Интернет-портал по истории и генеалогии

Топонимика. Происхождение собственных имен географических объектов:
Ферапонтов монастырь

Ферапонтов монастырь

Ферапо́нтов монасты́рь и земли вокруг него традиционно входят в Белозерский край; Белозерье — так чаще всего называют этот севернорусский край. Как и на всем русском Севере, да и не только на Севере, здесь встречаются и славянские по происхождению, и неславянские географические имена. Это связано с историей заселения края. Славяне появились на этой территории во второй половине I тысячелетия н.э. и «сели» на землю. Они осваивали свободные земли, не занятые автохтонными кочевыми племенами прибалтийских финнов, которые промышляли исключительно охотой и рыболовством. Передвигаясь с места на место в поисках лучших охотничьих угодий и мест, изобилующих рыбой и птицей, прибалтийские финны (вепсы, карелы ) в какой-то мере освоили этот край, и это выражалось также и в том, что географическим объектам присваивались имена.

Большие и малые географические объекты получали наименования, но в первую очередь гидрографические, так как реки и озера (а для русского Севера характерно наличие не просто большого количества рек и озер, но чаще всего многочисленных систем их) были самыми надежными путями сообщения, а берега их — местами стоянок и поселений. Следует заметить, что до прихода славян здесь проживали в разные исторические периоды кроме прибалтийских финнов саами, волжские финны и другие народы. И все они передавали друг другу свои имена для обозначения географических объектов. Поэтому некоторые географические названия представляют собой неразрешимые загадки, нельзя объяснить их с помощью известных языков финно-угорской группы (живых и мертвых). Почему? Скорее всего потому, что в процессе поэтапного заимствования из одного языка в другой названия претерпели очень большие изменения.

Район Белого озера заселен славянами давно, по традиционной точке зрения, — в VIII-IX вв., очень рано Белоозеро начинает упоминаться и в русских летописях. Есть тому и археологические свидетельства. Однако некоторые современные археологи считают, что славяне в районе Белого озера появились еще в VI-VII вв. (по данным А.Н. Башенькина, руководителя археологической экспедиции Череповецкого краеведческого музея). В 1984 году эта экспедиция в Чагодощенском районе Вологодской области у деревни Падун обнаружила славянские поселения VI-VII вв.

Но есть и языковые признаки, также указывающие на раннее проникновение славян в район Белого озера по сравнению с другими территориями русского Севера. А. К. Матвеев отмечает такую интересную фонетическую особенность, как регулярность соответствия финского краткого звука ă русскому о. Эта закономерность отмечается в различных тематических группах слов, в том числе и в словах, обозначающих географические понятия, а также в составе географических названий (топонимов). Для сравнения можно привести такие примеры, как карельское karjala — древнерусское корела, финское lappi — древнерусское лопь, финское lahti — севернорусское диал. лóхта 'залив', 'низкий берег реки, озера', финское sara — севернорусское диал. со́ра 'развилка (реки, дороги, дерева)' и др. На большей же части территории русского Севера отражено соответствие финского краткого ă русскому а (ср. современные названия Карелия и Лапландия, а также известное во многих севернорусских говорах слово лахта 'залив'. Соответствие финского краткого звука а русскому о на территории Белозерья, по мнению профессора А.К. Матвеева, свидетельствует о том, что эта территория была освоена русскими тогда, когда в древнерусском языке еще не завершился праславянский процесс перехода краткого звука а в о, т.е. никак не позже VI-VII вв.

Район Белого озера заселяли кривичи (они двигались с юга, «с низу», с берегов Волги по Шексне) и новгородские словене (они шли с запада в район реки Уломы по Шексне). Историки отмечают, что освоение славянскими племенами Белозерья и в целом русского Севера шло мирно: свободных земель было много, прибалтийско-финские племена были малочисленными, кочевыми, не «сидели» на земле. Поэтому здесь русские творили свою систему географических названий, заимствуя лишь некоторые иноязычные имена или переводя их на свой язык. В районе Ферапонтова монастыря, по сравнению с другими территориями русского Севера, преобладают славянские по происхождению географические названия. В течение трех лет (с 1988 по 1990 г.) в село Ферапонтово были организованы летние и зимние топонимические экспедиции Московского педагогического института им. В.И. Ленина. За это время собрана большая часть географических названий Ферапонтовского сельсовета: названия деревень, озер и их островов, рек, ручьев, болот, полей, покосов и т.д.

1. Населенные пункты

В составе Ферапонтовского сельсовета сейчас насчитывается чуть больше 60 деревень, из них около 20 — уже исчезнувшие деревни. Даже в недавнем прошлом эти деревни относились к разным волостям и приходам. Часть деревень, расположенных в южной и западной частях Бородаевского озера, относились с XVI веку вплоть до начала XX века к волости Федосьин Городок, с 1917 года они входили в состав Филипповского сельсовета. Это старое административно-территориальное деление еще сохраняется в памяти местных жителей и, кроме того, отражено непосредственно в названиях некоторых населенных пунктов. Тому свидетельство название деревни Си́верово (в местном говоре, согласно его фонетическим особенностям, слово север произносится как си́вер). Но эта деревня расположена юго-западнее села Ферапонтово и Ферапонтова монастыря. Почему же она «северная»? Да потому, что она относилась к группе деревень Федосьина Городка и была севернее других его деревень. Позднее она вошла в состав Ферапонтовской волости, затем — Ферапонтовского сельсовета, сохранив свое старое ориентированное название.

