Интернет-портал по истории и генеалогии

Марк Туллий Цицерон:
третья часть

Цицерону. Его отец, видя, что занятию юриспруденцией не идут впрок, выхватил из потайного места, где их прятал Петрарка, книги Цицерона и бросил в огонь. Петрарка плакал, и отец, видя его горе, вытащил из огня уже загоревшуюся книгу и с улыбкой протянул сыну. Бросив юриспруденцию, Петрарка посвятил себя розыскам сочинений Цицерона. Восторженным поклонником Цицерона был и друг Петрарки Боккаччо. Леонардо Бруни превозносил его до небес. У Бруни было два друга, тоже гуманиста и тоже горячие поклонники Цицерона, это Николи и Салютати. Виллани даже называет последнего «обезьяной Цицерона», и это в качестве похвалы. А сколько других имен? Траверсари, Верджерио, который защищал Цицерона от педанта Малесты, обозвавшего того адвокатом, Поджио, знаменитый проповедник цицероновой славы, который говорил, что отдал бы все сокровища догматики за одну его речь. О глубоком уважении к Цицерону, говорит случившийся в это время скандал. Лоренцо Валла написал диссертацию, где сравнивал Цицерона с Квинтиллианом, отдавая предпочтение последнему. Поджио был возмущен и поднялся большой шум. Хотя друг Валлы Беккаделли и говорил, что тот написал это в качестве диалектического упражнения, хотя сам Валла доказал преданность Цицерону, написав «Elegantiae», все равно его кощунство осталось несмываемым пятном в течение всей его жизни.

Философские сочинения Цицерона обычно делят на практические и теоретические, и в этих последних еще иногда выделяют политические. Сам Цицерон их делил традиционно на логические, этические и физические. К политическим относятся диалоги «О государстве» (иногда переводят как «О Республике») и «О законах». На мой взгляд это самые скучные сочинения, особенно «О законах», потому что оно слишком специализированно, да и сам предмет не вызывает у меня особого интереса. Ценность их заключается только в некоторых сведениях о государственном устройстве римлян, а также в изложении взглядов некоторых философов. Правда, Цицерон по большей части следовал здесь Полибию. Никаких особенных мыслей эти два трактата у меня не вызвали, поэтому скажу лишь кратко о том, что они собой представляют. Два этих сочинения Цицерон написал в подражании Платону, у которого как все знают, есть диалоги с такими же названиями. Знаменитый «Сон Сципиона» - тоже стилизация под Платона. Введением к диалогу «О государстве» служит трактат «Об ораторе». Это собственно философское сочинение, но обычно его помещают среди риторических, так же поступлю и я. Сочинение «О государстве»76 Цицерон начал писать в 54 году, а опубликовал, по всей видимости, в 51. Состояло оно из шести книг, но до нового времени они не дошли, и знали о них только по упоминаниям и цитатам античных авторов, за исключением «Сна Сципиона», процитированном и комментированном Макробием. Петрарка, искал это сочинение во многих библиотеках и даже ездил за ним


Комментарии:
76На латыни речь идет о res publica первое слово, как известно, значит вещь, а в юридическом смысле предмет, используемый человеком, а второе, нечто относящееся к народу как юридическому лицу, т.е. республика это собственно вещь, находящаяся во всенародном использовании


стр. 41



в Польшу. Его интерес к этому сочинению легко объяснить - Цицерон был известным политиком, и должен был написать о государстве что-то особенное, кроме того, это сочинения было очень популярно в древности особенно у отцов церкви. Им, например, так вдохновился Лактанций, что в дополнении к четвертой книге написал свой трактат «De officio Dei». Он и сам простодушно признается в этом в предисловии. Поскольку четвертая книга до нас не дошла, то мы многим обязаны Лактанцию, тем паче, что он приблизился к образцу так, что Иероним называл это сочинеие эпитомой Цицеронова77. Мы имеем перед Петраркой то преимущество, что нам в Польшу ехать не нужно, достаточно дойти до магазина или библиотеки, но кто сделает хотя бы такое усилие? Найдено это сочинение было кардиналом Маи, префектом Ватиканской библиотеки меньше 200 лет назад. Леопарди даже написал стихотворение, посвященное Маи по поводу находки. («Бесстрашный итальянец, для чего Могилы ворошить Забытых наших предков? И к чему Их заставляешь с веком говорить?») Нашел он собственно не рукопись, а палимпсест. В этом палимпсесте были части первой и второй книг и отрывки остальных кроме шестой. В этом виде мы сейчас и имеем это сочинение – т.е. 47 (по объему) глав первой книги + 5 фрагментов, 44 второй, 34 третий + 5 фрагментов, 12 четвертой, 9 пятой, 26 шестой и еще 3 отрывка из неизвестных книг. Как видно, что более или менее сохранились только первые две книги и конец шестой. Построено оно в форме диалога, который длится три дня. В первый день обсуждается вопрос о наилучшем государственном устройстве, во второй - философия государства, в третий - образ наилучшего государственного мужа. Это сочинение Цицерон написал в Гераклидовской манере, а потом хотел переписать в Аристотелевской, но передумал и перенес замысел опробовать это на следующее сочинение. Трактат «О законах» Цицерон задумал как продолжение и начал писать в 52 году до, но не закончил, не обработал (он не имеет предисловия, как другие), и поэтому сам не публиковал. До нас дошли два списка, но оба не полных: здесь только три книги. Сколько было книг - неизвестно. Может быть, их три и было, но Макробий цитирует пятую книгу, поэтому есть предположение, что их было шесть, как и в диалоге «О государстве». Первая книга наиболее обработана и хорошо сохранилась, правда здесь есть лакуны, остальные представляют собой наброски. Вот что до нас дошло из этого сочинения Цицерона – 24 главы (по объему) первой книги плюс один отрывок, 27 второй, 20 третьей, отрывок из пятой, цитируемый Макробием, и еще один отрывок из неизвестной книги. В первой книге содержится рассуждение о естественном праве, во второй - о божественном, в третьей - о магистратах. К сочинению «О государстве» примыкают два диалога «Катон Старший, или О старости» и «Лелий, или О дружбе». По объему они состоят из 23 и 27 глав соответственно. Хотя оба диалога относятся к сочинениям по практической философии и трактуют темы, вынесенные в названия, но участники бесед здесь те же,


Комментарии:
77Более самостоятелен он в пятой книге «Божественных установлений», которая писалась по образцу третьей Цицероновой.


стр. 42



что и в «Государстве», да и о республике здесь тоже идет речь. Оба сочинения носят личностный характер, поэтому читать их интересно. Правда сочинение «О дружбе» по словам Плутарха («О братской любви», 8) и Авла Гелия («Аттические ночи» I, 3) представляет собой конспект сочинения Теофраста с тем же названием.

