московских ипподромах с 1834 по 1884 г.— свыше 6000 кличек // Сонцов Д. Д. Альбом пятидесятилетнего юбилея Московского императорского общества любителей конского бега. М., 1884.
2. Отчеты о скаковых испытаниях 1946 и других годов, опубликованные Ростовским-на-Дону ипподромом // Отчет о скаковых испытаниях 1946 г. Ростов-на-Дону, 1948.

В статье использованы материалы из следующих источников: 1. Л.М. Щетинин. Русская ономастика и ономастика России. М.: Школа-Пресс, 1994.

Закладки

| Еще