Ферапонтовская волость оформляется, видимо, в XIX веке. Центром ее была подмонастырская Ферапонтовская слобода, так она названа уже в памятниках деловой письменности XVII века, и это ее наименование держалось вплоть до конца XIX века: «Ферапонтовская слобода Кирилловского уезда при озере Бородавском и Ферапонтовском монастыре». Такое название в силу своей объемности существовать в живом общении не могло, поэтому чаще всего Ферапонтовская слобода называлась просто Слобода, а ее жители себя называли и называют до сих пор слобожанами или слободскими.

Следует заметить, что современное административно-территориальное деление произвольно, оно не соответствует историческим традициям. Возьмем Москву. Она строилась и жила замкнутыми районами: Кремпь, Великий (Большой) посад, позднее на его месте — Китай-город, дальше — Белый город, Земляной город... А внутри их профессиональные и этнические слободы хамовников, скатертников, кожевников, сыромятников, каменщиков, кузнецов; немцев (всех, кто «немтует», т.е. не понимает и не говорит по-русски), малороссов (малорусов) — отсюда Маросейка и т.д.

Сейчас Москва разделена по колониальному признаку на сегменты, поэтому одна сторона улицы может относиться к Октябрьскому району, а другая — б. Москворецкому. То же самое можно встретить и в Подмосковье, к примеру в районе древнего Радонежа: часть деревень относится к Пушкинскому, другая — б. Загорскому району. Исторически же все эти деревни тяготели либо к Троице-Сергиеву, либо к Хотьковскому монастырю. Одно время они входили даже в Радонежское княжество. Та же картина, как видно из примеров, и на русском Севере.

В большинстве своем названия севернорусских деревень образованы от имен или прозвищ первопоселенцев, владельцев. Названия деревень и в целом названия Заселенных пунктов чаще всего представляют собой прилагательные (притяжательные), отвечая на вопрос «чей?» (город, посад), «чья?» (деревня, слобода), «чье?» (село).

Древнерусские личные имена делились на исконные, восходящие еще к эпохе язычества, и на заимствованные, пришедшие на Русь вместе с принятием христианства. Первые были именами-характеристиками, они могли указывать на те или иные черты характера, внешность их носителей. Например: Мал, Малой, Чернавка, Ломонос, Кривой, Дурной и т.п. Христианские (канонические, церковные) имена приспосабливались к русскому языку, «обрусевали», при этом меняли свой первоначальный вид и звучание. Они не только подстраивались под русскую фонетику, утрачивая не свойственные русскому языку отдельные звуки и звуковые сочетания, но также внешне, по форме своей, походили на славянские имена, получали такие же концовки, как и исконные славянские имена: Данило как Томило, Ваньша как Путьша, Ерёма как Истома, Леушко как Чернышко и т.п.

В жизни некоторых христианских имен отразились не только общерусские языковые особенности, но и диалектные, так, например, те имена, которые начинались с безударного а, по-разному произносились на севере и юге: Авдей — Овдей, Арина — Орина, Андрей — Ондрей, Акила — Окула, Окуло, Акилина — Окулина. Превращение имен Акила и Акилина в Акулу и Акулину можно объяснить тем, что по-славянски они писались с ижицей, где ижица часто прочитывалась как [у]. Таким образом, христианские имена в живой народной речи трансформировались, приобретали народные формы и в этих народных формах закреплялись в названиях населенных пунктов.

Приведем наиболее интересные примеры названий деревень Ферапонтовского сельсовета, образованных от имен: Артю́шенское от Артюша (Артамон), Васняко́во от Васняк (Василий), Ере́минское от Ерема (Иеремей), Емешо́во от Емеша (Емельян), Евсю́нино от Е(в)сюня, Леу́шкино от Леушко (Лев), Нефе́дьево от Нефедей, Нефедя (Мефодий), Оку́лово от Окула, Окуло (Акила). Правда, Ю.И. Чайкина считает, что Окулово образовано от имени-прозвища Окула. В подтверждение этого она приводит русское диалектное слово окула 'обманщик, плут'. Также отыменными будут следующие названия деревень: Панько́во от Панька, Паня (Пантелеймон), Ро́дино от Родя (Родион), Фе́фелово от Фефел, Фефил (Феофилакт и Феофил), Мелю́шино от Меля, Мелюша (Емельян), Федо́сово от Федос (Феодосий). На закрепление названия Ферапо́нтовской слободы, позднее — села Ферапо́нтово, а не Фарафонтово (что до сих пор сохраняется в народной речи), видимо, повлияла письменная традиция. Еще в XV веке отмечалась народная форма: «... кто будеть... в Ферафонтиевой пустыни». Можно привести пример, когда имя Ферапонт закрепилось в географическом названии именно в народной форме, а не в книжной — это деревня Фарафоново в Орловской области (близ города Мценска). Причем это личное имя с еще большим изменением конца слова — Фарафон (упрощение группы согласных в конце).

Наиболее интересные прозвищные названия деревень: Горя́ева от Горяй, Дергя́ево (официальная форма Дергаево) от Дергяй, Теря́ево от Теряй, Балу́ево от Балуй, Гуля́ево от Гуляй, Я́ршево от Ярыш (скорее всего, здесь тот же корень, что и в имени Ярило), Кнышо́во от Кныш (в вологодских говорах кныш может употребляться как слово-характеристика человека небольшого роста), Кура́кино от Курака, Шульгино́ от Шульга (шуя, шуйца, шульга 'левая рука'), Са́жинская от Сажа, Цы́пино от Цыпа, Кра́сново от Красный.