Существует расхожее мнение, что Цицерон считал царскую власть наилучшей формой правления, но это не совсем так. Цицерон различал в каждом из трех видов государственного устройства два подвида – положительный и извращенный. Например, олигархия и аристократия, власть одного и тирания. Собственно слово тиран в древности не несло отрицательного оттенка как сейчас. Тиран – это просто незаконный царь, среди семи мудрецов тоже были тираны, но Цицерон употребляет его именно в отрицательном смысле, как самодур. Он действительно часто говорит, что царская власть – наилучшая, но под царем он понимает некоего мудреца стоиков, совершенного политика. И уж это никак не наследственная власть – это просто власть одного, совершенного политика. У него есть фраза о том, что идеальное демократическое устройство (не власть толпы, которую он и считал наихудшей) даже лучше монархии. Все это сводилось к тому, что наилучшее устройство – это римское, где есть подобие царя – консул, но его власть ограничена временем (один год) и числом (консулов - двое), аристократия – сенат, ну и демократия в лице народа и его трибунов. И все-таки, в письмах он всегда говорит об одном руководителе государства, т.е. вся римская демократия в его время – это только ширма, реально же власть есть у влиятельных людей – сначала у Помпея, потом у Цезаря, а потом и у самого Цицерона. Если внимательно читать эти его политические сочинения, то можно заметить что он всегда говорит о неком главе государства, не о царе в прямом смысле, а о каком-то кормчем. Это дало повод к многочисленным спорам о том, не является ли принципиат Августа и последующих императоров именно тем, чего желал Цицерон. Вопрос сложный, а я не ученый, однако возможно Цицерон что-то об это думал (может быть о себе?).

Из сочинения Цицерона по теоретической философии, по моему мнению, самым интересным является его «Академика». На латыни название пишется как «Academica» (кратко-фамилиарно) или «Academici libri» (официально), а по-русски переводится по разному «Учение академиков», «Об учении Академии» «Академика», «Академические исследования», «Академические книги», «Академические вопросы» и т.д. Это сочинение было вторым и примыкало как по замыслу, так и по участникам диалога, месту и времени беседы к «Гортензию». «Академик» собственно было две, которые называют «Academica Priora» и «Academica Posteriora». Сначала Цицерон написал только две книги. Они назывались «Катулл» и «Лукулл». Собеседники, как я уже сказал, там были те же, что и в «Гортензии», т.е. разговор как бы продолжался, переходя от пользы философии вообще к выбору школы. Возможно, что эти две книги не имели общего заголовка и вместе с «Гортензием» составляли одну трилогию. Позже Цицерон переписал эти книги и расширил сочинение до четырех, изменив и состав участников

стр. 43



диалога. Знаменитый ученый Марк Теренций Варрон захотел стать персонажем одного из сочинений Цицерона, о чем он сообщил Аттику, а тот написал Цицерону. Цицерон Варрона недолюбливал, но боялся его авторитетного мнения, к тому же тот был раздражителен, вспыльчив и обидчив. Поэтому он переработал «Академику», расширил ее до четырех книг, где беседуют уже Варрон и Цицерон, третьим участником был Аттик (впрочем, у Цицерона были сомнения на счет Варрона, и он собирался заменить его Брутом, а в одном письме он упоминает и о Катоне). Роскошная копия на пергаменте этих книг была вручена первому. Это вручение сопровождалось сопроводительным письмом, которое обычно печатают вместе с текстом, хотя оно есть в сборнике писем к близким. Из этих двух редакций сохранилась вторая книга первой «Лукулл» и первая половина первой книги второй. По объему это соответственно 48 и 12 глав. Кроме этого сохранилось из второй редакции два фрагмента из первой книги, девять из второй, шесть из третьей и еще пять из неустановленных книг. Эти отрывки содержаться в сочинениях Августина, Нония Марцела, Лактанция и Диомеда. Все эти отрывки принадлежат ко второй редакции, а цитат из несохранившейся книги первой нет. Квинтилиану были известны обе редакции, а Плутарху только первая. Плутарх не критически подошел к тексту78 и буквально внес слова Цицерона о Лукулле в его биографию, хотя Лукулл был далек от философии, а слова Цицерона о нем лишь литературный прием. Как видно сохранилось от книг немного, можно также прочитать для интерполяции сочинение Августина «Против академиков», которое он написал, судя по всему, прочитав «Академику» Цицерона. Эта книга интересна мне изложением теории познания академиков, а в древности, да и позднее79, скептиками были именно они, а не Пиррон и его школа. Обычно Академию делят на Старую, Среднюю и Новую, а некоторые даже на пять различных академий, у Цицерона же есть только две – Старая и Новая. Зачинателем Новой был Аркесилай, а главой во времена молодости Цицерона – Филон, его же ученик Антиох из Аскалона, порвал с ним и вернулся к Старой Академии, впрочем, официальным схолархом Академии он не был. Филон написал против него гневную отповедь. Сам Цицерон слушал лекции Антиоха в Афинах, но придерживался взглядов Филона. Главное отличие Новой Академии – скептицизм80, воздержание от суждения, невозможность достичь окончательного знания. Скептицизм пирронистов отличается от академического тем, что академики признают недостижимость знания, а первые не признают и этого. К скептикам можно причислить кого угодно, говорят, что основателем этой школы был Гомер, другие называют Платона, потому что он нигде не говорит своего мнения прямо, а предпочитает диалог, даже Демокрита причисляют к


Комментарии:
78Что он делает довольно часто, его даже называют «наивным», например он внес биографию Цицерона слухи, о том, что Катилина с сотоварищами убил и съел человека для укрепления преступной клятвы.
79Против них писали Беза, Кастеллани или см. у Рабле III 36, однако Санчес и Монтень называли скепсис пирроновым, так это и осталось
80Цицерон такого слова еще не знает, а идет оно от Аристотеля скепсис – мотивированное сомнение, впрочем, были и другие названия


44 стр.



скептикам за его высказывание о том, что истина скрыта в глубине колодца. Цицерон говорит, что между знанием и чувствами (а другого источника нет), восприятием и мыслью есть разница. Все наши знания предварительны, завтра может появиться что-то, что их опровергнет, а дать согласие на факт – значит признать его истиной, но это сегодня, а что будет завтра? Истина же одна, она существует, но мы можем только приближаться к ней, наше знание – вероятно, но не абсолютно. Наше стремление к истине подобно функции стремящейся к пределу – мы бесконечно приближаемся, но не достигаем ее. Чтобы приближаться к истине, мы должны опровергнуть правдоподобное, т. е. постоянно рассматривать то, что сегодня нам кажется правдоподобным и сомневаться во всем, пользоваться карнеадовским методом – рассматривать вопрос со всех возможных сторон и искать аргументы «за» и «против». Карнеад, как и многие другие философы ничего сам не писал, и его учение было изложено Клитомахом и Филоном. Цицерон считает, что первый излагал идеи Карнеада правильнее, чем второй. Он во многих местах говорит о Карнеаде и о знаменитом посольстве, считая это событие знаковым в культурной жизни Рима. Знаменитые карнеадовские контроверсии произвели сильнейшее впечатление, которое и зародило интерес к философии у золотой молодежи. Наверное, академическая философия подошла ближе к методологии современной науки, чем все остальные.

