Интернет-портал по истории и генеалогии

Исторические личности:
Марк Туллий Цицерон

Марк Туллий Цицерон
(3.01.106 – 07.12.43 до н.э.)


Во всей античности, наверное, ни одна эпоха не известна нам так хорошо и подробно как I век до н. э. Благодаря большому количеству источников, мы представляем ее себе выпукло и осязательно. Этот век так знаменит благодаря поистине трагическим событиям и колоритным личностям – их здесь много. Поэтому я, при всех ее недостатках, так люблю ту шекспировскую трагедию – здесь, кроме действительно трагического фона, нет одного главного героя – в ней все главные.

Я хотел бы сделать небольшое отступление, касательно римских имен. Я сейчас говорю только о республиканской эпохе. Это отступление – результат моего спора с одной известной пензенской поэтессой, которая утверждала, что Цицерон – это фамилия1. У римлян не было фамилий в современном смысле этого слова. Аппиан говорит, что в древнейшую эпоху у римлян было одно имя, как и у остальных народов, позднее появилось второе, а затем и третье. У них был небольшой выбор личных имен praenomen и родовое имя nomen gentile или просто nomen, которое с натяжкой можно назвать фамилией. Распространенных личных имен было одиннадцать, более редких –

Комментарии:
1 Зелинский переводит cognomen Cicero как фамилию. Но Фаддей Францевич не вкладыавл в слово «фамилия» того строго значения, какое отстаивала автор гимна Пензенской губернии, а просто употребил это слово в расхожем смысле.

стр. 1



семь, из которых одно сабинского и три осского происхождения. Одно из них Спурий употреблялось и как личное, и как прозвище – «внебрачный», как например, детям, рождающимся после смерти отца, давали прозвище Постум. Все эти имена сокращались, а имя Гай писалось и через G. реже, и через C. – Кай чаще. Остальные 50 редких имен писались полностью. У некоторых родов число личных имен было ограничено, например у Корнелиев всего три. Иногда личные имена были столь редкими, что могли быть и родовыми, т.е. человек как бы имел два родовых имени, например, Нуммерий Квинций Руф. У некоторых было и по два личных имени, например, Публий Сципион Назика, после усыновления Метеллом принял имя Квинта Метелла Цецилия Пия Сципиона, и его называли без разницы как Публием, так и Квинтом (отца императора Августа тоже называли то Гаем, то Гнеем). В некоторых родах были проклятые имена, например, в роду Манлиев было запрещено называть ребенка Марком, а у Клавдиев Луцием. После поражения Антония у Акция, сенат вынес постановление, запрещающее называть детей в роду Антониев Марком. Одним из наказаний Пизона за убийство Германика являлся запрет на личное имя.

Первого ребенка обычно называли в честь отца, а не деда как у греков (с 230 года до н.э. закреплено законодательно2). Деда, отца и сына Цицерона звали одинаково, поэтому часто добавляли слова «сын», «отец», или первый и второй. У сильно разветвленных родов, например, у Корнелиев были еще имена родовых веток, собственно это прозвище ставшее вторым родовым именем. Оканчивались родовые имена на ius, позднее на is и даже i. Сабинские, осские, умбрские и этрусские имена имели другие окончания – us, as, a. Происхождение родовых имен было очень древним, и никто не помнил, что они значат. Имя Туллий означает журчащую воду. Некоторые имена со временем изменились, например, Паписии стали Папириями (первым стал Луций Папирий Красс). Это явление называется ротацизмом – смещением звука в языке. У некоторых, и это вовсе не обязательно, были еще прозвища - cognomen. Эти прозвища давались за какие-то события (Торкват), или действия (Попликола), свойства характера (Фруги) или внешний вид (Агенобарб) и иногда продолжались на детей. Например, один из Фабиев на войне получил прозвище Максим, и все его потомки стали называться Максимами, а его внук отличился в войне с Ганнибалом, его прозвали Кунктатором, но это прозвище было только у него. Его род усыновил сына Эмилия Павла, победителя македонян. Второй же сын Павла был усыновлен Корнелием и стал называться Гней Корнелий Сципион Эмилиан (добавив позже к имени еще два прозвища - Африканский Младший и Нумантийский, эти вторые прозвища за заслуги назывались agnomen), потому что римляне при усыновлении свое родовое имя прикрепляли в измененном виде к концу нового. И Шекспир, показал всем свою необразованность, когда вывел в трагедии «Юлий Цезарь» Гая Юлия Цезаря Октавия, потому как до усыновления,

Комментарии:
2 Удивительно, что доктор исторических наук Басовская, говоря о Бруте, этого не знала.


стр. 2



процедура которого для верности была проведена дважды, он назывался Гай Октавий3, а после - Гай Юлий Цезарь Октавиан, и позже добавил прозвище Август. Ученые датируют документы, судя по тому, как он в них именуется Октавием или Октавианом. Простой пример: письмо Цицерона Тирону (Fam. XVI 24, 2) обычно датируют серединой ноября 44 года, но он здесь назван Октавий, а Цицерон начал писать в письмах Октавиан еще с 9 июня, поэтому датировка вызывает сомнение. Правда Брут всегда принципиально называл его Октавием, или в письмах к Цицерону – «твой Цезарь», но понятно, что Цезарь Октавий – это contradiction in adjecto. Впрочем, куриатский закон об усыновлении был принят только после избрания Октавиана консулом, т.е. после 19 августа 43 года. Эти усыновления были очень важной частью жизни римлян, поскольку у рода были собственные религиозные обряды и манны. Поэтому человек, переходя в другой род, официально отказывался от своих священнодействий. Считалось что со смертью, родственные связи обрывались. Например, со смертью жены муж уже не был зятем тестю.

У женщин личных имен не было вообще, они назывались по родовому имени отца Юлия, Эмилия, Корнелия. Дочь Цицерона соответственно звалась Туллия, сам он ее называл уменьшительным именем Туллиола. Если их было три, то они звались Юлия младшая, средняя, старшая, а если больше - то по номеру. «Как зовут твою жену?» - «Фабия шестая» (Имя Фабий у римлян соответствовало нашему Имярек). Впрочем, по обычаю, жених спрашивал невесту перед домом, как ее зовут, и она отвечала «Гая» - аналог мужского praenomen Гай. Весталку, которая принимала вместе с Публием Сципионом Назикой Великую Матерь, звали Квинта Клавдия, но это не аналог praenomen Квинт, а именно пятая Клавдия. Сестру Брута и жену Кассия звали Юния Терция. Из этого имени следует, что у нее была, по крайней мере, одна младшая сестра. Очень знатные женщины носили еще и cognomen своего отца. У рабов вообще не было имен, их называли по роду работы, позднее их стали называть греческими именами или по месту рождения, а часто просто номером. Цицерон - это не фамилия, а прозвище, и значит оно - «горошина». Плутарх предполагает, что кто-то из предков Цицерона имел раздвоенный нос, напоминающий горошину. Когда Цицерон вступил на политическое поприще, его друзья советовали ему даже сменить это смешное имя, на что Цицерон им ответил, что сделает его славнее, чем имена Скавров и Катулов. Он, будучи квестором и принося в дар храму чашу, вместо подписи нарисовал горох шутки ради.

Известно, что рабы, которых отпускали на волю, брали имена своих хозяев. Так вот, вольноотпущенник Цицерона – Тирон, стал зваться Марк Туллий Тирон. Этот Тирон изобрел стенографию. Имена покровителей брали и просто так, или при получении гражданства. Например, Иосиф бар Матаффия, взял имя Флавий (возможно,

Комментарии:
3 Кстати, без всяких прозвищ, поскольку плебейский род Октавиев (только отец Августа был возведен Цезарем в патриции) их не имел, получается, что у него и фамилии-то не было, если считать фамилией cognomen.