Несколько названий условно отнесено нами к ориентированным. Они указывают на местоположение деревни относительно других объектов, отражают особенности рельефа местности: Си́верово — букв, 'северная'; Го́рка (она же Го́рка Борода́евская) — бывшая деревня на высоком крутом южном берегу Бородаевского озера; Го́ры — бывшая деревня, расположена была к востоку от Цыпиной горы; Заго́рье — расположена по дороге от Ферапонтова за Цыпиной горой; У́сково — расположена на берегу самой узкой части Бородаевского озера (см. подробнее ниже). Это место называется также У́ски. Вот запись речи местных жителей: «На У́сках были? Там мост раньше был. За Уски перейдешь, там Ферапо́нтовско озеро, а наше Борода́вско».

Название отражает особую примету местности, что также характерно и для следующего названия — Мурга́ны (бывшей деревни). Это имя, возможно, соотносится с диалектным словом му́рга, мурга́ 'воронкообразная впадина, провал (обычно в месте залегания гипса)', 'овраг'. Скорее всего, сюда же можно отнести и старое название деревни Ле́сово — Пле́шево. В памятнике деловой письменности XVI века эта деревня обозначается как Плешево. Для местного говора характерна такая черта, как шепелявость, т.е. произношение [ш] вместо [с]: все [фше], сестра [шештра́] и т.п. Возможно, картографы «исправили» такую ошибку, обозначив на карте деревню Лесово вместо Плешево. В начале слова из сочетания согласных глухой [п] выпадает.

Интересно отметить еще и такое явление, как бытование общего названия для нескольких деревень: Ба́рщина, Заозе́рица и Ра́менье. В Барщину входили деревни, расположенные в юго-западной и западной частях нынешнего Ферапонтовского сельсовета, которые в XIX веке были помещичьими. В конце XIX — начале XX веков возле бывшей деревни Горка стояла усадьба помещика Николаева. Заозерицей называются все деревни по северному берегу Ферапонтовского и Бородаевского озер (ориентация «от монастыря»), К Раменью (был Раменский приход) относились все бывшие деревни, расположенные к северу от Ферапонтова монастыря. Жители Раменья при ликвидации «неперспективных» деревень были переселены в Ферапонтово и другие населенные пункты.

На территории Ферапонтовского сельсовета записано от местных жителей три названия Попо́вка: первая — часть Слободы (дома стояли над монастырем в сторону Заозерицы); вторая Поповка — часть деревни Цыпино; третья — одна из деревень в Раменье. Старожилы так объясняют происхождение этого названия: «Попо́вка, по́п да́к жи́л, ее́ прозва́ли, это Ра́менской прихо́д». Сюда же следует отнести и название Дьяконо́вская, исчезающая деревня в 1,5 км к юго-западу от села Ферапонтова.

2. Озера и заливы

Озеро, простирающееся к западу от Ферапонтова монастыря, называют Борода́вским или Борода́евским. Названия соотносятся с именем реки Борода́вы (Борода́евы). Именно так оно обозначается в последнее время во многих справочниках и путеводителях, хотя следует отметить, что более частотной в настоящее время является форма Борода́евское, поэтому ей мы и отдаем предпочтение. В памятниках деловой письменности XVI века озеро именовалось так: «Озерко Бородавское у Ферапонтова монастыря...». Это же название регулярно употреблялось и в XIX веке.

Бородаевское озеро состоит из нескольких озер, каждое из которых имеет самостоятельное название. Так, в «Описании Ферапонтовской волости» архимандрита Макария отмечается не одно озеро, а два: «Озеро Ферапонтовское простирается на запад от монастыря и соединяется узким проливом с Бородавским озером, простирающимся далее на запад... За соединенными озерами Ферапонтовским и Бородавским, имеющими в длину до 7 верст, а в ширину не более версты.., виднеются крестьянские... деревни...».

Первое, ближнее к монастырю, озеро — Ферапо́нтовское, его и сейчас так называют местные жители. У него есть и второе название — Монастырское. Оба имени указывают на близость Ферапонтова монастыря. Название же Бородаевское относится к дальнему, уходящему далеко на запад, озеру. Из него, в свою очередь, выделяется еще четыре озера: Горско́ё (залив у бывшей деревни Горка), Мысо́вскоё (залив у деревни Мыс), Луки́нское (залив у деревни Лукинское), Нико́льское озеро (залив у деревни Зайцево; название дано по церкви Николы).

Бородаевское и Ферапонтовское озера соединяет узкий пролив, называемый местными жителями У́ски. Деревня, расположенная на Усках, именуется У́сково. Через этот пролив был проложен деревянный мост, существовавший до 50-х гг. XX в. Мост был разобран, берега пролива взорваны: все это было сделано для молевого сплава леса. Поэтому сейчас здесь местные жители видят озеро и называют его У́ско-Борода́евским или Уско́вским.

Таким образом, с запада к монастырю подходит целая система озер, которая соединяется узким протоком (речкой) под названием Па́ска с другим озером, расположенным к юго-востоку от монастыря, — Слободски́м (Па́ским, Спа́сским).