Из других работ по теоретической философии я выделю трилогию – «О природе богов», «О дивинации», «О судьбе». Первый трактат состоит из трех книг – это диалог. Книга была популярной по той причине, что каждый мог найти в ней что хотел, будь то атеист, христианин или язычник. Именно этой книгой вдохновился и взял себе за образец первый христианский апологет Минуций Феликс. Цецилий в его книге «Октавий» и есть Цицеронов понтифик Котта. Лактанций же имел основой для написания своего трактата «De ira Dei» вторую книгу «О природе богов». В первой книге излагается учение эпикурейцев о богах и их критика с позиций Новой Академии, во второй – стоиков, и в третьей – их критика. Первая книга сохранилась хорошо, во второй возможно незначительные лакуны, но третья сильно сокращена, возможно, это сделали средневековые христианские переписчики. По объему книги состоят из 44 глав первая, 57 вторая и 40 третья. Вторая книга наиболее скучная из-за большого количества ненужного материала (а вот Майоров в предисловии говорит, что она - наилучшая, так как дает сведения о состоянии античной науки). В самом трактате, когда Бальб заканчивает говорить, стоит фраза «да и многое уже сказано». Скорее всего, это написал потерявший терпение переписчик. Именно эту книгу позднее использовали христиане для доказательств бытия Бога – телеологического, космологического и этического. Эти доказательства, хотя и приведены как аргументы стоиков, но были найдены еще

45 стр.



Аристотелем, впрочем, как видно из Цицерона, стоики многим обязаны перипатетикам81. Вот вопрос - «Был ли Цицерон атеистом?» Сказать сложно... Он разделяет религию и культ, т.е. считает рассказы о Юпитере, Марсе и т.д. – сказками (его знаменитая фраза о том, что один гаруспик не может без смеха смотреть на другого), но культ богов как государственное учреждение, доставшееся от предков необходим, как часть государственного устройства. Это одно из цицероновских противоречий. Он с детства впитал в себя дух римской древности и, хотя считал эти гадания по птицам глупостью, стоял за них горой. С другой стороны Цицерон считает нравственность – достаточной для поддержания порядка и справедливости общественной жизни. Здесь опять просматривается параллель с Вольтером. Вольтер был деистом, т.е. думал что евангелия и завет – сказки, но идею нравственности считал недостаточной без божьего страха гарантией справедливости, хотя и допускал существования общества атеистов. Вольтер и Цицерон, оба различали религию и суеверие и боролись против последнего. Кстати, о религии... Цицерон утверждает, что слово религия произошло от religere, как elegantes от eligere, diligentes от diligere, intellegentes от intellegere поскольку во всех этих слова тот же корень (vis legendi), что и в слове religious. Лактанций производил слово religio не от religere, а от religare, что впрочем, вряд ли правильно. Современной наукой предпочитается именно Цицеронова этимология.

Христиане видели в Цицероне монотеиста, хотя так сказать нельзя, ведь он излагает от имени Бальба не свое мнение, а стоиков. Что до фразы в конце трактата «мне показались более схожими с истиной рассуждения Бальба» - это вполне могла быть позднехристианская вставка, они любили вставлять подобные вещи. Был ли Цицерон атеистом? Не знаю, но это вполне возможно. К тому же мы имеем все-таки искаженную и неполную версию трактата. Кстати он, как и другое сочинение Цицерона «О дивинации» были осуждены в 302 году как атеистические. Так что... Во втором трактате тоже есть христианская вставка – оправдание, что так убедительно говорил против Бога в первом. «О дивинации»82 состоит из двух книг, по объему 58 и 72 главы, интересно, что первая была написана до убийства Цезаря, а вторая после. В предисловие написано, что этот трактат литературно несовершенен, но в переводе это малозаметно. Последний трактат из трилогии «О судьбе» («О роке») состоял из одной книги, до нас, к сожалению, дошел лишь отрывок – отсутствует начало, конец, а в середине есть два больших пропуска. Всего по объему дошедшая часть занимает 20 глав. Августин знал его еще полностью, видимо он был порезан христианами позже. Сам Цицерон – сторонник свободной воли, поскольку рабство воли не вписывается в его морально-политическую
Комментарии:
81До последнего времени почему-то считали эти аргументы лично цицироновскими (?) хотя он же их опровергает в третьей книге (за исключением опровержения монотеизма вырезанного христианами), да и вообще считал бытие Бога предметом веры, а не доказательств
82Иногда переводят «О ведовстве», «О предвидении», «О гадании», но само слово «дивинация» в латинском языке имеет много значений, что любой перевод был бы не точным



46 стр.



систему. В этом трактате он последовательно критикует Посидония, Хрисиппа и Эпикура, местами довольно остроумно.

Другие книги Цицерона по теоретической философии это «Парадоксы стоиков» (иногда переводят как «Стоические парадоксы») - маленькое сочинение, и «О пределах блага и зла». В первом кроме вступления всего шесть глав-парадоксов - «Только прекрасное является благом», «Добродетель самодостаточна для достижения счастья», «И преступные, и праведные деяния равны», «Всякий глупец безумен», «Только мудрец свободен», «Только мудрец богат». Это сочинение написано в виде монологов, или диатриб и наполовину представляет политический памфлет (на Цезаря, Красса, Клодия). Названия второго переводят по-разному – «О высшем благе и крайнем зле», «О пределах добра и зла», «О границах блага и зла» и т.д., сам Цицерон в письмах называет его коротко – «О пределах», а первую книгу «Торкват». Это сочинение быстро разошлось в пиратских копиях, хотя Цицерон не спускал со своего свитка глаз, второй же был у Аттика. Издатели-пираты были и в то время. Первый раз я это сочинение прочитал в переводе Посникова, изданном в Петербурге в 1774 году. Читать было очень тяжело, более современный перевод Гвоздева 1889 года был мне доступен только в книгах III-V. Это центровое сочинение Цицерона, и это неудивительно, ведь венец философии – этика, а она строится на понятии блага, т.е. цели. Лично мне здесь более интересна первая книга, где излагается учение Эпикура. Правда изложение сильно искажает его мысли, часто от незнания, а часто умышлено, заранее подготавливая опровержение. Видимо Цицерон знал философию Эпикура из вторых рук (Антиох Аскалонский (?)), хотя он же часто цитирует книги самого Эпикура, а многие даже перевел на латинский язык. Благодаря такому искажению – все Средние века, а обыватели и сейчас, имели об Эпикуре превратное представление. В книге, что есть у меня эти «неточности» оговариваются в примечаниях, мало того там даже есть приложение к примечаниям с изложением истинных взглядов Эпикура на наслаждение. Еще интересна пятая книга, излагающая взгляды Антиоха. Третья книга, излагающая взгляды стоиков – подробна и качественна, но мы имеем столько стоических книг! По объему «О пределах блага и зла» состоит из пяти книг: в первой 21 глава, во второй – 35, в третьей – 22, в четвертой – 28 и в пятой – 32 главы.