стр. 3


он получил это имя при отпуске на волю, поскольку любой военнопленный формально был рабом). Флавиев в те времена вообще было много, Арриан, например. Из-за подобной практики в Риме было громадное количество людей с одинаковым родовым именем. Например, Сулла отпустил на волю сразу двадцать тысяч Корнелиев. Все они жили в Риме и составляли его невидимую силу. Я всегда удивлялся, как римляне отличали вчерашнего раба от господина. Было множество и просто однофамильцев. Например, тот Квинт Помпей Руф, с которым Целий был в Африке не тот же самый Квинт Помпей Руф, которого он обвинил в суде. В 187 году было два народных трибуна с одинаковыми именами Квинты Петелии, и они оба обвинили Сципиона в подкупе. Иногда брали имена сразу от двух лиц. Например, раб Аттика, подаренный им Цицерону, и отпущенный на свободу стал Марком Помпоннием Дионисием. По поводу Дионисия мне вспомнилась одна история.

Однажды на фирме, на которой я работал, решили устроить новогоднюю вечеринку. Однако для гостей ставилось одно условие – всем прибыть в карнавальных костюмах. Мой коллега решил быть богом вина Дионисом. Он обернулся в простыню, купил в цветочном магазине плющ, надел его на голову. Но называл он себя не Дионисом, а Дионисием. Прозвище бога вина «Дионис» – это даже не имя, а кличка, скорее всего, составлена она из «диос» – бог и Нисы – место, где он воспитывался нимфами. Таких кличек у него было множество – Вакх, Иакх, Бромий, Лиэй, Загрей, Апатурий, Эвий, Леней, Эйрафиотес, Иовакх – гремящий, освобождающий и т.д. Так вот сейчас почему-то это имя стали произносить как Дионисий. Я объяснил коллеге, что прозвище бога звучит как Дионис, а Дионисий – это человеческое имя. Скажет он раз Дионис, и снова частит Дионисием. Это имя бесспорно связано с богом (несколько Дионисиев написали про Диониса сочинения, например Дионисий Скитобрахиона, или поэт II века Дионисий, и, скорее всего, назывались они Дионисиями не случайно), но не тождественно. Кстати, приз моему коллеге дали за костюм… Юлия Цезаря4. Через некоторое время один подвальный ресторанчик «Винни-Пух» переименовали в «Дионисий», который впрочем, просуществовал недолго, что вызвало у моего коллеги бурную радость, потому как предположить, что ресторан назвали в честь одного из сиракузских тиранов, мы не могли. Впрочем, если бог назывался Дионисом, а не Дионисием, то людям брать кличку бога не запрещалось. Например, так прозывался царь Антиох VI Эпифан Дионис.

Один программист, но одновременно эпический поэт и знаток античной истории, написал статью о происхождении рода Туллиев, где утверждает, что Цицерон потомок римского царя Сервия Туллия. Я не филолог и не историк, поэтому не могу понять, как


Комментарии:
4 Один мой товарищ, которому я рассказал эту историю, через некоторое время приобрел книгу Пикока, изданную в уважаемом издательстве «Наука» в не менее уважаемой серии «Литературные памятники». Примечания к тексту составляла некая Гениева, но, не смотря на свою фамилию, к имени Нона, она написала примечание, что он написал «Жизнь Дионисия». Это было бы смешно, если бы не было так печально.


4 стр.


так можно положительно утверждать такие вещи, о которых недостаточно данных5. Мне непонятно, почему именно Цицерона он зачислил в родственники царю Туллию? Возможно, потому что он думает, что род Туллиев Цицеронов был единственным? В речи против Верреса (Вторая сессия III, «О хлебном деле», 167) Цицерон упоминает негодяя Луция Туллия. Да и полных однофамильцев было не мало. За одного из них – Марка Туллия Цицерон произнес речь в 71 году. И этот Марк Туллий не являлся его родственником, как и консул 81 года Марк Туллий Декула, или обвинитель Публия Сестия Марк Туллий Альбинован6. Скажу только, что я прочитал в одном диалоге Цицерона, что его собеседник говорит «царь, твой тезка» (не родственник, а ведь сказал бы, если даже про Брута так всегда говорили, хотя он никакого отношения к древнему Бруту не имел). И в другом диалоге, где Цицерон рассуждает о похвальных речах, что ораторы приписывают роду древнее происхождение ради гиперболы «как если бы я говорил, что происхожу от патриция Мания Туллия». Неужели этих слов самого Цицерона недостаточно? В речи за Сестия он, правда, говорит «мое имя», цитируя трагедию Акция «Брут», где говорится о Сервии Туллии, но ясно из контекста, что он не имеет в виду свое родство с царем. Театр в то время часто использовался в политических целях7. Правда Плутарх утверждает, что некоторые историки возводят его род к вольскому царю Туллу Аттию.

Как правильно произносить это имя Cicero на латыни? Во-первых, мы не знаем. Во-вторых, возможно римляне не озвончали «s» между гласными, «с» всегда читалось как «к», а «l» было мягким. Вот, например, в греческой транскрипции Цезарь, произносится как Кесарь, а Децим как Декм. У Плутарха Цицерон назван Кикер, но доверять этим грекам тоже нельзя. Далеко за примерами ходить не нужно, обыватели думают что Искариот – это фамилия Иуды. На самом деле, на древнееврейском языке это слово читается как ишкрайот, т.е. человек из пригородов (Иерусалима), поскольку остальные апостолы были из Галилеи. В греческом языке нет звука «ш», вот они и переделали его в «с», что логично, поскольку шин и син в древнееврейском языке одна и также буква 8, а когда как читать только сам Бог знает. И таким образом ишкрайот

Комментарии:
5 Как мог попасть римский род Туллиев в область вольсков, злейших врагов Рима?
6 Были в Риме и другие Цицероны. Например, трибун Гай Кальвий Цицерон.
7 Конечно, римский театр нельзя сравнивать с афинским. Такие вольности, какими мог пользоваться Аристофан, здесь не позволялись. Но актеры могли импровизировать и намекать на политические события. Например, Клавдий Эзоп вставил в трагедию, которую играл, слова из «Андромахи» Энния так, что весь театр понял, что речь идет об изгнании Цицерона.
8 Именно эта буква появилась в русском алфавите, поскольку в греческом соответствующей не нашлось. С этой буквой связан один анекдот, рассказанный Эразмом. Некие схоластики утверждали, что в имени Иисус заключено все! Имя Iisus имеет только три падежные формы Iisu, Iisum, Iisus, а это признак божественной троичности, и, судя по окончаниям, Иисус был summus, medius и ulpinius. А если его имя разделить пополам, то останется неделимая «s», которая, как я уже говорил, на древнееврейском языке называется син, а по-шотландски син – это грех, следовательно, Иисус взял на себя все грехи мира и т.д. А знаете ли почему Иисус промолчал на вопрос Пилата «Что есть истина?» Да потому что в самом вопросе заключен ответ! Пилат говорил на латыни, и если в вопросе «Quod est veritas?» переставить буквы, то получится «est vir qui adest». Такой вот ответ, правда, Ювенал утверждает, что истина в вине.


5 стр.


превратился в Искариота, Моше в Моисея, Шломо в Соломона, Ирушалаим в Иерусалим, а Иешу в Иисуса. С древними языками вообще есть одна проблема – они изменялись со временем. Мы говорим о латыни, но о какой архаической, золотой, серебряной или средневековой? Интересно, что Цицерон говорит в одном сочинении о двадцати одой букве, а в латинском алфавите9 их сейчас двадцать шесть (в классической латыни – двадцать три).

