Интернет-портал по истории и генеалогии

Исторические личности:
Бен Джонсон

Бен Джонсон
(11 июня 1572 — 6 августа 1637)


На литературных семинарах в нашей гимназии суперотличнцы (отличников у нас, как и в любом другом уважающем себя среднем учебном заведении, не было) обычно рассказывали про Шекспира, и это не смотря на то, что обычным смертным про иностранных писателей говорить запрещалось. На кафедру поднималась розовощекая девочка с большими белыми бантами, краснела, бледнела и, наконец, тихим голосом, почти шепотом, произносила: «Шекспир…»1. Дальше, как правило, следовал разбор «Гамлета», в котором ни она сама, ни ее родители, ни даже учитель, ничего не понимали. Вспомнил я об этом потому, что для обывателя, а отличницы в школе – это гиперобыватели, Шекспир – гений, а английский театр эпохи Возрождения – всего один драматург. Многие, наверное, удивятся, но Шекспир был лишь одним из большой плеяды замечательных английских поэтов. Я могу назвать некоторых предшественников и современников Шекспира, это – лорд Бакхерст, доктор Идз, доктор Гейджер, епископ Уотсон, Льюис Уэйджер, Антонии Манди, Генри Четл, Эдуард граф Оксфорд, Эдуард Феррис, Майкл Дрейтон, Уильям Роули, Томас Лаптон, Джон Растел, Девид Линдсей, Джон Бейль, Джордж Гаскойн, Джон Хейвуд, Томас Хейвуд, Томас Нортон, Томас

Комментарии:
1 Сейчас эти девочки, наверное, растолстевшие домохозяйки, которые и не вспоминают великого английского драматурга. Но видимо эти школьные сцены привили мне легкую неприязнь к самому Шекспиру, который, как и Колумб, конечно, ни в чем не виноват.

стр. 1



Секвил, Томас Хьюз, Томас Лэгг, Ричард Эдварс, Джон Пикеринг, Томас Престон, Томас Деккер, Джон Марстон, Джорж Чепмен, Кристофер Марло, Бен Джонсон, Джон Флетчер, Френсис Бомонт, Джон Уэбстер, Роберт Вильмот, Джеймс Шерли, Филипп Мессинджер, Роберт Грин, Томас Кид, Томас Лодж, Джон Лили, Томас Мидлтон, Сирил Тернер, Джон Форд, Джорж Уэтстон, Джорж Пиль, Томас Лодж, Томас Нэш, Николай Юдалль, Натаниэль Фильд, Джордж Гасконь, Уильям Перси, Портер, Уилстон, Хетэуэй. Конечно, не все они равнозначны для истории театра, но многие из них писали трагедии, которые могут поспорить с шекспировскими, а не самые удачные его творения превосходят. Кроме пьес самого Шекспира, нам известно около пятисот2 (!) пьес его современников, а ведь это был период продолжительностью всего в шестьдесят лет, до закрытия театров пуританами в 1642 году. Пьесы писались для театра, т.е. для актеров и потому редко печатались. Лишь в период разгула чумы в 1592-1594 годах, когда театры были закрыты, актеры были вынуждены продавать тексты пьес печатникам. Большинство же других изданий конца XVI века были пиратскими3. Издатели нанимали скорописцев, которые заносили на бумагу то, что произносилось со сцены. Кроме того, между нами и веком Шекспира стоит одна зловещая личность – это повар епископа Уобертона. Этот Уобертон был любителем театра и собрал обширную библиотеку из пьес, изданных в конце XVI - начала XVII веков. Но, кроме того, он был еще и гастрономом, а его повар славился пирожками. Один раз гость епископа пожелал узнать секрет замечательных пирожков, Уобертон отвел его на кухню и повар простодушно рассказал, что весь секрет в том, что он устилает противень листами бумаги. Тут уже рассказом повара заинтересовался сам Уобертон и спросил, где он берет бумагу, на что повар так же простодушно ответил – из ненужных старых книг. Ярость и отчаяние Уобертона не подаются описанию, но мне кажется, что он виноват сам, все-таки нужно было сделать выбор между пирожками и книгами. Жаль только что из-за пристрастия к пирожкам англиканского епископа, пострадало потомство в лице многочисленных троечников. Что мог сделать Уобертон после «трагедии трагедий»? Только составить список утраченных шедевров, которые человечество никогда не узнает. Между прочим, среди погибших текстов был знаменитый «Карденио», написанный Шекспиром в соавторстве с Флетчером. Шекспир был чужд академической среде. Грин призвал своих коллег к травле «вороны, нарядившейся в наши перья, полагающей себя единственным потрясателем сцены»4, а Кид в «Ардене» вывел двух убийц Вилля и Шекбега. Чума