Из сочинений по практической философии мне больше нравятся «Тускуланские беседы». Оно состоит из пяти книг – «О презрении к смерти» (49 глав), «О преодолении боли» (27 глав), «Об утешении в горе» (34 главы), «О страстях» (38 глав), «О самодовлеющей добродетели» (41 глава). Названия книг говорят сами за себя – собственно все сочинение это наставления к спокойной, счастливой жизни. Трактат «Об обязанностях» (раньше переводили «О должностях», по-гречески Цицерон называет его «О должном», а «должное» переводит на латынь как «обязанность») - последнее философское сочинение Цицерона и, наверное, самое знаменитое. Он был популярен как у отцов церкви, так у просветителей XVIII века. Именно на основе этой книги написана

стр. 47



пятая «De vero cultu» Лактанциевых «Божественных установлений». Но особенно знаменита книга Амвросия, епископа Медиоланского «Divinae institutiones». «Это сочинение не является не только непосредственным подражанием знаменитым книгам Цицерона «De officiis», но и настоящим их переложением для читателей христиан» (Эберт). А ведь именно эти книги в течение многих столетий были единственным руководством христианской морали. Лично мне это сочинение Цицерона кажется скучноватым. Трактат состоит из трех книг, где анализируется понятие нравственности (45 глав), полезности (25 глав) и в третьей их конфликт (33 главы). Трактат написан в жанре наставления сыну, а не диалога, что для Цицерона необычно.

Кроме перечисленных, к философским иногда относят и «Топику», я ее поместил среди сочинений по риторике. О несохранившихся сочинениях см. ниже.


I. De re publica (О государстве) 54-51 гг.
II. De legibus (О законах) 52-51 гг.
III. Paradoxa stoicorum (Парадоксы стоиков) 46 г.
IV. Academici libri (Учение академиков) 45 г. (в переводе Федорова, а также отрывки I 13-43, II 11, 12, 16, 17 в преводе Кузнецова)
V. Tusculanae disputations (Тускуланские беседы) 45 г.
VI. De finibus bonorum et malorum (О пределах блага и зла) 45 г.
VII. De natura deorum (deorium) (О природе богов) 45 – 44 гг. до н.э. (в переводах Лапиной, Блажеевского и Рижского)
VIII. De divinatione (О дивинации) 44 г.
IX. De fato (О судьбе) 44 г.
X. Cato Maior de Senectute (О старости) 44 г. (в переводе Горенштейна и том же переводе, обработанном и измененном редакторами)
XI. Laelius de Amicitia (О дружбе) 44 г. (в переводе Горенштейна и в переводе Кнабе)
XII. De officiis (Об обязанностях) 44 – 43 гг. (?)


стр. 48






Риторика







Жан-Антуан Гудон «Цицерон» 1803


В ранней юности, т.е. около 15 лет83, Цицерон написал сочинение «О нахождении» (по-русски иногда его называют «О нахождении материала», «О подборе материала для речей» или «Об изобретении»). Оно состоит из двух книг по объему 109 и 178 параграфов (не глав84) соответственно. На русский язык переведено только первых пять глав (не параграфов) первой книги. По сути это конспект лекций по первой части риторики, изобретенной Гермагором. Как известно, частей всего пять, но полной риторики Цицерон не написал, и даже с сожалением впоследствии вспоминал об этом
Комментарии:
83Если датировать это сочинение 91 годом, поскольку в нем нет упоминаний о более поздних событиях, но некоторые говорят о 20 годах, а некоторые датируют сочинение 83 годом, т.е. 23 годами
84Приблизительно с середины XIX века на сочинения Цицерона стали ссылаться исключительно по параграфам, тогда как раньше только по главам.



стр. 49



юношеском сочинении, слишком уж школярском. Долгое время ему приписывали и «Риторику к Герению», поскольку она близка по стилю к «Нахождению» и написана приблизительно в то же самое время, но современные филологи наложили на нее руку. Эта риторика между тем была популярным учебником в Средние века.

«О наилучшем виде ораторов» - это предисловие к переведенным Цицероном речам Эсхина и Демосфена «О венке». Написано оно было около 46 года и по-русски иногда называется «О наилучшем роде ораторов» и даже «О переводчиках» (Зелинский). Впрочем, в рукописях есть и второе название - «О наилучшем роде красноречия» (что странно, потому что в письмах Цицерон, иногда, так называет свое сочинение «Оратор»), что по-русски еще иногда переводят как «О лучшем роде ораторского искусства». По объему оно небольшое всего семь глав, по всей видимости, опубликовано не было, поскольку литературно не обработано. В примечаниях Кулькова написано, что в том же году Цицерон написал и «Топику» по просьбе юриста Гая Требация Тесты. Это тоже странно, потому как Цицерон отослал Требацию свое сочинение с сопроводительным письмом 28 июля 44 года из Регия, и в том письме написано, что писать он начал после отплытия из Велии, а это случилось за 12 дней до секстильских календ того же года. Это значит, что написал он «Топику» в июле (или точнее квинтилии, поскольку Цицерон не признавал нового названия этого месяца) 44, а не 46 года. То, что причиной к написанию послужила «Топика» Аристотеля написано в самом трактате, а вот то, что она была и источником современные ученые отвергают.

«Подразделения речей» (иногда по-русски пишут «Ораторские разделения» «Риторические разделы» или «О разделении речи»), «De Partitione Oratoria» (54 г.) - небольшое сочинение Цицерона в виде вопросов и ответов. По объему в 139 параграфов. На русский язык не переводилось, по крайней мере, мне переводы неизвестны (кроме двух отрывков).

Самыми ценными сочинениями Цицерона по риторике являются диалоги «Об ораторе», «Брут» и «Оратор». В Средние века была известна только одна рукопись со многими утраченными листами, по объему больше половины, двух сочинений «Об ораторе» и «Оратор», «Брут» же был неизвестен вовсе. И только в XV веке в городке Лоди были найдены полные рукописи «Риторики к Герению», «О нахождении», «Об ораторе», «Брута» и «Оратора». Рукопись расшифровали, но сама она сгинула. Эти полные рукописи местами отличаются от неполных, восстановить же истинный текст Цицерона с точностью невозможно. Как я уже писал выше диалог «Об ораторе» был задуман как вступление к «Государству». Читается он легко, возможно здесь не последнюю роль играет хороший перевод Петровского. Этот диалог состоит из трех книг по объему в 62 главы, 90 глав и 61 главу соответственно. «Брут»85 больше

Комментарии:
85 Это сочинение дало повод к следюущим стихам Тютчева, который дословно здесь цитирует Цицерона

Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:


стр. 50



интересен как историческое сочинение, но иногда длинные перечисления незнакомых имен утомляют. Здесь он говорит о более чем двухстах римских ораторах! Объем – 97 глав, что для одной книги очень много. Как я уже говорил, Средневековье не знало этого сочинения, правда, недавно был найден отрывок Кремонской рукописи IX века. «Оратор» - чисто риторическое сочинение, здесь уделяется много места тропам, периодам и т.п. У Цицерона было сильное воображение, а мышление – конкретное, поэтому он всем абстрактным понятиям тут же находил образ, которые у него просто льются один за другим. Это бесспорно талант, как например, талант к импровизации в музыке или экспромту в поэзии.