Мы имеем всего одну античную биографию Цицерона, написанную Плутархом. Эта биография составлена по хорошим источникам, в частности по жизнеописанию Цицерона, написанному Тироном. Однако Плутарх, часто включает сюда непроверенные слухи, о некоторых из них я скажу ниже. Род Туллиев происходил из римского муниципия Арпин в области вольсков. Цицерон-дед имел небольшой домик, стоявший на берегу реки Лирис. Он женился на Гратидии из семейства Мариев и имел двух сыновей Марка и Луция. У Цицероновой жены был брат - Марк Гратидий, прямая противоположность своему шурину. Цицерон-дед жил по старинке, подражая древним римлянам, не любил нововведений и греческого языка, мода на который дошла и до Арпина. Гратидий же, наоборот был знатоком греческой литературы и ораторского искусства. Однажды, в Арпине решили ввести тайное голосование по примеру Рима. Гратидий выступал за закон, который давал преимущество популярам, Цицерон-дед ему противился, правда, безуспешно. Консул 115 года Марк Эмилий Скавр в публичной речи восхвалял позицию Цицерона-деда и сожалел, что тот живет в деревне. Гратидий вместе с Луцием Цицероном поступили в когорту знаменитого оратора Марка Антония, который отправился в Киликию и вел войну с пиратами. В 102 году Марк Гратидий здесь погиб. Луций Цицерон вернулся, проехав через Грецию вместе с Антонием, но вскорости умер, оставив сына, тоже Луция. Это был двоюродный брат нашего Цицерона. Цицерон-отец не обладал хорошим здоровьем и потому предпочитал сельскую жизнь в своем имении, хотя и купил дом в Риме на Эсквелине. Тогда это была самая окраина города. Квинт Фуфий Кален говорил, что Цицерон-отец занимался стиркой белья и торговал оливками и виноградом. Это, скорее всего, обычная выдумка, очень похожая на ту, которой Аристофан одаривал мать Еврипида. Мать Цицерона звали Гельвия, и как говорит о ней Плутарх, она была «женщиной хорошего происхождения и безупречной жизни». Из письма Квинта Цицерона мы знаем о ней такой факт: когда на пиру вино заканчивалось, она запечатывала пустую амфору, чтобы мужчины10 под шумок не выпили еще одну. У Гельвии была сестра, которая вышла замуж за Гая Визеллия Акулейона. Он слыл знатоком права и был близок к знаменитому оратору Крассу.

Комментарии:
9Это слово в русском языке происходит от первых букв греческого алфавита – альфа и бета. Последняя буква в византийскую эпоху читалась как вита, что и отражено в русском слове. Интересно, что в других языках бета сохранилась, как например в английском alphabet. Не менее интересно и то, что в древнееврейском алфавите, который никак не связан с греческим, порядок букв тот же: алеф, бэт, вэт.
10 Женщинам вино пить запрещалось, nisi sacrarum causa. Поэтому у римлян был обычай поцелуев, чтобы запах мог выдать виновную. Пьянство было одной из двух причин, по которым муж мог безнаказанно убить свою жену.


6 стр.


Способности Цицерона проявились еще в начальной школе. Он учился вместе с Квинтом, Луцием и детьми Акулейона11 и приобрел такой авторитет среди детей, что отцы специально приходили в школу на него посмотреть. Образованные удивлялись ему, те же из них, которые были далеки от наук, злились. «Я отличался крайней худобой и слабостью, шея длинная и тонкая, телосложение из тех, что стоит лишь переутомиться и помереть недолго», - так описывает сам себя Цицерон в пору, когда он покинул деревню. В точности, неизвестно когда Цицерон приехал в Рим, это, скорее всего, был 91 год12. В этом году народным трибуном стал Марк Ливий Друз, человек из высшей знати, богатый, энергичный и гордый. Он разработал законопроект, который отнимал у всадников суды и возвращал их сенату. Кроме того, чтобы народ его поддержал, он внес еще два законопроекта – об увеличении хлебных раздач и выведение колоний в Италии и Сицилии. Италикам он обещал уравнять их в правах с римскими гражданами, но пока поставил на голосование только три первых закона, объединив их, так что народу пришлось голосовать и за передачу судов сенату. Законы были приняты, но противник Друза консул Филипп объявил, что они противоречат уже существующим законам и на этом основании недействительны. Сенат отверг предложение Филиппа отменить законы Ливия, и консул произнес в народном собрании речь, где сказал, что составит новый сенат, потому что с существующим он не в состоянии управлять республикой. Утром в сентябрьские иды Друз созвал сенат, и здесь произнес свою последнюю вдохновенную речь Луций Красс. Этот оратор превосходил всех остальных, но в этот день он превзошел и себя, никогда еще не говорил он так хорошо как в этот день. Красс говорил со всею мощью своей страсти, ума и дарования. Это была его лебединая песнь. Уже при произнесении он почувствовал боль в груди и покрылся потом, а через неделю его не стало. Цицерон приходил в курию взглянуть на то место, на котором он стоял в последний раз, и ему казалось, что голос Красса еще зазвучит в стенах сената.

Со смертью Красса борьба продолжалась. Филипп обвинил Друза в заговоре против Рима. Законы Ливия были отменены, но Друз готовился провести последний из законов – о даровании римского гражданства италикам. Он заявил, что не отступит ни на шаг, но однажды, когда вечером толпа народа провожала его до дома, он неожиданно вскрикнул и упал, в боку у него торчал сапожный нож. Друза отнесли домой13, где он и умер через несколько часов. Последними словами последнего «великого трибуна» были: «Друзья, будет ли у Рима еще такой же гражданин как я?». Убийца не был пойман, но подозревали, что это был Квинт Варий. Началось преследование друзей Друза. Первым был обвинен и изгнан друг Цицерона Котта. Варий обвинил Эмилия Скавра, который участвовал в составлении законов Ливия. Скавр явился в суд и спросил присяжных, кому они верят, безродному испанцу Квинту Варию или римлянину, принцепсу сената

Комментарии:
11Двоюродный брат Цицерона, Гай Визеллий Варрон, стал одним из самых образованных людей своего времени и прекрасным оратором. Умер он, правда, рано, успев побывать только курульным эдилом.
12 Некоторые считаю, что Цицерон приехал в Рим в 92-м году. Эта дата мне кажется более вероятной.
13 Именно этот роскошный дом и прикупил впоследствии Цицерон.


стр. 7


Марку Скавру? После этих слов он спокойно вернулся домой. Вскоре был изгнан и Варий по своему собственному закону. Цицерон говорит, что умер он мучительной смертью.