Комментарии:
2 Томас Хейвуд хвалился тем, что сам и в соавторстве («приложил большой палец») написал двести двадцать пьес, которые до нас не дошли. Полное собрание пьес Бомонта и Флетчера составляет пятьдесят два драматических произведения, из них Бомонт сам написал лишь одну, в соавторстве с Флетчером тринадцать, сам Флетчер семнадцать и остальные в соавторстве с Мессинджером. В лучшие времена в Лондоне было более двух десятков драматургов, каждый из которых писал по две – три пьесы в год.
3 К 1598 году было опубликовано восемь пьес Шекспира, ни к одному из этих изданий сам поэт отношения не имел.
4 Эта фраза содержалась в предсмертном памфлете Грина «Золотник ума, купленный миллионом раскаянья». Это была первая попытка создания английской реалистической новеллы. Впрочем, Бен видимо ее не очень ценил, поскольку осмеял памфлет в комедии «Эписин».


стр. 2


тогда закрыла театры и не дала разгореться войне, которая все же началась несколько позже.

Эпоху Шекспира мы знаем хуже, чем эпоху Цицерона, несмотря на изобретенное книгопечатание. Это может показаться странным, но это так. Бен же – редкое исключение5, мы знаем его место рождение и даже дату. Предки Бена были с шотландской границы и носили, скорее всего, фамилию Джонстон. Потому как в этом округе Джонсонов не водилось, а Джонстонов было предостаточно. Кроме того, герб Бена, три ромба - это герб как раз Джонстонов. Его дед переселился из Анандаля сначала в Карлейль, а затем в Лондон. Дед был ревностный пуританин, зачем-то сокративший фамилию на одну букву6. Его отец при Марии Кровавой подвергся преследованию, как ревностный помощник короля Гарри по изничтожению католиков, попал в тюрьму, а его имущество было конфисковано. После воцарения Елизаветы он сделался протестантским священником и умер за месяц до рождения Бена. Через два года его мать вышла замуж во второй раз за своего соседа Роберта Бретта, продолжая жить в Чэринг Кроссе. Учился Бен сначала в школе при церкви св. Мартина, а затем в Вестминстере (его сюда определил какой-то «друг»), а поскольку денег у него не было, ему приходилось быть лучшим учеником (лучшие два освобождались от оплаты). Впрочем, он не доучился там до конца7 и впоследствии никогда не учился в университете8, хотя и получил степень доктора в Оксфорде, а некоторые говорят, что и в Кембридже. Все его образование – это исключительно самообразование, и при этом он стал самым эрудированным человеком своего времени. После школы Бен работал каменщиком и строил стену сада в Линкольн-Ин9. Эту стену можно видеть в Лондоне и сейчас. Такая работа ему быстро приелась, да и стену-то он строил с Горацием или Еврипидом в кармане, поэтому Бен тайно бежал из дома, записался добровольцем в армию Морица Нассауского и отправился на войну в Нидерланды. Но сражений здесь не было... Так было принято в то время - две армии, окопавшись, выжидали, обедая, пьянствуя, и глазея друг на друга - вот и вся война. Видимо Бен вспомнил «Илиаду» и

Комментарии:
5 На самом деле источников его биографии не так много. Это – мемуары Дрюммонда и Генсло, сочинения самого Бена, как и в случае с Еврипидом - комедии его врагов, послания Бомонта, Донна, письма Дрейтона, записки Феллера, документы. И между тем трудно найти хотя бы двух биографов Джонсона, которые не противоречили бы друг другу в рассказах об основных событиях его жизни. Простой пример, Заблудовский: «Бен Джонсон любил поговорить о себе с друзьями и поклонниками», Аксенов: «Бен не любил вспоминать о своей жизни». Странно, но Аникст пишет буквально, что «даже о Бене Джонсоне, заботившемся о своей посмертной славе, в отличие от Шекпира, мы знаем меньше».
6 Сам Бен не писал в своей фамилии букву «h», по всей видимости, чтобы отличаться от многочисленных однофамильцев, которыми был наводнен Лондон.
7 В школе Бену очень помогал будущий археолог, знаменитый Кэдмен, заметивший таланты мальчика. С его помощью Бен не только обогнал своих однокашников, но и превысил положенный полный курс обучения. Некоторые биографы считают, что Кэдмен оказывал Бену не только духовную, но и материальную помощь.
8 У него была мысль об учебе в Кембридже, от которой Бен впрочем, быстро отказался.
9 Эту легенду рассказывает Феллер, который к тому времени еще не родился, поэтому утверждение Аксенова, что когда Бен стал знаменит, люди с удивлением вспоминали, что видели этого молодого человека за работой каменщика, не совсем верно.