Следует отметить такую важную особенность озер, расположенных к западу и юго-востоку от монастыря: они находятся на разных уровнях, между ними естественный перепад — 2-3 м. Речка Паска имела и до построения плотины вид горной реки. Вот как описывает ее архимандрит Макарий: «Из этого [Ферапонтовского] озера на восток протекает глубоким рвом быстрая речка, подле полуденной стороны бора монастырского, и через 150 сажен вливается в Слободское озеро, находящееся на юго-восток от монастыря».

Название озера, в которое впадает речка Паска, — Слободско́е. Это имя известно современным жителям села Ферапонтово, по-старому — Слободы. Однако чаще всего озеро называют Па́ским и даже Спа́сским. Последнее название встречается во многих путеводителях и справочниках, и оно представляет собой народно-этимологическую форму. Если бы озеро называлось Спасским, на его берегах должна бы быть церковь Спаса или деревня (село) Спасское. Для примера можно привести названия близлежащих озер — Ильинское, Никольское, Пятницкое, которые повторяют имена церквей Ильи Пророка, Николая Угодника, Параскевы Пятницы, поставленных на их берегах. Правильная форма — Паское озеро, названное так по реке, впадающей в него. С точки зрения словообразовательной, название должно бы писаться Паскским, но в русском языке много случаев, когда орфографическая форма отражает фонетические изменения в слове.

Озеро Паское соединяется с другим (вернее, еще одной системой озер) длинной речкой-протокой по имени Ре́чка или Я́ршевка (по деревне Яршево на се берегу). Озера, входящие в следующую систему, называются по деревням или церквам, расположенным вдоль береговой линии. Сложность описания этой системы озер заключается в том, что она начинается рекой Итклой (к северо-востоку от Ферапонтова, примерно в 6-7 км), которая разливается несколькими озерами, а ниже деревни Глебовское все воды снова текут в виде реки (под тем же названием Иткла), впадающей дальше в Северо-Двинский канал и реку Порозовицу.

Официальных названий для озер, имеющих протяженность с севера на юг, — два: Воро́бино и Пя́тницкое. В действительности же здесь имеется тоже система озер, в которую включаются и большие заливы, так как местные жители их считают озерами.

Начинается эта система озером Воро́бинским (по деревне Воробино), далее следуют: Ми́тинское озеро (по деревне Митинское); Емешо́вское озеро (по деревне Емешо́во), оно же может называться и Мурга́нским озером (по бывшей деревне Мурга́ны, располагавшейся от Емешова в противоположном, южном конце этого озера). Именно в Мурганское (Емешовское) озеро и впадает Речка, она же Яршевка. Далее на юг — Бяковско́е, или Ере́минское, или И́тклинское озеро (по деревням Бяковская и Ереминское, которые расположены на противоположных берегах этого озера и реке Иткле); Пя́тницкое (по деревянной церкви Параскевы Пятницы, которую разобрали для ремонта моста в 50-е гг.); Гле́бовское озеро (по деревне Глебовское).

Итак, озера Воробино и Пятницкое, которые под такими названиями нанесены на физико-географические карты и схемы (по данным нашей экспедиции), включают в себя по крайней мере по три озера. Причем название Пятницкое действительно местными жителями иногда употребляется как общее для пяти озер. При этом дается и мотивировка имени: «Пя́тницкое о́зеро, дак та́м пя́ть озе́р» — это еще один пример народного осмысления названия. Кроме того, местные жители приводят и второе по отношению к нему общее, название — И́ткло-Бобро́вское: «По писа́нью оно́ И́ткло-Бобро́вское, от старико́в слыха́л, а мы зове́м Пя́тницкое о́зеро».

В окрестностях Ферапонтова монастыря имеется несколько лесных озер. Они или связаны между собой (например, Пла́хинское и Ильи́нское, оно же Цы́пинское), или соединяются речками-протоками с большими озерами: Оку́ловское озеро речкой Окуловской соединено с озером Бородаевским; Бу́ёрко речкой Бу́ёркой — также с Бородаевским, озеро Тя́рбало речкой Тя́рбалкой соединено с Бородаевским озером; озеро Ка́стромка соединяется речкой Дыморкой с Глебовским озером. Часть из них получила название по деревням, расположенным на их берегах: Плахинское, Цыпинское, Окуловское. Озеро Ильинское названо, скорее всего, не по деревянной церкви Ильи Пророка, построенной на берегу этого озера в 1755-1756 годах, а по Ильинскому, что на Цыпине, погосту, центром которого и была Ильинская церковь.

Несколько названий озер в окрестностях Ферапонтова монастыря являются заимствованиями. К ним относятся Бу́ёрко (Буярко), Ры́ндуч (варианты: Ры́нбач, Ры́нгач, Ры́нгуч), Тя́рбало (варианты: Тя́рболо, Тя́рбольское). Они, как правило, построены по финно-угорской модели: словосложение со вторым компонентом «озеро», «река», «ручей» - в противоположность суффиксальному типу, который обычно встречается в славянских географических именах. Правда, эта структура слова не всегда сохраняется. По мнению Л.A. Субботиной, занимающейся изучением заимствованной белозерской топонимии, название Буёрко буквально значит «канава (ручей) — озеро» (действительно, это озеро с протокой, из него вытекает речка с тем же названием), Тярболо — «смоляная (дегтевая) река» (это озеро тоже с протокой, поэтому вторым компонентом названия и является термин «река»). Рындуч Л.А. Субботина соотносит с карельским ranta, randa 'берег' и считает, что это белозерское географическое название существует в саамской огласовке.