В следующем году (90 г.) началась Союзническая война. Цицерон был призван и служил сначала в армии под командованием Гнея Помпея Страбона, а через год (89 г.) перешел в армию Суллы. После победы над восставшими италийцами Цицерон вернулся в Рим, но спокойствия все еще не было. На Востоке Риму объявил войну понтийский царь Митридат. Консулом в этом году (88 г.) был Сулла, которому и поручили войско. Марий же хотел сам получить командование этим походом, который он считал легким и прибыльным. Трибун Сульпиций подготовил законопроект о выборе нового полководца для войны на Востоке, но консулы объявили все дни неприсутственными. Тогда Сульпиций с помощью своих сторонников напал на консулов на форуме. Помпей смог бежать, но был убит его сын. Самого Суллу вооруженные люди отвели в дом к Марию. Через некоторое время Сулла вышел и отменил неприсутственные дни. Сульпиций тут же провел новый закон, и Марий был выбран полководцем. В армию были отправлены два легата с поручением войску, подчиниться новому командующему, но Сулла успел их опередить. Легаты были побиты камнями, а шесть легионов двинулась на Рим. В этом отчаянном положении Марий объявил свободу тем рабам, которые присоединятся к нему, но на этот зов откликнулись лишь три человека. Рим был взят римскими же войсками первый раз за его историю. Сульпицый был убит, а Марий бежал. Сулла навел порядок в городе и отбыл с армией в Беотию (87 г.). Как только легионы исчезли из виду, новый консул Цинна затеял распрю со своим коллегой Октавием. Он требовал распределить новых граждан по всем трибам. В результате этой борьбы Октавий был убит, и голова римского консула впервые была выставлена на форуме. Марий вернулся из Африки и присоединился к Цинне. К последнему, стоявшему с войском возле Рима, были посланы сенаторы просить его поклясться, не производить резни. Цинна уклончиво ответил, что по его вине не будет убит ни один римский гражданин. Марий же молча стоял рядом, по его насупленному лицу и этому зловещему молчанию было ясно, какая намечается резня. Так и случилось. Гай и Луций Юлии, сын и отец Красы, Ациллий Серран, Публий Лентул, Гай Немиторий, Марк Бебий были убиты при попытке бежать из Рима. Сначала Марий, идя по улицам, давал знаки своей гвардии кого убивать, но впоследствии умерщвлялись все, на чьи приветствия он не отвечал. Весь город разделился на тех, кто убегал и скрывался и на тех, кто догонял и убивал. На просьбы пощадить Лутация Катулла, коллегу Мария по консульству, с которым он разделил триумф над кимврами, Марий злобно прошипел: «Он должен умереть». Катулл закрылся в своем доме и поджег его со всех сторон. Оратор Марк Антоний прятался в доме своего друга. Тот, желая угодить высокому гостю, послал раба на рынок купить более дорогое вино, чем он брал обычно. Это вызвало подозрение, и раб признал, что хозяин угощает Марка Антония. Когда эту весть

стр. 8


принесли Марию, он пировал. От радости он вскочил, захлопал в ладоши и хотел было сам побежать в указанное место, но послал отряд во главе с трибуном Аннием. Легионеры влезли по лестницам в дом, а трибун остался внизу. Он ждал пять, десять минут, полчаса, но никто не возвращался. Тогда Анний ворвался в дом сам и застал там следующую сцену. Марк Антоний произносил речь, а пристыженные убийцы плакали, опустив мечи. Анний убил Антония, еще говорившего речь, и отослал его голову Марию.

Где же был Цицерон все это время? В Риме шли только процессы по делу Вария, и Цицерон присутствовал на них постоянно. Среди обвиняемых, выступавших в свою защиту, были ораторы Луций Меммий и Квинт Помпей, обвинителем выступал красноречивый Филипп. Посещал Цицерон и народные сходки, где выступали другие способные ораторы. Цицерон каждый день прилежно читал, писал и декламировал. Через год, после изгнания Вария, он поступил в обучение к известному юристу Квинту Сцеволе Авгуру, а когда тот умер, перешел к его родственнику, тоже юристу Квинту Сцеволе Понтифику. На следующий год в Рим прибыл глава Академии философ Филон, бежавший из Афин от войны с Митридатом, и Цицерон вверил свое обучение ему. В этом году был убит Сульпиций, а в следующем начался марианский террор, и погибли три величайших оратора Квинт Катулл, Марк Антоний и Гай Юлий Цезарь Страбон. Во время этих убийств Цицерон слушал Молона Родосского. Он усердно занимался декламацией речей на латыни, а чаще на греческом языке вместе с Пупием Пизоном, которого отец Цицерона выбрал ему в сотоварищи по учебе, и Квинтом Помпеем Вифинским. Так прошло три года, пока не вернулся Сулла. В Рим снова приехал Молон, а Цицерон впервые именно в это время стал заниматься гражданскими делами.

Сулла закончил войну на Востоке и двинул свои легионы на Рим. Слух об этом дошел до Рима и дал передышку гражданам, уставшим от резни и насилий. Марий был в седьмой раз избран консулом, и в первый же день, как вступил в должность, сбросил со скалы Секста Лициния. Все ждали новых бед, а сам Марий трепетал от страха при мысли о войне с победоносными легионами. Его одолевали ночные кошмары, ему слышался зловещий голос, он не мог спать. Чтобы забыться хотя бы на пару часов, Марий стал пьянствовать. Известие, подтвердившее скорое прибытие Суллы, окончательно подорвало его силы, он слег. Именно в этом состоянии его посещал философ Посидоний. Марий умер на семнадцатый день своего консульства, Сулла победил, и Рим снова заполнили убийства, насилие и конфискации. На этот раз Сулла впервые стал составлять проскрипционные списки людей, предназначенных к смерти. Их имущество конфисковывалось и продавалось по сильно заниженной цене сторонникам диктатора.

Осенью 81 года на улице в Риме14 в два часа ночи был убит богатый римский гражданин Секст Росций из муниципия Америя в Умбрии. К этому убийству имели

Комментарии:
14 Он был убит, возвращаясь с обеда возле Паллацианских бань. Туристы могут найти это место в Риме возле церкви S. Catarina dei funari. Место убийства было выбрано не случайно – совсем рядом находился


стр. 9


отношение двое его родственников Тит Росций Капитон и Тит Росций Магн. Они договорились с вольноотпущенником и любимцем Суллы всесильным Луцием Корнелием Хрисогоном о разделе имущества убитого. Хрисогон, чтобы легализировать убийство, задним числом внес имя Секста Росция в проскрипционные списки, хотя они были закрыты еще первого июня. Имущество Росция было конфисковано и продано по бросовой цене15 с аукциона. Единственными покупателями были Хрисогон, которому досталось десять имений в совместном пользовании16 с Титом Росцием, и Капитон, получивший лучшие три17. Подобная сделка возмутила жителей Америи, которые отправили к Сулле делегацию с протестом и жалобой. Диктатор в то время осаждал город Волатерры и находился в военном лагере. Сюда и прибыла делегация из десяти человек, среди которых затесался Капитон, но ее принял не диктатор, а Хрисогон. Он заговорил америйцев, пообещал разобраться и выпроводил вон из лагеря.

У Секста Росция был сын, которого новые владельцы вышвырнули из дома, а затем попытались убить. Росций-сын был кем-то предупрежден о готовящемся покушении и смог ускользнуть от руки убийцы. Отец всегда держал его в деревне, поэтому Росций-сын был человеком простоватым и неопытным. Он отправился в Рим к патронам своего семейства Метеллам и поселился в доме Цецилии18 дочери полководца Метелла Балеарского и родственницы Суллы. Хрисогон, убедившись, что убить Росция просто так уже невозможно, решил сделать это руками правосудия. Некий Гай Эруций обвинил Росция перед судом под председательством претора Марка Фания в убийстве собственного отца. В случае осуждения тому грозила страшная казнь в мешке, а то, что Росций будет осужден, никто не сомневался, ведь за обвинением стоял Хрисогон. Настал день суда (80 г.), явилось множество народу. Обвиняемый Росций пришел под охраной, которую ему предоставила Метелла. Он боялся быть убитым прямо в суде. Появился и бодрый обвинитель Эруций. Он посмотрел на скамью, где сидели адвокаты19, и спросил присяжных, будет ли кто-нибудь из них выступать? Получив отрицательный ответ, он совсем успокоился. О существовании Цицерона в качестве защитника он даже не подозревал. Эруций вел себя развязано, то садился, то вставал и прохаживался, не обращая внимания ни на судей, ни на публику. В середине своей обвинительной речи он подозвал раба и дал тому распоряжение по поводу обеда. Закончив речь Эруций сел, и поднялся Цицерон, которому тогда шел двадцать седьмой год. Эруций посмотрел на него и с облегчением вздохнул, стал шутить с соседями и

Комментарии:
цирк Фламиния, а его своды и галереи всегда служили притоном для всякого рода разврата и преступлений.
15 При стоимости имений в шесть миллионов сестерциев куплено оно были всего за две тысячи.
16 Так написано в тексте речи Цицерона. Зелинский предположил, что Хрисогон отдал эти имения Титу Росцию в аренду.
17 Боробовникова почему-то пишет, что имения они поделили пополам.
18 Цецилия была замужем за Аппием Клавдием и матерью того самого Клодия, который был злейшим врагом Цицерона.
19 Так в Риме называли людей, которые поддерживали обвиняемого своим присутствием, не выступая при этом с речами, а тот, кто выступал, назывался патроном.