3 стр.


десять лет, которые греки осаждали Трою, и решил сыграть роль. В один обычный, как и множество подобных ему, военный день лязг челюстей со стороны обеих армий сменился легким гулом удивления. На поле, отделяющим противников показался рослый молодой человек с еще редкой бородой. Дойдя до середины, он воткнул шпагу в землю и скрестил руки на груди. На этот смелый вызов откликнулся один испанский военачальник. Бен убил его10, снял доспехи и медленно вернулся в свою палатку – все по тексту Гомера. Этот поединок, происходивший на глазах двух армий, произвел такое впечатление, что две недели в обоих лагерях только о нем и говорили. Даже спустя много лет, люди, возвращавшиеся из армии в Лондон, с восхищением вспоминали об этом случае. Сам же Бен, бросив скучную войну, в 1592 году вернулся в Англию.

Жизнь здесь била ключом. За последние сорок лет население удвоилось и составляло двести тысяч жителей. Беновы собратья по цеху каменщиков, более прилежные, чем он сам, понастроили множество новых домов11, и Лондон стал походить на столицу. Правда, улицы были немощенными, но ни грязь, ни ухабы не останавливали оживленное движение по улицам во всех направлениях. В боковых узких улочках, куда не могли проехать кареты, было темно, потому что верхние этажи нависали над нижними. Здесь гнили трупы кошек и лошадей, стояла страшная вонь от сточных канав, валялся мусор, выбрасываемый из окон. В Лондоне было множество черных крыс, которых впоследствии выжили более свирепые серые крысы, переносчики чумы.

Была открыта биржа, куда рекой текло золото инков и ацтеков, захваченное у испанских галеонов отважными английскими корсарами. Отрылось множество китайских магазинов, где продавались дорогие безделушки с Востока. Лондон был наводнен иностранцами, купцами, прожектерами, изобретателями и просто мошенниками. Последние создали целое искусство вымогать деньги у простодушных провинциалов, которое называлось «охота на кроликов». В городе было множество бандитов, так что ни один горожанин не выходил из дома без ножа за поясом. Полиции тогда еще не существовало, муниципалитет содержал стражников, которые по ночам разгуливали с фонарем, колокольчиком и алебардой. В среднем крыле собора св. Павла можно было встретить дворянских недорослей из провинции, которые всячески пытались подражать манерам золотой молодежи. А рядом с собором располагались все лондонские типографии и книжные лавки. Здесь можно было купить все – от книг по черной магии до сельскохозяйственного руководства, но особой популярностью

Комментарии:
10 Естественно Бен никогда не учился военному ремеслу. В любой энциклопедической статье о Бене сказано, что он обладал громадной физической силой, что конечно могло иметь место, но никак не являлось причиной его геройств. Ни в античных, ни в средневековых книгах, повествующих о поединках, мы не найдем фехтовального мастерства. Победа даровалась исключительно мужеством и сознанием собственной правоты. И только в век, в котором не осталось и следа рыцарских доблестей, появляются многочисленные герои Дюма, победу которым доставляет виртуозное владение шпагой. И фехтовальщик Ахилл в голливудской «Трое» вовсе не благородный герой Гомера.
11 Королева Елизавета относилась отрицательно к расширению Лондона и специальным указом запретила застройку. Горожане, впрочем, не обращали на этот документ никакого внимания.


4 стр.