Цицерон принадлежал к родосской школе красноречия, это промежуточная школа между аттицизмом и азианством, иногда ее называют умеренным азианством. Азианство – это напыщенный стиль с упором на украшение речи. Аттитизмом тогда называли противоположность азианству – очень простой род речи, что собственно к классическим афинским ораторам отношения не имело. Аттицисты делились на направления, по древним ораторам, которым они подражали, или скорее думали, что подражают. В основном это был Лисий, некоторые говорили даже о Фукидиде (?!). Цицерон боролся с ними в своих сочинениях, в частности Брут был аттицистом, и именно ему он посвятил два своих трактата пытаясь перетянуть друга в родосскую школу. Впрочем, аттицисты быстро приелись, и как говорит сам Цицерон, народ разбегался, как только они начинали говорить. Соперник Цицерона Гортензий был азианцем. К старости его красноречие пошло на убыль потому, что этот стиль подходит для молодого, но совершенно неуместен для старого. Они вроде бы были друзьями, но в одном письме, Цицерон называет его завистником (это касалось изгнания, Гортензий тогда ему не помог, потому что хотел опять стать первым оратором в Городе или, как его называли, «царем суда»).

Цицерон в предисловии к переводу Демосфена, говорит о нем как об идеале оратора, но в «Ораторе» уже считает этот идеал недостижимым, и что Демосфен лишь приблизился к нему ближе, чем остальные. Когда Цицерона спросили, какую речь Демосфена, он предпочитает, он ответил – самую длинную. Впрочем, в одном письме Цицерон написал, что Демосфен временами дремлет, но кто же может не спать?


XIII.
Ad Gerenium (Риторика к Герению) 86-82 г. (I,9; IV,7,10; IV,8,11; IV,9,13; IV,10,14; IV,10,15; IV,11,16; IV,12,17; IV,12,18; IV,13,18; IV,13,19; IV,14,20-21; IV,15,21; IV,20,27; IV,20,28; IV,19,26; IV,19,27; IV,21,29; IV,22,30; IV,22-23; IV,25,34-35; IV,22,30; IV,27,37-38; IV,28,38; IV,28,39; IV,30,41; IV,31,42; IV,32,43; IV,32,44; IV,33,44; IV,33,45; IV,34,45; )


Комментарии:

«Я поздно встал – и на дороге
Застигнут ночью Рима был!»

Действительно, со смертью Цицерона кончилась и Римская республика.


стр. 51



XIV. De inventione (О нахождении материала) 91 (83 (?) г. (Главы I – V первой книги)
XV. De oratore ad Quitum fratrem libri tres (Об ораторе) 55 г.
XVI. De partitione oratoria (Риторические разделы) 55 г. (5,16)
XVII. Brutus siue de claris oratoribus (Брут, или О знаменитых ораторах) 47 г. до н. э.
XVIII. Orator ad M. Brutum (Оратор) 46 г.
XIX. De optimo genere oratorum (О наилучшем виде ораторов в переводе Журенко) 46 г. (О наилучшем роде ораторов 44 г.(?) из журнала «Гимназия» Июнь-июль 1895 г., и О переводчиках, в переводе Зелинского)
XX. Topica (Топика) 46 г. (?) я думаю все же, что 44 г.




Речи







Цезарь Маккари «Цицерон обвиняет Катилину» 1880


Если Цицерон как личность, или политик, или философ, или тем более поэт вызывал нарекания, то его славу как первого оратора никто под сомнение не ставил, даже его враги. Руссо86, правда, говорил, что он не оратор, которым он считал

Комментарии:
86Зелинский тоже заметил, что Руссо единственный из просветителей, кто относился к Цицерону прохладно.



стр. 52



Демосфена, а адвокат, но я с этим не согласен. Здесь путаница в роде красноречия. Адвокат такой же оратор, как и политик. К тому же у Цицерона есть и политические речи, которые он почему-то стал произносить довольно поздно, приблизительно со времени своего преторства. Речи Цицерона по уголовным делам, опять роднят его с Вольтером. Его красноречивейшая защита помогла многим несправедливо обиженным в это смутное время гражданских войн. Эти речи дали образец не только ораторам, но и позднейшим юристам, которые почти всегда принимали толкование Цицерона. Он был ярым защитником толкования законов по смыслу, а не буквально. Подобная позиция вытекает из его гуманистической философии. Хотя автором этой точки зрения был Фрасимах, а Цицерон научился ей у Гая Аквилия и Луция Красса, но именно благодаря поразительному красноречию Цицерона, именно через его речи, позднейшие римские юристы разработали то удивительное стройное здание римского права. Цицероновское красноречие стало очень популярным в период Французской революции. Начал Мирабо, а остальные подхватили. У Мирабо часто встречаются подражания речам Цицеона, например, в июне 1789 года он подражал второй катилинарии, а когда король стал стягивать войска к Парижу, Мирабо обратился к нему с речью, подражая цицероновым «За Милона» и за «Лигария». Горячим поклонником Цицерона был Камилл Демулен. Главного оратора республиканцев Вернье даже называли «Цицероном», но это только в начальный период революции, впоследствии «Цицеронов» стало множество. Однажды Луве произнес пламенную речь против Робеспьера, подражая катилинарской. У Робеспьера было такое страстное желание сравняться с римским оратором, что шутники советовали ему сменить имя с Максимилиан на Цицерон. Он потребовал отсрочки на одну неделю, углубился в чтение Цицерона, и в назначенный срок он произнес речь в свою защиту в подражании цицероновой «За Суллу». Есть мнение, что в челюсть ему выстрелили не случайно, а из-за опасения за его ораторский талант, если бы он смог выступить на эшафоте, последствия были бы непредсказуемы. Робеспьер, как и Цицерон, да и как Демосфен, очень тщательно обрабатывал свои речи, и от них тоже пахло свечой. Речь за Мурену Цицерон писал всю ночь, хотел превзойти Гортензия, в результате чего был уставшим, не выспавшимся и разочаровал слушателей. Другой раз он отпустил своего раба Эрота, только за то, что тот принес ему весть, что выступление в суде откладывается на день.