стр. 10


заниматься посторонними вещами. Цицерон начал говорить: «Я понимаю, вы удивляетесь судьи. Как? Столько славнейших ораторов и знатнейших мужей остаются сидеть, а поднялся с места всего-навсего я, - я, который ни по летам, ни по способностям, ни по влиянию нельзя и сравнить с сидящими рядом…». Но вот уже в самом начале речи Цицерон назвал имя Хрисогона, и только он произнес его, Эруций моментально выпрямился как палка и удивленно стал таращить глаза на молодого оратора. А когда тот произнес имя Хрисогона во второй, а затем и в третий раз на скамье обвинения начался переполох, Эруций что-то шептал, забегали какие-то люди, был послан гонец к Хрисогону. Только тут Эруций заметил, что собравшийся народ ропщет, а судьи очень внимательно слушают защитника20. Эруций был так уверен в успехе, что совершенно не подготовился к обвинению и даже не дал себе труда нанять лжесвидетелей. Под радостные крики народа Росций был оправдан21. Эта замечательная речь настолько прославила Цицерона, что не встречалось ни единого процесса, в котором его не сочли бы достойным выступать в качестве защитника. Однажды он защищал Титинию Котту в одном очень важном процессе. Обвинителями выступали Сервий Невий и Скрибоний Курион, но после блестящей речи Цицерона последний так опешил, что не сумел ничего возразить и сел на место, заявив, что Цицерон колдовством лишил его памяти.

Цицерон понимал, что вызвал неудовольствие Суллы процессами22, в которых выступал защитником, а потому, чтобы не искушать судьбу, под предлогом поправки здоровья отправился в Грецию. Его сопровождали Квинт Цицерон, двоюродный брат Луций и Пупий Пизон. В Афинах все они встретились со старым другом Помпонием Аттиком. Цицерон красочно описал («О пределах…» V 1-5) свой разговор с друзьями в рощах Академии. Квинт был взволнован видом акрополя Колоны, где жил его любимый Софокл, Луций был в восхищении от места, где Демосфен укреплял свой голос, стараясь перекрыть шум волн, и в восторге от могилы Перикла, Аттик размышляет в садах Эпикура, а сам Цицерон, задумавшись, глядел на экседру, где часто сиживал Карнеад. Здесь в Афинах Цицерон занят философией, он шесть месяцев слушает Антиоха Аскалонского, но не оставляет и красноречие, занимаясь с Деметрием Сиром. Затем Цицерон путешествует по Греции (он был в Спарте и Коринфе) и по Азии, знакомясь со знаменитыми греческими ораторами и, наконец, прибывает на Родос, где тогда жили Молон и Посидоний.

Смерть Суллы дала Цицерону возможность вернуться в Рим. В этом году (по всей видимости, 77 г.) Цицерон женился на Теренции, богатой девушке из знатного рода и таким образом вошел в круг высшей аристократии Рима, а в следующем (76 г.) он был

Комментарии:
20 Все эти подробности мы узнаем от самого Цицерона «За С. Росция», XXII. Естественно в речь они были вставлены позже, когда Цицерон готовил ее к публикации.
21 Стоит обратить внимание, что Росций был лишь оправдан по обвинению в убийстве, но все его имущество так и осталось у настоящих убийц. В рамках данного процесса Цицерон большего добиться и не мог, поэтому он мастерски обыграл это в начале речи, сделав вид, что он сам отказывается от возвращения имущества убитого сыну, а требует только сохранить ему жизнь.
22 Все три, известных нам процесса косвенно задевали Суллу.


стр. 11


выбран квестором. Чувства, которые Цицерон испытывал в этот момент, он сам же впоследствии описал так: «стоял один, окруженный общим вниманием, как бы на сцене театра, где зрителями было все человечество!» По жребию ему досталась Сицилия, где Цицерон был квестором в Лилибее при преторе Сексте Педуцее. Год был неурожайным, и Рим требовал зерна. В этих сложных условиях Цицерон смог блестяще справиться со своей задачей, а честностью, мягкостью и вежливым обхождением заслужил любовь сицилийцев. Потакая своей склонности к путешествиям, Цицерон объездил всю провинцию, посещая знаменитые храмы и знакомясь с произведениями искусства. В Сиракузах он решил посетить могилу Архимеда, но никто из местных жителей не знал, где она находится. Сфера и цилиндр – вот все приметы, по которым ее можно было отыскать. Цицерон вышел из города через Агригентские ворота с членами городского управление с целью осмотреть все могилы, пока не найдет место погребения знаменитого математика. К счастью для Цицерона и сиракузян, которые не разделяли энтузиазма римлянина и были утомлены поисками в жаркий день, могила обнаружилась, но сильно заросла кустарником. Были вызваны рабочие, чтобы очистить место и, наконец, взору Цицерону предстал сам памятник со стихотворной эпитафией Архимеду.



Пьер-Анри де Валансьенн «Цицерон находит могилу Архимеда» 1787

Произнеся прощальную речь, Цицерон возвратился в Рим. Теперь он – член сената23! Став сенатором, Цицерон перешел в другое сословие, но связи с всадниками не порвал. Сенаторам запрещалось заниматься коммерческой деятельностью (даже нельзя

Комментарии:
23 Он фигурирует в одном недавно найденном документе как сенатор. Этот документ датирован 14 октября 73 года.


стр. 12


было иметь корабль, который вмещал больше чем 50 амфор), да патриции в основном были землевладельцами, поэтому банкирами были всадники. Цицерон всю свою жизнь был их активным защитником и в сенате, и на форуме, и поддерживая их частным образом своим авторитетом. Из сохранившихся писем Цицерона - множество рекомендательных к правителям провинций, где банкиры имели дела. Что такое откупщики в то время? Это ярко видно из писем того же Цицерона. В Риме ростовщичество было запрещено, или кажется, по закону разрешался один процент, т.е. 12 годовых. Разрешались также сложные проценты, точнее закон об этом ничего не говорил. Но банкиры давали в долг по 36 процентов годовых и более. Обычно они давали в долг для выплаты дани или контрибуций, наложенных Римом, которые города не могли выплатить сразу. Откупщики требовали содействия военной силой от проконсулов для взимания долгов, что было незаконно. Сам Цицерон писал такие письма, у него также есть одно письмо италийскому муниципию – освободить от налогов имение Квинта Гиппия, что тоже было бы незаконно. Обычно откупщики поступали легатами или префектами к проконсулами, и, пользуясь военной властью, выбивали долги. Даже когда города собирались заплатить долг, то откупщики оттягивали время, чтобы набежали проценты. Обычно в спорных случаях деньги вносились в храм, и тогда роста не было, но римские проконсулы или пропреторы запрещали это делать, подыгрывая откупщикам. Учитывая размеры дани, налогов и процентов, а также зверские методы выбивания денег, можно себе представить, как жилось подвластным Риму народам, и это при всей демократичности и гуманности законодательства. И на чьей стороне был Цицерон? Это бесспорно его черная сторона. Поэтому меня очень удивляют его речи против Верреса - вторая и особенно третья речь второй сессии «О хлебном деле», где он с беспощадностью разоблачает механизмы злоупотреблений откупщиков в провинции при откупе десятины. Эти злоупотребления были так велики, что Цезарь в 43 году совсем упразднил десятину.