пользовались справочники, где в краткой форме можно было узнать кто такой Юлий Цезарь, какие животные живут в Азии, как варить пиво. Все эти сведения были перемешаны забавными небылицами. Нарасхват были и баллады, которые сочинялись на любое мало-мальски существенное событие из общественной жизни. Столица Англии славилась и проститутками. Особенно были известны бордели в Соузварке, на землях епископа Винчестерского, который обеспечивал проституток работой и получал с этого чистую прибыль. Обычные развлечения лондонцев – петушиные бои и медвежья травля. Но постепенно популярными становятся театральные представления.

Чем занимался Бен по возвращении в точности неизвестно12, как и то почему он стал актером13. И говорят, он был хорошим актером14, великолепно читал стихи, а мимика в то время в театре почти не требовалась. Бен, разъезжал с товарищами по ярмаркам и кузнечным площадям, на которых играл маршала Иеронимо в «Испанской трагедии» Кида. Из бродячей труппы Бен поступил на службу к антрепренеру Генсло15. Последний устраивал дважды в неделю спектакли в заштатном театре «Кудина», остальные дни, кроме воскресенья, организуя медвежьи травли в Парижском саду. Начал Бен с того, что стал играть злодея Зульзимана в одноименной пьесе, благополучно потерянной для потомства в печке повара епископа Уобертона, но вот однажды решили поставить «Испанскую трагедию», и Бен предложил свой, измененный вариант текста, который он улучшал и добавлял в бытность бродячим актером. Он сам руководил постановкой и вводил в роль премьера. Генсло не имел своего драматурга и заказывал пьесы у «академической группы», но частенько эти господа его обставляли. Так однажды он заказал Грину «Неистового Роланда». Тот получил задаток, написал пьесу, с ним рассчитались, а оказалось, что он уже успел сбыть ее другой труппе! Поэтому Бен

Комментарии:
12 По все видимости он работал некоторое время каменщиком, потому как сам он говорит, что «вернулся к оставленным занятиям». Но под этим можно понимать также и Горация с Еврипидом. Аксенов понимает эту фразу в первом смысле, а Блох во втором. Бен женился в возрасте двадцати двух лет на Анне Льюис, о которой ничего кроме имени неизвестно. Сам Бен сказал о ней Дрюммонду «a shrew, yet honest». У Бена было трое детей – дочь Мэри, прожившая всего полгода и сын Вениамин, умерший на восьмом году своей жизни от чумы. Второй сын с тем же именем умер в 1635 году.
13 То, что Бен как-то попал в труппу бродячих актеров, следует из издевательских намеков Деккера в его «Биче сатирика». Это тем более странно, что даже актеры постоянных театров не составляли цеха, и числились в качестве дворни, какого-нибудь покровителя согласно указу королевы Елизаветы против нищих и бродяг от 29 июня 1572 года (при Якове I покровителями театральных трупп могли быть только члены королевской семьи). Странствующие же актеры могли в любую минуты быть арестованы за бродяжничество. Они не только не могли выступать в судах, или ночевать в городе, но даже входить за его стены. Бен же, будучи членом цеха каменщиков, был в труппе почти что вельможей, и не только по отношению к бродячим актерам. Например, Джонсон впоследствии поселился в Вестминстере, где Бербедж, в труппе которого состоял Шекспир, права жительства не имел.
14 Так пишет Аксенов, а Блох прямо наоборот: «… играл он плохо». Последнее утверждение опирается на очень сомнительное свидетельство Джона Обрея: « Jonson was not successful as an actor».
15 Благодаря дневнику Филиппа Генсло мы знаем множество подробностей о театре той эпохи, а также можем восстановить авторство многих пьес. Сохранился любопытный контракт межу Генсло и его компаньоном Джекобом Мидом с одной стороны и актером Робертом Доусом с другой. Речь здесь идет в основном о штрафах: неявка на репетицию – два шиллинга, опоздание на спектакль – три, игра в пьяном виде – целых десять. Впрочем, для взыскания штрафа в последнем случае требовалось свидетельство четырех актеров.


5 стр.


очень подошел старику Генсло. В бутафорской комнате в «Кудине» были свалены тексты старых пьес16, которые Бен стал улучшать и добавлять. Генсло аккуратно вносил записи в свою расчетную книжку, где, напортив имени «бенжими Джонсон»17 стояли суммы, выплаченные за «добавления». Но скоро здесь стали появляться записи «за сочинение интриги». Это означает, что Бен стал актером-дармоедом, т.е. он писал сценарии, а текст, кто-то другой, из записных драматургов. По одному такому сценарию Чапмен написал трагедию, которая также счастливо сгинула в известной нам печке. Там же, по всей видимости, остались две трагедии, написанные Беном в уже соавторстве с Деккером. Потом Бен пишет множество своих трагедий18, до нас недошедших. Видимо он уничтожил их сам. Мы можем только сожалеть об их утрате, ведь именно благодаря этим трагедиям в романтическом стиле имя Бена Джонсона ставилось современниками наряду с именами Марло и Шекспира19. Бен же презирал уже разработанный жанр, а потому и не ценил их.