В молодости Цицерон учился праву у Квинта Муция Сцеволы-авгура, лучшего тогда юриста. В его современных биографиях пишут, что он учился и слушал Красса87

Комментарии:
87 Вот, например, очень странная фраза Утченко, которую я не знаю, как понимать: «Под руководством знаменитого оратора Красса обучался у греческих учителей». То же у Кофанова: «…под наблюдением оратора Красса получил греческое образование». Вторит им и Орлов: «За исключением одного Кв. Элия, у которого он обучался латинской грамматике, все его учителя, по совету знаменитого оратора А. Красса (Орлов ошибается, Красса звали Луций, а не Авл), были выбираемы из греков». По всей видимости, они имеют в виду сочинение Светония «О риторах». Здесь в начале Светоний пишет о знаменитом эдикте цензоров Красса и Домиция, осуждающем латинские риторические школы, а в середине цитирует письмо Цицерона Марку Титинию: «Помню когда мы были детьми, некий Плотий впервые начал обучать по



стр. 53



лучшего оратора, а также Антония. Сам он в «Бруте» говорит, что когда он появился на форуме, Красс уже умер, а Антония не было в Риме (впрочем «спуститься на форум» - значит начать самостоятельную жизнь). Форум и суды Цицерон усиленно посещал. Красноречию он учился в Риме у Апполония Молона (он дважды приезжал в Рим), и потом у него же на Родосе, в Афинах у Деметрия Сира, слушал многих ораторов Малой Азии, в частности главу азианцев Мениппа Стратоникейского. С ним занимались риторикой Дионисий Магнет, Эсхил Книдский, Ксенокл Адрамиттийский – лучшие

Комментарии:
латыни. К нему стекались ученики, потому что все, кто отличался прилежанием, занимались у него, и я жалел, что для меня это невозможно. Впрочем, утешало меня мнение виднейших ученых, что греческие упражнения могут развить образование еще лучше». Красс действительно говорил по-гречески так, «что казалось, он не знает никакого другого языка» («Об ораторе» II, 2). Но как из этого можно сделать вывод, что Цицерон обучался у греческих учителей под руководством Красса или по его совету? Об этом же пишет Нахов: «После начального обучения у себя на родине Цицерон вместе с братом был послан отцом в Рим, где продолжил занятия у лучших греческих и римских учителей. В их числе были знаменитые ораторы Марк Антоний и Луций Красс». Дератини присоединяется к остальным: «Цицерон был учеником Красса и получил широкое образование, насыщенное греческой культурой». Сам Цицерон говорит лишь о том, что приходил в дом Красса со своими наставниками по риторике, где они обсуждали между собой различные вопросы, а сам Цицерон «был тогда очен мал» («Об ораторе» II, 2). Кроме того Красс вообще никого не учил. Боробовникова в эту тему внесла такую путаницу, что разобраться с ее утверждениями весьма сложно. Сначала она пишет: «Семья стала часто приезжать Рим и гостила там по многу месяцев». Откуда она это взяла непонятно, скорее всего просто выдумала, но дальше она приводит длинное доказательство того, что Цицерон приехал в Рим в пятнадцать лет в 91 году. Боробовникова приводит слова Цицерона из диалога «О Дружбе»: «Мой отец привел меня к Сцеволе едва я надел мужскую тогу», т.е. в 16 лет (по обычаю 17 марта 90 года), и дальше красочно доказывает, что Цицерон просто де подзабыл и должен был сказать «годом ранее»: «Однако, я полагаю это был 91-м, а не в 90-м году». Это почему же? У Цицерона де слабая память? Но я здесь не вижу противоречия, потому что в «Бруте» 304-306 он говорит, что присутствовал на процессах по закону Вария и слушал выступления самого Квинта Вария, а далее, что: «Уже на следующий год, когда был изгнан Квинт Варий, осужденный по собственному закону, я прилежно занимался гражданским правом у Квинта Сцеволы», т.е. в Риме он был уже как минимум год. Далее следуют другие, не менее странные доказательства. Цицерон был на процессах Планка, Виселлия Акулеона и Пизона. Все процессы были в 91 году, следовательно… Но кто сказал, что Цицерон был на этих процессах? Кто сказал, что ни были в 91 году? Поразительное доказательство из двух свободных допущений. Процесс Акулеона был в 97 году, а процесс Пизона был не позднее 92 года. А почему же Боробовникова не упомянула о красочном описании процесса Цепиона (95 год «Брут» 164 и «Об ораторе» II 199—203) и дела Курия (93 год «Об ораторе» I 180, 242—244, II 24, 140—141, 221—222 и «Брут» 145, 194—198)? Боробовникова пишет: «Одно из первых дел Краса, которое Цицерон увидел на форуме, было дело Планка» (какая точность!). Далее стоит ссылка на диалог «Об ораторе» II, 223. Замечу, что об этом деле Цицерон упоминает в речи «За Клуенция» 140 и рассказывает Квинтиллиан VI, 3, 44. Но почему Цицерон обязательно был должен слышать эту речь? На процессе упоминались две речи Красса 118 и 106 года, это последняя дата единственное указание времени, больше никаких нет! Цицерон очень красочно описывает выступление Красса, значит, он был там. Смешной аргумент в отношении великого оратора! И если так, то и в Рим он приехал и стал ходить на форум в девять лет. Дальше – больше: «Цицерон вспоминает, как, устав от шума столицы, Красс на несколько дней уехал в свое Тускуланское имение». И о чем же это? О литературном приеме – завязке диалога, выдуманной Цицероном. Дословно там написано: «Итак, вот что мне рассказывали». Боробовникова продолжает фантазировать: «Цицерон любовался Крассом, когда он поднимался на Ростры, так величественны и прекрасны были его жесты и осанка». С ростр, как известно, говорили только магистраты, а частные лица с locus inferior. Красс был цензором с 92 года, но о его цензорских речах известно только Боробовниковой. Последнюю речь против Домиция Красс произнес в 92 году, а его речь в сенате в сентябрьские иды 91 года (Боробовникова в своем красочном стиле описывает, как Цицерон слушал ее) Цицерон видимо не слышал, хотя и мог наблюдать издалека за прениями. Он сам пишет, что «я сам не раз об этом слышал от знающих людей».



стр. 54



азианские учителя, а также тот философ Диодот, что жил у него в доме. Рассказывают, что однажды на Родосе, Аполлоний, не понимавший латинской речи, попросил Цицерона говорить по-гречески. Тот согласился и произнес прекрасную речь. Все тут же бросились хвалить его, один лишь Аполлоний долго сидел в задумчивости, но, увидев огорчение Цицерона, сказал: «Тебя Цицерон я хвалю и удивляюсь тебе, но скорблю о судьбе Эллады, ведь то достояние, что еще оставалось у нее – образованность и красноречие, и то благодаря тебе, сделалось достоянием римлян». Известно, что произнесение (или «игра»), пятая часть риторики, наиболее важна. Когда Демосфена спросили, что всего важнее в красноречии, он так и ответил «Произнесение!», а что во вторую очередь? – «Произнесение!», а что в третью?, и он опять назвал тоже. Так вот Цицерон учился жестикуляции и речи у знаменитого актера Росция и трагика Эзопа, но говорят, высот все-таки не достиг. От Цицерона сохранилось 58 речей, большинство из которых сохранилось полностью, в некоторых недостает начала, в некоторых конца, в других имеются лакуны, часть же в крупных связанных фрагментах (речь по делу актера Росция, по делу Марка Туллия, в защиту Марка Фонтея) и одна, в защиту Скавра, состоит из пятидесяти одного мелкого отрывка, семнадцать речей в незначительных фрагментах (в некоторых книгах называется цифра 20), сохраненных у Авла Гелия, Макробия и других, и 30 (иногда пишут 35) названий утраченных речей упоминаемых самим Цицероном или другими авторами. Т.е. всего 75 речей полностью и во фрагментах, 30 по названиям, и того мы знаем о 105 речах Цицерона. Вот список речей, обычно включаемых в полное собрание:

81 год до н.э.