О процессе Верреса следует рассказать подробнее. Цицерон был квестором в Сицилии в тяжелый и неурожайный год, однако, аккуратно исполняя свою должность, заслужил уважение сицилийцев. Поэтому, когда за три года пропреторства Верреса провинция была нагло разграблена (сумма иска составляла 90 миллионов сестерциев), сицилийцы попросили Цицерона стать обвинителем. Это было против склонностей самого Цицерона, который до этого выступал только защитником, но он согласился и объявил о своем намерении Манию Ацилию Глабриону, претору-председателю уголовной комиссии по делам о вымогательствах. Государственной прокуратуры в Риме не существовало и поэтому любое частное лицо могло исполнять функции следователя прокуратуры и обвинителя. Но естественно, что желающих могло быть несколько. Узнав, что Цицерон, собирается его обвинить, Веррес послал своего квестора Цецилия24 в качестве преварикатора, т.е. ложного обвинителя. Поэтому, еще до начала следствия

Комментарии:
24 Меду прочим этот Цецилий исповедовал иудейскую религию.


стр. 13


была проведена дивинация – выбор обвинителя. Веррес через Гортензия подкупил несколько судей. Но просто подкупить было мало, нужно было еще заставить их выполнить, принятые обязательства, а это было сложно из-за закрытого способа подачи голосов. Гортензий еще в 75 году выдумал давать судьям цветные таблички, войдя в соглашение с председателем суда Гаем Турием, но эта проделка вышла наружу. Поэтому в деле Цецилия Гортензий обязал подкупленных судей показывать таблички еще до голосования «верным людям». Цицерон, зорко следивший за Гортензием, вскрыл подкуп и в прекрасной речи добился, что не только обвинителем стал он, но также того, что людям Верреса запрещалось быть его субскрипторами. Так назвались трое помощников обвинителя. Люди Верреса, будучи субскрипторами могли устранять нежелательные обвинительные материалы, привезенные из Сицилии. Тогда Веррес попытался подкупить самого Цицерона, в чем естественно потерпел крах. Веррес, обладая громадными деньгами, разработал целую систему противодействия Цицерону. В первых числах января 70 года Цицерон формально призвал Верреса к суду, получив 110 дней на производство следствия, т.е. суд должен был начаться 4 мая. Из этих 110 дней Цицерон минимум 60 должен был провести в Риме, потому что Ацилиев закон обязывал его явиться к претору в 20-й и 60-й день после nominis delatio. Таким образом, и на дорогу и на само следствие в Сицилии Цицерону оставалось только 50 дней. Уже 11 января, на следующий день после Цицерона, к претору явился подосланный Верресом человек с фиктивной жалобой на македонского наместника, требуя на производство следствия всего 108 дней. Т.е. суд по македонскому делу должен был начаться 3 мая, и Цицерону пришлось бы ждать его окончания. Таким образом, Цицерон терял все летние месяцы, очень удобные для судебного разбирательства, потому что они не содержали праздников. Веррес тем временем старался уничтожать компрометирующие его документы. В частности были уничтожены все письма товарищества откупщиков портовых сборов. Цицерон вел себя в Риме как заправский следователь. Зная о привычке председателя товарищества оставлять себе копии, он неожиданно нагрянул с обыском к Луцию Вибию. Допросил его, обыскал весь его дом и нашел прелюбопытные документы, касающиеся дела Верреса. В Сицилии Цицерон остановился у своих друзей, хотя и имел право требовать постоя у обвинителей, но не хотел быть в тягость и так уже разоренным людям. За два дня до приезда Цицерона, в Сицилию с письмом прибыл некий Луций Летилий, человек Верреса. Это письмо сделало нового пропретора Луция Метелла неузнаваемым. Он вдруг вспомнил, что он родственник Верресу, объявил себя благорасположенным к нему и стал запугивать свидетелей и чинить Цицерону препятствия в ведении следствия, так что Цицерону пришлось вступить с ним в борьбу. Цицерону предстояла большая работа, в которой ему помогал его брат Луций25. Поэтому он не возил свидетелей с собой. Например, главным сиракузским свидетелям Гераклию и Епикрату он назначил место встречи Мессану, но вместо них нашел там письма, что

Комментарии:
25 Орлов в биографии Цицерона ошибочно говорит о дяде Луции, который к тому времени давно умер.


стр. 14


наместник силой удерживает их дома. Несмотря на противодействие нового пропретора, Цицерон развернул активную деятельность, допрашивая свидетелей, производя обыски, опечатывая финансовые документы. Так он нашел у Карпинация подделку в счетах на некоего Гая Верруция. Слова «Гай Верр» были старыми, а дальше дощечки были подчищены и на подскобленном месте дописано «уций». Он привлек Карпинация к суду, но тот не смог ответить, кто такой Гай Верруций, которому были выплачены такие громадные суммы. Со всех поддельных счетов Цицерон приказал снять копии, поскольку конфисковывать их запрещалось законом. У Карпинация Цицерон произвел обыск и нашел прелюбопытное письмо Публия Веттия Хилона. В Риме, по приказу Цицерона, был произведен обыск у Хилона, и найдены копии важных документов, касающихся преступлений Верреса. У последнего, кроме подкупленного пропретора, были другие связи в Сицилии и Нижней Италии, и он постарался задержать Цицерона26. Если бы Цицерон не успел вернуться к 4 мая, то это бы по закону повело за собой кассацию всего сделанного Цицероном, но благодаря активности последнего, несмотря на происки Верреса, он успел закончить следствие и быть в Риме к установленному сроку. Как я уже сказал, здесь начался процесс по македонскому делу, который усилиями людей Верреса нарочно затягивался, и Цицерону пришлось ждать. В это время шли выборы и Веррес, следуя намеченному плану, широко используя подкуп, провел в консулы своего защитника Квинта Гортензия и своего родственника Квинта Метелла. Возвращаясь с Марсова поля, только что избранный Гортензий обнял Верреса и сказал ему: «Поздравляю! В сегодняшних комициях ты был оправдан». За консульскими выборами последовали преторские. И тут Верресу удалось провести в городские преторы своего человека Марка Метелла, брата консула. И вот ведь удача! Ему по жребию, но естественно не случайно, достается быть председателем той уголовной комиссии, в которой слушалось дело Верреса. Третий брат в это время задерживал свидетелей в Сицилии и насильственно отправлял в Рим хвалебные посольства. Если бы удалось дотянуть дело до первого января, Веррес был бы, несомненно, оправдан. Единственная неприятность для него случилась при выборе эдилов. Не смотря на все деньги и козни Верреса, его обвинитель был выбран даже не голосованием, народ криком решил дело в его пользу, как только назвали имя Цицерона. Для Верреса это было плохо. Его дело разбиралось в комиссии по вымогательствам (repetundarum) потому, что большинство его преступлений касались именно этой комиссии. Если бы он был оправдан, Цицерон мог привлечь его в комиссии по хищению государственных средств (pecukatus). Если бы он был оправдан и здесь, то оставалась еще комиссия, рассматривающая дело о превышении власти (maestatis). Если уж и здесь Верресу удалось бы выйти сухим из воды, то Цицерон мог его судить народным судом, а на созыв народа он имел право как эдил. Этого то и боялся Веррес, а потому не переставал

Комментарии:
26 Здесь по пути в Рим был убит важный свидетель Лоллий. Дело, конечно, свалили на остатки войск Спартака, все еще блуждавшие в Нижней Италии.