3. Острова

В озерах близ Ферапонтова монастыря насчитывается чуть больше сорока островов. Одни из них довольно большие и служат как сенокосные угодья, к примеру Большой (вариант: Великий) остров в Бородаевском озере. Этот остров площадью примерно 7 га: «Та́м бы́ли поко́сы, пя́ть стого́в там нака́шивали». Есть Большой остров и в Паском озере. Некоторые острова оголяются лишь в середине лета, весной и осенью они под водой, поэтому в названиях таких островов, как правило, отмечается эта особенность, т.е. они часто называются словами со значением «мель, мелкое место». В говоре окрестностей Ферапонтова монастыря для обозначения мели употребляется слово зми́льё. Именно с таким названием в описываемом нами районе встречается четыре острова: у деревни Захарьино, у деревни Лукинское. Вот как о последнем рассказывают местные жители: «Золото́ё зми́льё — о́стров ка́менной, в полово́дьё не ви́дно, а как каме́нья обсо́хнут, дак Золото́ё зми́льё, хорошо́ та́м клюе́т». Этот остров называют еще просто Золотым, вероятно, за то, что там золотой, т.е. «богатый», клев рыбы.

Название острова Ка́ргач, что в Бородаевском озере, возможно, соотносится с севернорусским словом ка́ргач 'заросшее травой место на озере'. Интересно, что местные жители, пытаясь объяснить название этого острова, связывают его с криком грачей или ворон (карканьем?), что, конечно же, является простым переосмыслением названия. И в основе названия острова Куст (в Бородаевском озере) некоторые исследователи также видят географический термин (неславянский по происхождению) со значением 'мель, перекат'.

В некоторых названиях островов есть указание на характер растительности: Бере́зовец (варианты: Бере́зов, Бере́зовый), Оси́новец, Ольхо́вец, Чи́щеный (вариант: Чи́щин).

С пребыванием в Ферапонтове монастыре опального патриарха Никона связывает название острова Чайный (в Ферапонтовском озере). По легенде, Никон любил ходить туда пить чай, шел якобы по дорожке, насыпанной по озеру. Однако название объясняется тем, что на острове много гнездовий чаек. «Чайных» островов несколько: Чайный, он же Чайкин в Ферапонтовском озере, Чайный — в Паском озере, Чаечный — в Бородаевском озере.

Определенный интерес представляет название острова Чёртов, расположенного в центре Бородаевского озера. По рассказам местных жителей, вокруг острова очень много валунов, камней, которые как будто накиданы чертом. Поскольку подводная каменная гряда представляет опасность для рыбаков, на нее в непогоду, при сильном ветре, часто натыкались, то можно предположить, что название это пейоративного, т.е. уничижительного, неодобрительного, характера.

4. Реки

Описание рек следует начать с Борода́вы, которая вытекает из Бородаевского озера. В «Описании Нило-Сорской пустыни», приводятся различные ее наименования: «Бро́дя, Брода́вица, Борода́ва. Известен еще один вариант названия — Борода́ева. По-видимому, сама река и озера Бородаевское, Ферапонтовское и Паское были местами рыбной ловли. Скорее всего, название Бородавы следует сопоставлять со словом брод, броди́ть (бродить рыбу, то есть ловить рыбу бреднем), отсюда — Бродя, Бродава, Бродавица. Остальные формы вторичные, более поздние, переосмысленные: неясное Бродя преобразуется в Бород-.

Наибольший интерес и трудность в объяснении названия представляет имя Паска. Сами местные жители связывают это название с праздником Пасхи, но в гидронимии нет примеров, чтобы река или ручей назывались по тому или иному празднику. Таким образом, перед нами типичный пример народной этимологии.

Известно, что в названиях рек может отражаться характер течения воды (Быстрая, Гремучий ручей), особенности русла, почвы (Каменка, Болотная), цвет, вкус, запах, температура воды (Белая, Желтая, Пресня, Гнилой ручей, Зяблой ручей, Студенец). Известно также, что многие слова, которыми обозначают текучие воды (река, ручей, пролив, протока и т.п.), являются отглагольными образованиями, так как они указывают на движение, течение.

Если учесть все эти типологические особенности, то можно предположить, что слово Паска — отглагольное, так как оно должно обозначать характерный признак этой речки: «падение» воды с большой высоты, вытекание ее из одного озера в другое, что соответствует русским литературным словам пролив, протока, а также диалектным выпад, вылив, падун, впадина, выпадок, вал (от валить 'падать'), паточа (от потечь) и др. Однако в русском языке и его говорах нет слов с корнем паск-, имеющих значение 'течь', 'падать', 'литься' [упрощенное пад-ск-? — Прим. ред.].

Можно предположить, что это название восходит к одному из языков прибалтийских финнов. Поскольку в районе Белозерья в летописные времена да и сейчас проживают вепсы (древнерусское весь), то следует обратиться к словарю вепсского языка. Вепсский глагол, который можно привлечь в качестве этимона, многозначен: pästta, pästtä 1) 'отпускать, выпускать'; 2) 'выпускать (давать вытечь)'; 3) 'опорожнить'; 4) 'выбрасывать, выкидывать'. Таким образом, речка Паска — река, выпускающая воду, дающая вытечь (озеру), «опорожняющая» озеро Ферапонтовское.