1. Pro P. Quinctio

80 год до н.э.

2. Pro Sex. Roscio Amerino

77 год до н.э.

3. Pro Q. Roscio Comoedo (?)

70 год до н.э.

4. Divinatio in Caecilium
5. In Verrem. Actio prima
6. In Verrem. Actio Secunda I
7. In Verrem. Actio Secunda II
8. In Verrem. Actio Secunda III
9. In Verrem. Actio Secunda IV
10. In Verrem. Actio Secunda V

69 год до н.э.

11. Pro A. Caecina (или 68)
12. Pro M. Fonteio
13. Pro M. Tullio



стр. 55



66 год до н.э.

14. Pro Cluentio
15. Pro Lege Manilia (De Imperio Cn. Pompei)

63 год до н.э.

16. In Catilinam I
17. In Catilinam II
18. In Catilinam III
19. In Catilinam IV
20. Pro Murena
21. Pro C. Rabirio perduellionis reo
22. De Lege Agraria contra P. Servilium Rullum. Oratio prima.
23. De Lege Agraria contra P. Servilium Rullum. Oratio secunda
24. De Lege Agraria contra P. Servilium Rullum. Oratio tertia.

62 год до н.э.

25. Pro Archia
26. Pro Sulla

59 год до н.э.

27. Pro Flacco

57 год до н.э.

28. De Domo Sua
29. Post Reditum ad Quirites
30. Post Reditum ad Senatum

56 год до н.э.

31. Pro Balbo
32. Pro Caelio
33. Pro Sestio
34. In Vatinium
35. De Haruspicum Responsis
36. De Provinciis Consularibus

55 год до н.э.

37. In Pisonem
38. Pro Scauro

54 год до н.э.

39. Pro Plancio
40. Pro C. Rabirio Postumo

52 год до н.э.

41. Pro Milone

46 год до н.э.

42. Pro Ligario



стр. 56



43. Pro Marcello

45 год до н.э.

44. Pro Rege Deiotaro

44 год до н.э.

45. Philippicae I
46. Philippicae II
47. Philippicae III
48. Philippicae IV

43 год до н.э.

49. Philippicae V
50. Philippicae VI
51. Philippicae VII
52. Philippicae VIII
53. Philippicae IX
54. Philippicae X
55. Philippicae XI
56. Philippicae XII
57. Philippicae XIII
58. Philippicae XIV


В некоторых энциклопедиях почему-то называют цифру 57, по всей видимости, без речи за Скавра (?), а в других 56 и даже 50?! А вот в журнале «София: Рукописный журнал Общества ревнителей русской философии» в статье «Исторические зигзаги реального гуманизма» некоего Н. И. Черноскутова написано: «Из сочинений сохранились 38 судебных и политических речей» - это, наверное, опечатка, но внимательнее нужно быть, тем более, когда списываешь из словаря!

Сам Цицерон часто упоминает о своих выступлениях. Например, в речи против Верреса (Вторая сессия, «О городской претуре», 139) Цицерон рассказывает о том, что в 78 году был единственным защитником Гая Мустия, и что процесс они выиграли (Pro C. Mustio), а в другом месте упоминает об участии в нескольких знаменитых процессах по возвращении из Азии (77 -75 гг.), и что он, после квестуры в Сицилии, пять лет (74 – 70 гг.) выступал во множестве судебных дел еще до процесса Верреса («Брут» 318-319). Нам же от этого множества осталась только одна речь, да и то не полностью. Его брат Квинт в письме, написанном в 64 году, пишет, что очень множество людей из всех сословий обязано Цицерону за защиту. В письме к Аттику (Att. II 22) Цицерон говорит, что очень много выступает в суде (59 г.), а до нас с этого времени дошла только одна


стр. 57



речь («За Флакка»88). В письме к брату от 21 октября 54 года он пишет, что не проходит и дня, когда бы он ни защищал обвиняемого. Поэтому, сколько действительно речей произнес Цицерон, мы не можем знать даже приблизительно, наверное, очень много. Записаны и изданы они были не все. Например, в письме к Лентулу (Fam I 9 23) Цицерон пишет, что пришлет ему свои речи, изданные за его отсутствие, а это целых три года 56-54, и далее «это несколько речей, не пугайся их немного». Известно также, что, например, процесс Цецины длился три сессии, и Цицерон произнес три речи, но издал только третью. До нас дошли первая89 и последняя произнесенные Цицероном речи.

Все речи Цицерона обычно делят на политические и судебные, первые делят на произнесенные в сенате и перед народом, а последние на уголовные и гражданские. Первая произнесенная речь - первая речь по гражданскому иску (81 г.) «В защиту Квинкция» (Квинция), о возвращении ему незаконно захваченного имущества. Здесь впервые он выступал против Гортензия90. Из гражданских речей сохранилось всего четыре, из которых наиболее известна речь за Цецину. Речи по гражданским делам были не интересны для Средневековья, а потому и не переписывались. Вторая - первая судебная речь Цицерона по уголовному делу (80 г.) в защиту Росция из Америи. В Риме было принято начинать карьеру с обвинения, как в Париже – с дуэли (Стендаль). Хотя Цицерон не обвинял, а защищал, но защищал он против вольноотпущенника Суллы - Хрисогона. Впрочем, ради безопасности он позднее покинул Рим и уехал в Грецию на два года. Первой политической дошедшей до нас речью является речь о Манилиевом законе, тогда Цицерон был уже в зрелом возрасте, впрочем, у римлян молодость соответствовала возрасту до 46 лет. Это и понятно, зрелость у них – опыт и уважение, а у нас – зрелость половая. Не все речи действительно были произнесены. Например, по делу Верреса он произнес только дивинацию и короткую речь в первую сессию, за которой следовала серия еще более коротких, потому что Цицерон сразу перешел к допросу свидетелей. После этого Веррес добровольно удалился в изгнание, а Цицерон обработал и издал собранный обвинительный материал для второй сессий в пяти книгах. И того получилось семь (или собственно три) - предварительная против Цецилия («Дивинация», т.е. выбор обвинителя), речь в первую сессию и речь, назначенная для произнесения во второй сессии, из пяти книг - I книга «О городской претуре», II книга «О судебном деле», III книга «О хлебном деле», IV книга «О предметах искусства», V книга «О казнях». Эти книги второй сессии очень скучны и длинны, если бы он их действительно произносил, «то у кого хватило бы терпения их выслушать», говорит

Комментарии:
88Этот Луций Валерий Флакк был тем самым претором, который в 63 году арестовал катилинариев и в 62 году управлял Азией, после чего был обвинен в вымогательстве. Кроме Цицерона его защищал Гортензий, Флакк был оправдан
89Странно, но в это речи «За Квинция», 4 Цицерон говорит «Поэтому я не мог в настоящем случае воспользоваться даже тем моим качеством, которое служило мне подспорьем в других процессах»
90Боробовникова почему-то называет процесс Вереса первой встречей Цицерона с «королем судов».