В то время в Лондоне играла труппа Пемброка, в которой когда-то начинал Шекспир. В эту труппу перешло два актера из труппы Лорда-Адмирала, которая работала с Филиппом Генсло. В 1597 году труппа смогла заключить выгодный контракт с импресарио Френсисом Ленгли, владельцем театра «Лебедь». «Молодому Ювеналу» – Томасу Нэшу заказали пьесу, он написал сценарий и первый акт комедии «Собачий остров». Это была злая сатира на Англию20. Сам Нэш испугался собственного же замысла и сбежал с авансом в Норфолк. Труппа попала в отчаянное положение, и тогда все взгляды обратились на Бена, выручить театр перед сезоном больше было некому. Под его пером эта сатира приобрела столь свирепый вид21, что после представления, где

Комментарии:
16 Благодаря расходной книжке Генсло мы знаем, что кроме пьес в этой комнате находился котел для Варравы, машина для подвески Авессалома, адская пасть, голова Магомета, восемь шлемов, три дубины, два гроба, папская митра, три императорских короны, трезубец Нептуна и много других интересных вещей.
17 Грамматика у скряги всегда страдала, когда речь шла о выплате гонораров. Так, например, напротив 40 шиллингов, выплоченных Джону Марстону стояла запись «мистеру Макстону, новому поэту».
18 В 1618 году Бен сказал Дрюммонду, что в фолио вошла половина пьес. Остается девять, из которых две известны (комедии «Сказка о бочке» и «Обстоятельства переменились»), т.е. Бен написал не менее семи трагедий.
19 Френсис Мерес, издавший в 1598 году историю елизаветинской литературы, называет Бена «лучшим в трагедии». Этот источник тем более авторитетен, что лишь благодаря Мересу мы знаем хронологию шекспировских пьес.
20 Это лишь предположение историков, поскольку пьеса не сохранилась и о ней известно только из официальных документов и рассказов самого Нэша, но иначе нельзя объяснить все последующие события. Что до названия, то Собачьим островом (Isle of Dogs) назывался болотистый и мрачный полуостров на Темзе, напротив Гринвича.
21 Сам Нэш жаловался, что по вине актеров (и, по всей видимости, в первую очередь Джонсона, который добавил туда «неприличные места») его комедия превратилась в трагедию. Впрочем, его жалобы носили общий характер: «…стоит вывести на сцене медведя, волка, лисицу или хамелеона, как какой-нибудь лордик, который совсем не имелся в виду, заявит, что речь идет о нем… А то еще выскочит какой-нибудь молокосос-пасквилянт из юридической корпорации, схватится за тростинку (Rush) и с уверенностью умозаключит, что под нею подразумевается император России (Russia) и это может испортить отношения с Россией, если не запретить все пьесы, где упоминается тростник». Упоминание тростника здесь не


стр. 6


Бен играл тоже, неизвестный осведомитель донес шефу тайной полиции Ричарду Топклифу, что в театре «Лебедь» идет крамольная пьеса. Джонсон и еще двое актеров Спенсер и Шо были арестованы, произведен обыск у Нэша, уничтожены все рукописи. Дело было настолько серьезным, что Тайный совет собрался в полном составе, и сама королева произнесла гневную речь против пьесы. Совет закрыл все публичные театры до конца лета и привлек к делу Фортескью – известного пыточного виртуоза. Всем повезло, актеров и Бена выпустили через три месяца, третьего октября, причем на Бена был выписан отдельный ордер. Но и в тюрьме Бен не бездействовал, а писал свою новую пьесу. Актеров хоть и выпустили к сезону, но у них не было времени на репетиции. Кроме того, труппа была связана контрактом, а Ленгли запретили впредь заниматься театральными постановками, и театр «Лебедь» был закрыт. Особенно был зол на Бена, премьер театра Спенсер. Всем известно, какие склоки происходят у литераторов, что же говорить о театре, где в ограниченном пространстве, злоба и зависть усиливаются. Все запамятовали, что сами же и приняли комедию Нэша и сами поручили ее дописать (почти написать! - 4 последние акта) Бену. Бывшие актеры труппы Лорда-Адмирала Джонс и Доунтон вернулись к Генсло. Вместе с ними к нему перешли еще трое из труппы Пемброка, включая Спенсера22.