Многие названия рек в окрестностях Ферапонтова монастыря повторяют названия деревень: Ма́линская (деревня Малино), Оку́ловская (деревня Окулово), Лещёвка (деревня Лещево), Дергя́ева (деревня Дергяево), Есю́нинская (деревня Евсюнино), Кнышо́вка (деревня Кнышово), Луки́нская (деревня Лукинское), Новска́я (деревня Нова), Си́верова (деревня Сиверово).

В группе речных названий встречаются и такие, как Река (соединяет Плахинское озеро с Ильинским-Цыпинским), Речка, она же Яршевка и Мурга́нская речка (соединяет озеро Паское с Мурганским), Ручьеви́нка (протекает через деревню Сиверово). Это очень распространенный случай — переход слов, именуемых в языкознании местными географическими терминами, в имена собственные. Примеры такого рода можно встретить в разделах Озера, Острова, Элементы рельефа.

Несколько названий рек с очень прозрачной мотивацией: Большая и Малая речки (у деревни Емешово), Большой ручей (у деревни Раменье), Вя́зовка (у деревни Окулово), Берёзовка (у деревни Емешово), Засери́ха (у деревни Плахино), Каменка (протекает по селу Ферапонтово и впадает в Паское озеро), Мо́ховка (у деревни Лесово), Ряби́новка (впадает в озеро Ильинское), Спорный ручей (у деревни Лещево), Средний ручей (у деревни Лещево впадает в Ферапонтовское озеро), Чёрные речки (у деревни Емешово и у деревни Сиверово). Интересно объяснение названия реки Лимо́новки (у деревни Родино) самими жителями: «Лимоновка, потому что вода в реке желтая». Скорее всего, название отыменное (от народной формы Лимон канонического имени Филимон). Такого же происхождения, возможно, и название речки Ма́рковки (варианты: Ма́ртовка, Марке́ловка, Марте́ловка) у деревни Усково. Один из местных старожилов связывает ее название с именем своего отца, жителя д.Усково, возле которой протекает река. Известно, что имена Марк и Маркел в народной речи воспринимались как варианты одного имени. Для говора также характерна мена к в т.

Заимствованных названий рек, считая и Паску, на территории Ферапонтовского сельсовета немного.

Река Ке́рбовка берет начало из Ильинского озера и впадает в речку Каменку. Первая часть этого имени соотносится с финским kierä 'скрученный', kierre 'виток, крутка', вепсским ker 'скрученный', эстонским keer 'поворот', а вторая — представляет собой географический термин бав (бой/бол/буй) со значением 'канава, ручей'. Действительно, эта река очень петляет, имеет ярко выраженное искривление русла.

В Бородаевское озеро возле деревни Усково впадает речка Курган. Название речки включает широко распространенный в говорах русского Севера местный географический термин курган, который, по мнению О.В. Вострикова, восходит к каким-то вымершим финно-угорским языкам.

С севера в Бородаевское озеро впадает речка Ла́пач (вариант Лапоч). Это название можно соотнести с финским loppu 'конец, окончание', вепсским лор 'конец, остаток'. Конечное в русском языке имеет собирательное значение (по типу кедр — кедрач).

Левым притоком Бородавы является река Со́ра. В этом названии, по мнению Л.A. Субботиной, «отражен прибалтийско-финский, скорее всего вепсский (ср. вепсское sara — 1. развилина (раздвоенный ствол или сук); разветвление; 2. развилье сохи) вариант термина сора-сара».

Ды́морка («Ды́морка ре́чка олешняго́м заросла́»).

5. Элементы рельефа

Гор, возвышений как таковых в районе Ферапонтова монастыря немного, хотя в речи местных жителей для обозначения холмов, возвышенностей регулярно употребляются гора́, гору́шка. Следует отметить, что и высокий берег озера (реки) в древнерусском языке и в современных севернорусских говорах часто обозначается словом гора. Как географический термин, закрепившийся в топонимии, здесь встречается еще завал.

Самая высокая точка в окрестностях Ферапонтова — Цы́пина гора́. Вот как о ней пишет архимандрит Макарий: «Высшая из местных гор, Цыпина, красующаяся среди волости, составляет замечательное звено в отрасли Олонецких гор. Вся эта гора, с прилежащими к ней холмами и отлогостями, простирается не менее 6 верст с северо-востока на юго-запад по направлению к г. Кириллову».

К северу от Ферапонтова (примерно в 8-10 км) «возвышается величественная, огромнейшая, круглая гора Ра́менье». Именно по горе, скорее всего, и появилось общее название бывших деревень (и в прошлом их прихода) — Раменье. Такое название широко распространено на территории России, по происхождению оно славянское и представляет собой отглагольное образование (от глагола (о)рати 'пахать, рыхлить, возделывать землю'). Первоначально этим именем называли поля, расположенные на ровном месте и на возвышенном, покосы (на месте заросших полей). Далее это имя могло переходить (по принципу метонимии) на находящиеся рядом холм, лес, деревню.

Несколько названий возвышенностей, описанных в окрестностях Ферапонтова монастыря, метафорического происхождения: Коври́га (вариант: Коври́жка, Коврига Зайцевская) — у деревни Зайцево, Гармо́ниха у деревни Леушкино, Пола́ти у деревни Оденьево, Опо́рки у деревни Балуево, Пуп у деревни Бяковская.