стр. 58



Тацит. Правда, эти книги интересны с исторической точки зрения. Тацит также осуждает скучные пассажи об оговорке и формуле в речах за Марка Туллия и Авла Цецину. Речи, дошедшие до нас, – результат литературной обработки, в таком виде они, конечно же, произнесены не были. Иногда они и на речи то не похожи, как например скучнейшая речь за Сестия – это типичный политический памфлет. Асконий пишет, что в его время были известны две речи за Милона, одна обработанная, которая дошла до нас и одна записанная писцами в суде, которую он действительно произнес. Асконий считает обработанную речь лучшей, хотя я не считаю ее сильной, разве только заключение. То, что эти речи сильно отличались, неудивительно. Когда Цицерон должен был выступать в этом деле, Милон, зная робость Цицерона, привез его на форум в закрытых носилках и уговорил не выходить до последнего момента. Дело в том, что из-за беспорядков, форум был окружен войсками Помпея. Когда же Цицерон все-таки вышел и увидел сверкающее оружие, то затрясся всем телом и так и не смог взять себя в руки. Изданные речи отличаются от произнесенных не только обработкой, но и объемом, о чем явно свидетельствует Плиний в двадцатом письме первой книги. Например, издавая речи против Верреса, Цицерона интересовала юридическая сторона дела, напортив, в изданной речи за Фонтея вся юридическая часть опущена. Здесь ему больше интересна риторическая составляющая. Поэтому здесь сокращена не только юридическая часть, но и целые неинтересные пассажи, вместо которых просто стоят названия «О винном деле»91, «О войне с Воконтийцами», «О расположении зимнего лагеря». Подобные заголовки сокращенных частей мы встречаем и в речи за Мурену. Речь за Росция Америйца Цицерон написал в молодости, находясь еще под влиянием азианского стиля, позже на Родосе он учился умерять пышность речи. По моему мнению, самая сильная речь Цицерона - за Клуенция. Также мне нравятся его консульские речи против Катилины, за Рабирия, за Мурену, оригинальная речь за Архия и интересная с риторической стороны за Марка Фонтея. Начиная с 62 года, у Цицерона встречается множество самовосхвалений в речах, которые иногда тяжело вынести, впрочем, это только в первый раз, а потом к ним привыкаешь и не обращаешь на них внимания, а, начиная с 5692 года, его красноречие тускнеет. Исключение составляет речь в защиту Целия. Этот Целий был большим оригиналом, и я позже напишу о нем отдельно. В 46-45 годах Цицерон, по-видимому, не занимался адвокатской деятельностью, а политической - не мог, до нас дошли только три его речи пред Цезарем в защиту помпеянцев Марка Марцелла, Квинта Лигария и царя Дейотара (за этого царя произнес речь и Брут). Из этих трех литературным успехом пользовалась только речь (собственно depercatio) за Лигария. Когда Цицерон, собирался произнести речь, Цезарь сказал: «Ну что ж послушаем его после такого перерыва. А дело решенное – Лигарий негодяй и мой враг».

Комментарии:
91 Интересно, что, исключив всю часть речи, касающуюся винных налогов, Цицерон оставил введение. Дело в том, что это введение было интересным образчиком риторической insinuation.
92 Он еще в 57 произнес очень длинную и скучнейшую речь «О моем доме» - название этой речи дало начало латинской поговорке «за дом».


стр. 59



Но когда Цицерон произносил речь, Цезарь менялся в лице, под конец93, когда оратор упомянул о Фарсале, вздрогнул всем телом и даже выронил бумаги из рук, такова сила красноречия – Лигарий был оправдан. Что до четырнадцати филиппик, то бесспорно самая лучшая – это вторая. Эта речь не была произнесена, собственно это памфлет, написанный в виде речи. Здесь все красноречие Цицерона снова ненадолго вернулось к нему. Петрарка осуждал его за эти речи, оставь он в покое Антония, возможно, смог бы написать для нас что-то еще.

К сожалению, из речей, не дошедших до нас, а сохранившихся в отрывках многие очень перфектные и интересные. Это в первую очередь речь «В тоге кандидата» (64 г.) - сохранились отрывки, приведенные в «Коментарии» Аскония. Цицерон защищал в 65 году бывшего трибуна Корнелия, и потом издал две первоклассные речи, от которых сохранились отрывки (например, «Оратор» 70 и там же 67 отрывок из второй речи). Корнелий был обвинен по закону de majestate еще в 66 году, но обвинитель в суд не явился. В следующем году процесс возобновился, и Цицерон смог добиться оправдания Корнелия. Возможно в это же время Цицерон произнес речь против превращения Египта в провинцию, от которой сохранились отрывки и речь «За Гая Фундания», который обвинялся в подкупе избирателей. От последней речи тоже сохранились небольшие фрагменты. В 64 году Цицерон произнес в сенате пламенную импровизированную речь против Орестина. Ее отрывки сохранились у Аскония. В Сиракузах Цицерон произнес прощальную речь на латыни, от которой сохранился небольшой фрагмент. В 61 году Цицерон написал памфлет в виде речи «In Clodium et Curionem» сохранившийся в отрывках. Этот памфлет был написан грубовато, по злобе в ответ на такой же, поэтому когда он неожиданно был опубликован в 58 году, Цицерон от него открещивался. Известны также отрывки из двух несохранившихся филиппик против Марка Антония. И того я назвал девять речей, сохранившихся в отрывках. Маи, которого я упоминал выше, открыл отрывки из десяти речей Цицерона. В Интернете я отыскал утверждение, что «"Олимпийская речь" Цицерона сохранилась в отрывках». Над этим можно только посмеяться, поскольку многоученый Интернет-автор перепутал Цицерона с Лисием, хотя на Родосе Цицерон и произносил какие-то речи на греческом языке, а в 44 году распространились слухи, что Цицерон едет на Олимпийские игры94, но я не думаю, что Интернет-автор знал об этом. Из несохранившихся речей мне известны следующие… В 79 году Цицерон защищал одну уроженку города Арреция, оспаривая лишение прав римского гражданства у этого города Суллой. Его противником в этом процессе был знаменитейший оратор того времени Г. Аврелий Котта. Цицерон, по всей видимости,

Комментарии:
93Так рассказывает Плутарх, но упоминание о Фарсале находится не в конце, а в начале дошедшей до нас речи Pro Lig., 9.
94Он имел свободное посольство, против которых сам так долго боролся, но отменить так и не смог. Правда, Цезарь по Юлиевому закону ограничил их одним годом, к тому же Долабелла назначил Цицерона своим легатом со свободным правом перемещения


стр. 60



Закладки

| Еще