История с «Собачьим островом» послужила поводом к знакомству Бена Джонсона с поэтом Джоном Донном. Когда разразился скандал, Донна не было в Лондоне, он участвовал в качестве волонтера в неудачном походе графа Эссекса к Азорским островам. Вернулся он в октябре, тогда же когда был выпущен из тюрьмы Бен, и решил узнать подробности истории от главного действующего лица. Джонсон удовлетворил его любопытство, а правнук Томаса Мора прочитал Бену свои стихи, написанные в походе. Особенно Бену понравился «Штиль», который Донн написал в сентябре на борту неподвижного корабля. Так началась дружба двух поэтов23.

Комментарии:
случайно. Бен в »Собачьем острове» позволил себе похожую остроту «the king of Pole» – «pole». Елизавета тогда как раз принимала польского посла.
22 Эту историю биографы Бена рассказывают по-разному. Остается непонятным, как Бен попал в труппу Пемброка? И когда он начал работать с Генсло? Аксенов, чтобы избежать сложностей, просто приписывает постановку «Собачьего острова» труппе Лорда-Адмирала, что совершенно неверно. Другие считают, что Бен перешел к Генсло вместе со Спенсером в 1597 году, потому что из труппы Пемброка его выгнали. Но когда же в этом случае он успел написать все те трагедии, за которые Мерес через год назвал его лучшим трагиком? Я могу только предположить, что, или он имеет в виду трагедии, написанные для труппы Пемброка, или Джонсон был специально приглашен из труппы Лорда-Адмирала старыми актерами Генсло. Это вполне могло быть, потому что у Генсло Бен работал сдельно, и, стараясь создать конкуренцию для своих пьес, отдал свою комедию «Обстоятельства переменились» (1597 впрочем, некоторые сомневаются в авторстве Бена) детской труппе, игравшей в Блекфрейерс. Во всяком случае, записи в книге Генсло начинаются с 1597 года: «Одолжено актеру Бенджамину Джонсону сего 28 июля 1597 года наличными четыре фунта стерлингов». Не следует также забывать, что с графом Пемброком Бен состоял в дружеских отношениях.
23 Предположение, что Джонсон и Донн познакомились именно в это время, высказал Кружков, основываясь на некоторых «Сатирах» Донна и Беновых высказываниях.


стр. 7


Страницы расходной книжки Филиппа Генсло

Страницы расходной книжки Филиппа Генсло


В следующем году Бен сдал Генсло свою трагедию «Ричард-горбун», но новая запись напротив имени «бенжими» не появилась в знаменитой книжке. Старик просто не заплатил Бену, и тому пришлось уйти из труппы, ведь ему нужно было кормить семью, в которой недавно родился сын. Первой комедией, где Джонсон следует своей теории юморов, была «Всякий в своем юморе». Поскольку Бен уже не работал с труппой Лорда-Адмирала, ему нужно было найти другую, которая согласилась бы купить комедию. Далеко ходить не пришлось. Дело в том, что у труппы Лорда-Камергера закончился двадцатилетний контракт на аренду земли, заключенный Бербеджем. Хозяин участка отказался сохранить туже плату при возобновлении договора, и труппе пришлось искать новое место. Старый «Театр» разбирался и по частям переносился на другое место, поэтому труппа Лорда-Камергера временно стала играть в «Кудине», благо театр был занят труппой Генсло лишь дважды в неделю. Бен принес свою комедию Бербеджу, но тот, пролистав ее, вернул автору. Выходя, Бен столкнулся в дверях с молодым человеком. «Бербедж отказал вам?», – спросил тот: «Он отличный актер, но плохо разбирается в пьесах. Дайте ее мне! Я такой же пайщик, как и Бербедж, и хочу зарабатывать деньги. Если комедия стоящая, будьте уверены, мы ее сыграем». И Шекспир сдержал обещание, по его твердому настоянию, несмотря на сопротивление