стр. 15


строить козни. Человек Верреса, некий Квинт Курций, был председателем одной из уголовных комиссий и должен был выбирать судей из определенной декурии до Глабриона. Следовательно, последний стал бы выбирать судей для процесса Верреса из следующей декурии, в которой были самые суровые люди. Поэтому Курций устроил дело так, что ему якобы не хватило судей, чтобы пополнить их из следующей декурии и выбрать наиболее строгих. Но благодаря бдительности Цицерона это проделка провалилась. И вот, наконец, пятого секстилия началось слушание дела Верреса в первой сессии. Времени было мало, уже шестнадцатого числа начинались игры, поэтому судебные прения прекращались. И Цицерон пошел на неожиданный шаг – он отказался от обвинительных речей, сразу приступив к опросу свидетелей. Защита в лице Гортензия тут же выразила протест. Дело в том, что по Корнелиеву закону комперендинация была обязательной. На это Цицерон ответил, что он лишь вернулся к более старому Ацилиеву закону, который считается более выгодным для подсудимого. Этот закон, правда, дозволял амплиацию, но только по желанию судей, но что же им остается желать, если и так все ясно. Произнеся короткую вступительную речь, Цицерон перешел к допросу свидетелей, представлению депутатов и чтению документов. Все это располагалось по пунктам обвинения, и каждый из них Цицерон сопроводил краткой речью. Это зловещее молчание Цицерона, который только вызывал свидетелей и давал читать приставам документы, сам же с суровым видом молча стоял перед судьями, это молчание произвело такое впечатление, и на Гортензия, который сознался, что молчащий обвинитель более страшен, чем говоривший, и на Верреса, что уже 7 секстилия второй сказался больным, а первый отказался от защиты. На заседании произошел комичный случай с хвалебными посольствами, которые насильно присылал пропретор Метелл. Депутации от городов хвалили Верреса, Цицерон же стал спрашивать депутатов по отдельности, и выяснилось, что каждый из них был ограблен бывшим претором. Так что Метелл добился обратного – посылая хвалебные посольства, послал множество частных обвинителей. Вскоре Веррес отправился в добровольное изгнание27, а суду ничего не оставалось, как удовлетворить иск сицилийцев. Это добровольное изгнание или ехillium, использовалось в тех случаях, когда человек хотел избежать наказания. Поэтому меня

Комментарии:
27На этом месте под звуки фанфар все биографы оставляют дело Верреса, но что же случилось с самим преступником? А ничего плохого! Большую часть денег он смог сохранить с помощью вольноотпущенников и жил в роскоши и довольстве еще тридцать лет. Только при втором триумвирате он был убит по приказу Марка Антония, потому что отказался отдать ему дорогую коринфскую посуду (Плиний XXXIV, 3). По иронии судьбы имена Цицерона и Верреса оказались в одном проскрипционном списке и возможно даже рядом, поскольку обоих туда вписал Антоний. Это сюжет для трагедии, незамеченный никем из историков или поэтов.
   Уже после того, как я написал это, я нашел у Ферреро, рассуждение на эту тему («Величие и падение Рима» III, XI): «Но ни Веррес, ни Цицерон не могли спастись; таким образом, через двадцать семь лет и обвинитель и обвиняемый оказались на краю одной и той же бездны. Веррес был осужден по причине своего богатства, несмотря на старость и на то, что уже столько лет стоял в стороне от общественных дел, спокойно пожиная плоды своих прежних грабежей. Что же касается Цицерона, то несмотря на свое славное имя, он сделался жертвой ненависти Антония, его брата и племянника».


стр. 16


очень удивила статья28 про Цицерона доктора исторических наук Басовской где не только имя Веррес написано неверно29, но еще и утверждается: «Верес был приговорен и отправился в изгнание». От доктора исторических наук это тем более странно слышать, что пишет-то она про Цицерона, который в речи за Цецину (100) сказал буквально следующие: «"А изгнание?" скажут. Нет, его смысл мне ясен: изгнание не наказание, а убежище и гавань для наказуемых; из желания избегнуть какого-нибудь наказания. Вот почему вы ни в одном из наших законов не найдете, чтобы какие бы то ни было преступления, как в остальных государствах, наказывались изгнанием». После процесса Верреса, Цицерон обработал и издал весь обвинительный материал. Сделал он это для того, чтобы его враги и завистники не сделали из Верреса невинную жертву, а из Цицерона честолюбивого карьериста.

Целый год, как мы знаем, комиссия по вымогательствам была занята двумя делами – фиктивным ахейским и сицилийским. Но в этом году поступила еще жалоба на пропретора Галлии Марка Фонтея. Дело стало разбираться в следующем 69 году. Обвинителем был некий Марк Плеторий. Схожесть с делом Верреса была очевидна – Фонтей как и Веррес был пропретором три года, причем в тоже самое время. Жалоба была подана галльскими общинами, которых представлял Плеторий. Но неожиданно защитником Марка Фонтея стал Цицерон! Плеторий намеренно стал копировать Цицерона в деле Верреса – те же пункты обвинения в тех же словах, он даже выставил свою кандидатуру в эдилы. Процесс из-за защиты Цицерона был очень громким и вызывает споры до сих пор. Цицерону пришлось всю первую часть речи посвятить различию между делами Верреса и Фонтея, а так же отвечать на свои же собственные рассуждения скопированные Плеторием. Нужно сказать, что со своей задачей он справился блестяще. Мы не знаем, был ли оправдан Фонтей. Цицерон в письме к Аттику (I, 6) сообщает, что некий Марк Фонтей купил дорогой дом Рабирия в Неаполе. Это косвенное свидетельство, что он был оправдан. Французские исследователи из-за своего неуместного патриотизма обрушились на Цицерона с беспощадной критикой. В изданной Цицероном речи полностью отсутствует юридический элемент. Цицерон убрал его, считая неважным, в отличие от риторического. Вот в этом отсутствии юридической стороны и видят французы виновность Фонтея. Дежарден, не смотря на полное отсутствие данных, огульно обвиняет Цицерона в нечистоплотности. Он остался нечувствительным даже полной поэзии заключительной картине, а Леклерк сочинил речь от лица обвинителя, пользуясь Цицероновыми выражениями из Веррин. Здесь следует сказать, что Цицерон лишь выполнял свой долг защитника, развивая перед судом те соображения, которые говорили в пользу обвиняемого.

Как я уже сказал, Цицерон был выбран эдилом (69 г.). Эдилы должны были нести расходы из собственных средств на три праздника: игры в честь Либера, Либеры и

Комментарии:
28 http://www.inauka.ru/history/article82622/print.html
29 Именно так это имя исправляет редактор Word, и я удивлен подобной халтуре со стороны ученого.


стр. 17


Цереры в апреле, честь Флоры в начале мая и Римские игры в начале сентября. Прижимистые эдилы могли забыть о дальнейшей карьере, а Цицерон был далеко не богат. Еще в речах против Верреса Цицерон пытается оправдаться и подготовить народ к более скромным, чем обычно, играм. Но тут помогли благодарные сицилийцы, они наводнили столицу овощами и хлебом, так что Цицерон смог понизить цены на рынке. В 66 году Цицерон был выбран претором и исполнял обязанности судьи честно и с тщанием. Плутарх рассказывает такой случай. К суду был привлечен очень влиятельный человек Гай Лициний Макр30, которого поддерживал сам Красс. Этот Лициний был настолько уверен в оправдательном приговоре, пользуясь к тому же такой влиятельной поддержкой, что еще до голосования ушел домой, остриг голову и надел праздничную одежду как оправданный. И вот Лициний, в венке с радостным лицом на пороге столкнулся с Крассом и по его виду понял, что дело не ладно. «Осужден единогласно!», - были слова Красса. Лициий же, шатаясь, вернулся в дом, где в скорости испустил дух.