Особенности рельефа отражены в следующих названиях: Высо́кая (вариант: Высо́кое) у деревни Леушкино, Высо́кие у деревни Филиппово, Пло́ские (вариант: Пло́ское) у деревни Щелково, Белая гора у деревни Дьяконовская, Большая гора у деревни Лещево, Вши́вая го́рушка (где вшивый 'несущественный, незначительный') у деревни Кнышово, Камени́стая горушка у деревни Леушкино, Ка́мешник у деревни Бяковское и у деревни Плахино, Крутая гора у деревни Емешово, Маленькая горка у деревни Глебовское, Озе́рная гора — возвышенный крутой берег озера у деревни Лещево, Покло́нная гора у села Ферапонтово, Трено́жье у деревни Яршево, Косая гора у деревни Родино, Крю́ча у деревни Емешово, Ленивая гора у деревни Родино, Баси́ха, крутой берег озера Ферапонтовского. Последнее, скорее всего, образовано от русского диалектного слова баса́, ср.: баси́ться 'наряжаться, украшать себя', набаси́ться 'нарядиться в красивые одежды', баса́ 'праздничный наряд', ба́ско 'красиво', 'хорошо', баско́й 'пригожий' и др. И сами жители об этой реалии рассказывают так: «Ме́сто там баско́е, высо́кое, весе́лое, сухо́е, я́годное». Это название, правда, по легенде, связывают с пребыванием в Ферапонтовом монастыре патриарха Никона: он любил здесь гулять и петь, «басить» псалмы. Такое объяснение носит народно-этимологический характер.

Связано с местной легендой и название бывшей Разбо́йничьей (Разбо́йничной) горушки, которую разрыли и вывезли (она была песчаной) на строительство дорог. Разбойничья горушка находилась между деревнями Усково и Щелково, т.е. на Усках — там, где теперь Усковское озеро. Мимо нее раньше проходила торговая дорога, соединяющая Кириллов — Чарозеро. Это был крутой берег озера. «Разбо́йнишна го́рка под о́зеро си́льно крута́ была́, горы́ не́т, ве́сь песо́к взя́ли, вишь. Там жи́ли разбо́йники, зо́лото спря́тали...».

К группе рельефных названий можно отнести и названия частей береговой линии озер. Большая их часть включает в состав имени географический термин мыс, широко распространенный в севернорусских говорах.

Гри́шин мысок у деревни Захарьино. Этот мыс каменистый, появляется в середине лета, когда снижается уровень воды в озере, «вода опадает». Местные жители объясняют так это название: «Та́м была́ ку́зница, а кузне́ц — заха́рьинский мужи́к Гри́ша»; Гу́льбище — у деревни Шишкино. На нем, как рассказывают сами жители, устраивались гулянья; Коро́вий мыс — у деревни Щелково (на северном берегу Бородаевского озера); Леще́вский мыс — у деревни Лещево (в южной части Бородаевского озера; Крутики́ — на озере Ильинском: «Крутики́ — там зава́л круто́й, ти́нистое ме́сто, купа́лись с Крутико́в».

6. Болота

Среди названий болот на данной территории преобладают славянские. В основном они образованы от личных имен: Андреево болото, Борисовское болото, Васинское болото, Веселовское болото, Ганино болото, Мишино болото, Севино болотце. Однако некоторые из них соотносятся не с именами людей, а с названиями деревень, например, Васинское болото — с деревней Васино, (на месте которой в XVII веке, после польско-литовского нашествия, была построена новая деревня, получившая имя Родино (от Родя, Родион). Думается, что от последнего названия — Родино — пошло и название болота Родимый Мох (оно находится возле этой деревни).

Следует отметить, что в именованиях болот отражаются и их физико-географические характеристики: 1) размер (Долгий Мост, Круглое, Маленькое); 2) характер почвы (Дальние Грязи, Лужа, Сухое); 3) растительность (и есть ли она вообще) — Моро́шечник, Моро́шечно, Мошки́ (от мох 'болото'), Пуховики́ (местные жители рассказывают, что на этом болоте нет бездонных ям, по-местному, кринок; вероятно, оно моховое, т.е. мягкое, «пуховое»), Рогози́нино, Трестяно́е [Трештяно́ё], Чистое, Чистомошье (видимо, болото без мелколесья и моховое); 4) обитание на них птиц (Тетерье, Тетерник, Первый Тетерник).

Поскольку современные болота чаще всего располагаются вокруг озер, то они именуются так же, как и озера: Гагарское озеро — Гага́рское (варианты: Гага́ры, Кога́рское, Кога́ры) болото; Кастромка озеро — Ка́стромское болото; Окуловское озеро — Оку́ловское болото; Бу́ёрко, Бу́ярко озеро — Бу́ярко болото; Тярбало озеро — Тя́рбало (варианты: Тя́рбалово, Тя́рбольское, Тя́рболовское) болото; Фонозеро озеро — Фо́нозеро (вариант: Фонозе́рское) болото.

7. Поля, покосы

Славяне, придя на Север, осваивали территории, удобные для земледелия и не занятые местными племенами. Они занимались подсечным земледелием и лесным перелогом. Именно этим можно объяснить большое количество терминов подсечно-огневого земледелия в составе микротопонимов описываемой территории: До́лги У́лёши, Новина́, Новины́, Перело́ги, Пе́тина Розди́рка и др.