стр. 8


труппы, комедия была поставлена24. Успех был грандиозным25, Шекспир играл главную роль. Естественно это вызвало зависть и злобу у труппы Лорда-Адмирала, спектакли которой были не так многолюдны. Внутри труппы велись злобные разговоры, которые распаляли и без того гневливого Спенсера. Он был известным задирой и дуэлянтом, успевшим к этому времени кого-то убить на поединке. Однажды26, Бен столкнулся с ним в «Кудине»27, и тот то ли сам, то ли по наущению всей труппы вызвал Джонсона на дуэль. Бен не был вооружен и успел лишь прихватить из реквизита потешную рапиру, которая была на на десять дюймов короче шпаги противника. Поединок происходил на Хогсдэнском поле недалеко от театра. Первый выпад оказался удачным для актера, он ранил Бена в плечо, но второго шанса Спенсер уже не получил. Бен убил его, нанеся мощный удар под правое ребро. Тупая рапира вошла в тело на шесть пальцев, как записано в полицейском протоколе, а Джонсон тут же попал в тюрьму во второй раз. Положение было отчаянное. У Бена были друзья, которые могли помочь – Уолтер Рэйли и герцог Суффольский, но ему было нужно время для их вмешательства. Поэтому Бен совершил неожиданный поступок – перешел в католичество, в то время когда католиков все ненавидели, и они считались врагами государства. Таким образом, внимание судей было отвлечено от дуэли, а сам процесс вместо уголовного стал политическим28. Бен обладал необыкновенным обаянием, и перед ним не устоял даже тюремщик. Он предупредил Джонсона, что к нему в камеру подсадят двух подставных лиц, которые будут задавать ему политические вопросы. Это спасло Бена, потому что на язык в отношении властей он был невоздержан. В этот раз Бен проявил чудеса самообладания, и шпионы ничего не смогли выудить у него, кроме односложных ответов. Джонсон был из сословия каменщиков, а поскольку дома в Лондоне были деревянные и каменными только церкви, то все каменщики числились клириками. Следовательно, Бен мог воспользоваться привилегией духовенства – чтобы избежать казни ему нужно было доказать свою образованность - требовалось прочесть один из псалмов на латыни.

Комментарии:
24 То, что комедию сначала отвергли, утверждает Роу. Первый ее вариант был итальянским. Бен решил не лезть в петлю после «Собачьего острова» и перенес действие в Рим. Лишь во второй редакции в пьесе появились английские имена. Диккенс любил играть в ней меланхолического капитана Боабдиля.
25 Единственным недовольным зрителем оказался сам Бен. Ему претило, что комедия была принята так восторженно. Это значит, что никто не заметил новшества. Бен решил, что это произошло из-за доминирования интриги, и во второй комедии свел ее почти к нулю. В финале должна была появиться сама королева Елизавета, но труппа, напуганная таким поворотом, попросила Бена переписать его. Эта вторая комедия предназначалась только достаточно образованным слушателям, которые могли понять авторские намерения. Обычная публика, не найдя интриги и видя только типы, стала искать и нашла их в себе. Но кому же понравиться такая сатира? Поэтому успех второй комедии был несколько специфичен.
26 Это случилось 22 сентября 1598 года, а через четыре дня Генсло, наиболее пострадавший во всей этой истории из-за собственной скупости, с досадой сообщил в письме к Аллейну, что лишился лучшего своего актера.
27 То, что помещение у труппы Лорда-Адмирала и труппы Лорда-Камергера было одно, утверждает Аксенов, но известно, что уже с 97 года у Генсло был свой театр «Роза». В 1600 году, не выдержав конкуренции с соседним «Глобусом», его труппа переехала в «Фортуну».
28 В отношении причин, побудивших Бена перейти в католичество, у биографов согласия тоже нет. Блох считает, что здесь играл роль героический жест в защиту гонимой религии, а Николсон – что преклонение Джонсона перед античной формой христианства.