Между претурой и консулатом была пропасть. Множество знатных родов имели преторов, но никогда консулов. Цицерону удалось добиться и поддержки народа и содействия знати. Выборы проходили летом 64 года и у Цицерона были серьезные противники: от оптиматов Публий Сульпиций Гальба, Квинт Корнифиций и Гай Лициний Сацердот, а от популяров Луций Сергий Катилина и Гай Антоний Гибрида. Избирательную компанию двух последних щедро оплачивал Красс. Сенаторы были возмущенны таким наглым подкупом и составили сенатус-консульт, но трибун Квинт Муций Орестин наложил на законопроект вето. Вдруг встал Цицерон, который находился на заседании сената в белой тоге кандидата. Он произнес пламенную импровизированную речь. Настал день выборов 29 июля и Цицерон был выбран значительным большинством из тридцати пяти центурий. В это время популяры готовили новый законопроект, представить который должен был избранный трибун Сервилий Рулл. Еще осенью Цицерон пытался с ним договориться, но популяры с подозрением относились к новому консулу. Законопроект, за которым стояли Цезарь и Красс, заключался в следующем. Предлагалось разделить государственные земли в Италии среди малоимущих, а поскольку этой земли было мало, то покупать ее у владельцев за полную стоимость. Деньги на покупку должны были поступать от продажи земли в провинции. Подвох здесь заключался в том, что для проведения в жизнь этого закона предлагалось выбрать децемвиров в трибутных комициях, но не во всех тридцати пяти, а только в семнадцати, так что для избрания было достаточно большинства всего в девять триб. Избранными могли быть только люди, находящиеся в Риме, таким образом, отстранялся Помпей, занятый войной на Востоке. Децемвиры выбирались на пять лет, и обладали властью пропреторов. Естественно ими бы стали Цезарь, Красс и сам Рулл. Все это походило на государственный переворот. Первого января Цицерон вступил в должность (63 г.) и в этот же день обрушился своим

Комментарии:
30 Трибун 73 года, оратор, историк и отец поэта Лициния Кальва.


стр. 18


красноречием на Рулла. Эта речь произвела такое впечатление, что один трибун решил наложить на закон вето, но Цицерон отклонил это предложение, опасаясь беспорядков, и решил выступить перед народом сам. Выступать против популярного закона было политическим самоубийством. На форум явился сенат в полном составе и Рулл со своими сторонниками. И вот Цицерон на рострах… Я не буду пересказывать речь, ее можно прочесть, скажу только что народ, который бушевал и ревел при критике Рулла стоял в молчании у ног Цицерона, а сам Рулл потерял дар речи. Когда трибун опомнился, он снова созвал сходку и в отсутствие Цицерона обвинил его в различных преступлениях. Консул не медлил не минуты и созвал третье собрание. Народ его встретил зловещим молчанием, но красноречие Цицерона снова очаровало народ, и Рулл не решился поставить свой закон на голосование31.

Следующим ярким выступлением Цицерона в защиту аристократии против популяров было дело Рабирия, обвиняемого в убийстве Сатурнина. Этот трибун был убит почти за сорок лет до этого процесса. Рабирий тогда носил и показывал его отрезанную голову по домам и пирушкам. Популяры обвинили его в убийстве по старинной процедуре perduellio. Дуумвиры Гай и Луций Юлии Цезари вынесли Рабирию смертный приговор. Он аппелировал к народу, а в качестве адвокатов выступали Цицерон и Гортензий. Страсти на процессе накалились так, что он был прерван претором Метеллом Целером и в дальнейшем не возобновлялся. Дальше - больше! «Демократический консул» крайне резко выступил против отмены сулланского закона, который запрещал сыновьям проскрибированных им людей занимать государственные должности. Позиция Цицерона, который сам не принадлежал в высшей знати и обманул голосовавших за него демократов, удивляет. Но, учитывая именно эту крайне реакционную политику Цицерона, и следует рассматривать дело Катилины.

Источников, повествующих о заговоре Катилины у нас довольно много32, но все они или пристрастны или написаны по искаженным свидетельствам. Внешние события хорошо известны, но о целях заговорщиков, об их числе и их мотивах нельзя говорить с уверенностью. Вся эта история с заговором очень темна, а мы имеем только пристрастные свидетельства. Лучший способ посмотреть на заговор стороны – это просто перечислить события, не давая им оценки. Катилина был претором в 68 году, а затем пропретором в Африке. В Рим он вернулся в 66 году и сразу же выдвинул свою кандидатуру на должность консула. Но кандидатуру ему пришлось снять, потому что он был обвинен в суде. Консулами были выбраны Публий Автроний Пет и Публий

Комментарии:
31 У многих поведение Цицерона в этом деле вызывает нарекания. Дело в том, что Цицерон неоднократно публично называл себя демократическим консулом. Закон Рулла по сути не содержал в себе ничего плохого и даже был полезен. Стадала из-за него аристократия, давно захватившая государственные земли в частную собственность. И вот «демократический» консул в первый же день становиться аристократическим! Поворт был слишком резок, чтобы его можно было объяснить желанием устранить возможные беспорядки при проведении закона в жизнь.
32 Это речи самого Цицерона, сочинение Саллюстия и кое-что у Плутарха, Аппиана, Светония и Диона Кассия.


стр. 19


Корнелий Сулла. Однако сразу после выборов они были признаны виновными в подкупе и выборы кассированы. Здесь мы сталкиваемся с первым заговором Катилины, который якобы хотел убить новых консулов и восстановить в должности Автрония и Суллу. Попытки убийства дважды оказались неудачными, но не было возбуждено ни уголовного дела, ни публичного осуждения, ни обсуждения в сенате. Странная тишина. В 65 году состоялся суд над Катилиной33. Процесс нарочно затягивался, и он не смог выставить свою кандидатуру на консульских выборах на 64 год. Но Катилина не пал духом и стал готовиться к выборам консулов на следующий год. В этот раз он представил популярную программу уничтожения старых долгов. Предвыборная кампания шла успешно, Катилину поддерживали и народ, и всадники, и часть сената, а также другой кандидат – Антоний, и кроме него, Пизон и Публий Ситтий Нуцерин, которые командовали легионами в Испании и Мавритании. Всего кандидатов на консульство было семь, но наилучшие шансы были у Катилины. Тут вовремя появляется слух о заговоре Катилины, который так всех напугал, что выбраны были Цицерон и Антоний. Что же делает Катилина? Этот злодей, грабитель, заговорщик готовиться к выборам консулов на следующий год! Здесь у него лишь три соперника: Сульпиций Руф, Лициний Мурена и Децим Юний Силан. Неожиданно Сульпиций снимает свою кандидатуру и начинает судебный процесс против Мурены по обвинению в подкупе избирателей. Шансы Катилины сильно возрасли, но пропорционально с ними росли и порочащие его слухи. Комиции постоянно откладывались и состоялись только в октябре. Поле, на котором происходило голосование, было оцеплено вооруженной стражей, а Цицерон публично разгуливал в панцире. Все это так напугало народ, что Катилина опять не прошел, и консулами были выбраны Децим Юний Силан и Мурена. Только теперь, после того как аристократы, широко используя подкуп, распуская слухи, и пугая народ, два раза проваливали его на выборах и дважды не допустили до них, Катилина решается на восстание.

Противоречивы оценки самого Катилины, высказанные его врагами. С одной стороны: «Луций Катилина, происходивший из знатного рода, отличался могучей духовной и физической силой… он закалял свою молодость. Свое тело он приучил невероято легко переносить голод, стужу, недосыпание. Дух он имел неукратимый… пылок в страстях, красноречием обладал в достаточной степени… Его ненасытный дух всегда жаждал чего-то беспредельного, невероятного, недосягаемого». А с другой, он – отравитель, гладиатор, бандит, разбойник, убийца, совратитель девственниц, подделыватель завещаний, мот, мошенник, развратник и отщепенец. Странная характеристика для человека, который геройски погиб на своем месте в строю, не отступив ни на шаг.

Я уже писал выше про откупщиков, они действовали и в Риме, у многих были непомерные долги. Это и есть суть политического движения Катилины. Во всей этой

Комментарии:
33 Именно в этом процессе Катилину собирался защищать Цицерон.


стр. 20


Закладки

| Еще