Очень часто поля превращались в покосные угодья, поэтому многие названия покосов и по форме (как правило, это существительные женского рода, так как соотносятся со словами полоса, дрань, новина, роздира и др.), и по семантике восходят к названиям полей: Весела́я, Во́лковна, Высокая, Глухая, Доба́вошна, Коври́га, Копыло́ва, Сестрица, Слободска́я, Соко́льня, Сосно́вка, Тете́риха, То́рбинка, Федо́тиха. В составе названий покосов отражены также и сенокосные термины стожье, сенокос, пожня, луг: Авгу́сино Стожьё, Барский Луг, Васино Стожьё, Гладкий Луг, Лоба́нов Луг, Лужки́, Панин Луг, По́жня, Попово Стожьё, Сла́вушков Сенокос, Стожьё от Си́верова, Сорокоалтынный Луг, Теряевские Покосы, Я́мной Луг.

Сохраняются названия, которые указывают на то, что когда-то росло на полях; Ржище, Репище.

В группе названий полей и покосов много таких, которые отражают: 1) особенности почвы и поверхности земли — Гладкой Луг, Крутые, Горка, Гору́шка, Долгий Пова́л, Зыбун, Кочевник, Крюча, Пески, Плоска Гору́шка (вариант: Плоски Полосы), Поперешин Пова́л, Троегонные, Угловая Чаща, Ша́йма, Ямной Луг; 2) соотнесенность с другими географическими объектами — Возле Озера Полосы, За Большаком, За Грязью [За Грезью], За Конюшней, За магазином, За Овином, К Дору, Около Морошечника, От Озера, Стожьё от Си́верова, У Реки, У Ручья; 3) образность видения объекта — Полати, Станки («По́лосы Станки́ шли́ попере́к доро́ги»), Цыпина Нога, Портки, Соединённые Штаты, Пьяна Ямка.

8. Леса

В окрестностях Ферапонтова монастыря леса хвойно-мелколиственные. В названиях лесных участков встречаются термины лесоводческого характера (дача, бревенник, лес, роща, бор) , а также слово о́стров, которое в русских народных говорах, по сравнению с литературным языком, имеет не только значение 'часть суши, омываемая со всех сторон водой', но также 'сплошной лесной массив', 'лес на высоком месте': Болдинский Лес, Бор, Бревенни́к, Ольгина Роща, Остров, Роща. Довольно часто участки леса получают название по имени другого географического объекта, расположенного поблизости: лес Весела́ рядом с Веселовским озером, Горско́й Лес — у деревни Горы, лес Лимано́вская (вариант: Лимано́вское — по берегам речки Лимоновки, Ра́менье (вариант: Раменский Лес) в Раменье, Тя́рбольский лес рядом с болотом и озером Тярболо, Ферапонтовский Лес — рядом с селом и монастырем. Встречаются среди названий лесов и отыменные: Андреева Дача, Ипатова Роща, Козловский Лес (вариант: Козловское), Степаново. Интересное название записано от жительницы бывшей деревни Емешово Г.Я. Забелиной — лес Гости́н. Она объясняет происхождение имени так: в этом лесу, когда шли из Ферапонтова в Емешово, отдыхали, «гостили».

Территория современного Ферапонтовского сельсовета осваивалась первопоселенцами-славянами самостоятельно, так как основная часть географических объектов имеет исконные славянские по происхождению имена. Незначительное количество топонимов (в основном гидротопонимов) было заимствовано из языков прибалтийско-финской группы.

Географические названия данной территории включают в себя самые разнообразные географические термины, что является закономерным в образовании не только русских, но и вообще топонимов. Велика роль в создании географических названий и личных имен. И это тоже оправдано: человек осваивает природу и оставляет свое имя там, где он прошел, где стал возделывать землю, строить дома. Следует также отметить, что в географических названиях отражена образность в осмыслении окружающей среды, тонкое чувствование суровой красоты северного края.

Литература:
1. Алексеева М.А. Из истории деревень вблизи Ферапонтова монастыря//Ферапонтовский сборник. Вып. 2, М., 1988. С. 231-236.
2. Архимандрит Макарий (Миролюбов). Описание Ферапонтовской волости//Вестник Императорского Русского Географического Общества. Ч. II. СПб., 1854. С. 129-152.
3. Востриков О. В. Финно-угорские лексические элементы в русских говорах Волго-Двинского междуречья//Этимологические исследования. Свердловск, 1981. С. 3-45.
4. Матвеев А.К. Об отражении одного финно-угорского фонетического соответствия в субстратной топонимике русского Севера//Советское финно-угроведение. 1968. №2. С. 121-126.
5. Описание Нило-Сорской пустыни. М., 1913.
6. Переписная книга Белозерского уезда. 1678-1679.//Летописи занятий Археографической комиссии. Вып. 8. СПб., 1888.
7. Писцовая книга езовых дворцовых волостей и государственных оброчных угодий Белозерского уезда. 1585 г. М.; Л., 1984.
8. Субботина Л.А. Географическая терминология Белозерья и ее отражение в топонимии//Методы топонимических исследований. Свердловск, 1983.
9. Субботина Л.A. Субстратные географические термины в топонимии Белозерья//Формирование и развитие топонимии. Свердловск, 1987. С. 95-109.
10. Чайкина Ю.И. Географические названия Вологодской области. Архангельск, 1988.
11. Чайкина Ю.И. Вопросы истории лексики Белозерья//Очерки по лексике севернорусских говоров. Вологда, 1975.
12. Max Vasmer. Schriften zur slavischen Altertumskunde und Namenkunde. I. Band. Berlin, 1971.

Источник: 1. В.Я. Дерягин, З.С. Дерягина. Русская ономастика и ономастика России. М.: Школа-Пресс, 1994.

Закладки

| Еще