стр. 9


Обычно это был «висельный» 51 псалом. Знатоку древних языков Бену это естественно не составило труда, его не казнили, но имущество, собранное с таким громадным трудом, было конфисковано, а на пальце руки было поставлено клеймо в виде той буквы, что выбросил из фамилии его дед29. Таким выброшенная буква опять вернулась в семью. Освобождение Бена в октябре из тюрьмы было встречено с большой радостью его друзьями. Он был центром литературных споров, неиссякаемым источником справок из древней истории, веселым собеседником с громоподобным голосом от которого дрожали стекла в тавернах, где драматурги и актеры пропивали свой гонорар. Любимой у Бена была таверна под вывеской «Трех журавлей», а в «Сирене» собирался клуб сэра Уолтера Рэйли – избранное литературное общество. Бена дарили дружбой Чапмнен и знаменитый Кэндмен, Шекспир и Сельден, поэты Донн и Брук.

Вторая комедия юморов, тоже ставилась труппой Лорда-Адмирала, уже в знаменитом «Глобусе»30, но Шекспир, просмотрев текст, неожиданно отказался играть в ней, сославшись на свое дворянское достоинство! Шекспир вообще играл только «благородные» роли и выбирал самые длинные, а если они казались ему слишком короткими, то он удлинял их безо всякого основания, как например роль Лоренцо-монаха в Ромео. Бен не особенно разбирал людей, которыми окружен. Возможно, он был податлив на лесть. А поклонников у него было множество. Один из них есть в списке сверху – драматург Джон Марстон, всего на три года младше Бена. Он принял вид ученика, постоянно был за столом Бена, писал похвальные эпиграммы, прославлял его выше облаков в предисловиях к своим драмам, короче – лез из кожи, но в тайне он, конечно же, презирал Джонсона и был уверен в своей собственной гениальности. И тут произошел казус... Марстону поручили переделать старую пьесу «Побитый актер», она была хорошо знакома публике. В этой комедии имелся педант Хризоганус, Марстон решил из отрицательного персонажа сделать положительного – ученого, борца с невежеством. Конечно, портрет был срисован с Бена, но... Он сделал это так неудачно и оставил тоже имя Хризоганус, который у публики ассоциировался с хвастливым педантом-дураком. Эффект был велик, что сказал Бен Марстону неизвестно, только при том характере «поклонника», о котором я рассказал выше, он конечно же решил мстить! У Марстона тут же нашелся союзник, а именно – Шекспир. У него был зуб на всю академическую группу драматургов, он был мало образован и его попрекали. И потом был прямой повод - во второй пьесе Бена была неуместная шутка по поводу Шекспира, которой тот бы не заметил, если бы на нее ему не указал новый друг - Марстон. Но Шекспир затаил обиду и выжидал, послав в качестве авангарда Марстона. Тот написал

Комментарии:
29 «Тайнберское дерево» – виселица. Двор королевы Елизаветы состоял по преимуществу из висельников, хоть и без меток, а времена были такие, что от тюрьмы не зарекались. Поэтому эту букву на Беновом пальце никто и не замечал.
30 Сохранилась легенда, что Бен задал Шекспиру вопрос в стихах о надписи над входом в театр, взятой из Ювенала: «Totus mundus agit histrionem», на который тот тоже ответил стихами. Вопрос и ответ, считаются апокрифическими.


стр. 10


«Увеселение Джека-барабаньщика» с карикатурой на Бена в главной роли. Сыграна эта пьеса была детской труппой собора Св. Павла. Бен ответил комедией «Бал Цинции», где кроме Марстона был прихвачен и Деккер31, но Шекспир отказался принять ее к постановке. Эта комедия была сыграна «Детьми придворной капеллы».

Случилось так, что детские труппы стали зарабатывать больше взрослых, и публика не ходила в «Глобус»32 и другие театры. Наконец Шекспир сбросил маску и выступил явным врагом Джонсона, а Деккер привлек в качестве своего оруженосца Томаса Мидделтона. Начались соревнования – Бен писал комедию «Стихоплет», но как ни быстро он писал - Марстон строчил еще быстрее. Его бесформенный «Сатириомастикс» не успел пройти и трех раз, как раздался гром «Стихоплета» Бена. Комедия была гениальной – Марстон и Деккер были уничтожены33. Главный их обличитель был выведен в роли капитана и ... военное сословие обиделось на слишком умного своего представителя! Они подали на Бена в Верховный королевский суд. И не только они, но и юристы, которые тоже усмотрели в комедии для себя обиду34. Они тоже подали жалобу в Звездную Палату. Не хватало только того, чтобы обиделись актеры... они и обиделись, а поскольку подать жалобу не могли, то поручили ответ своему корифею - Шекспиру. Тот Бену «прописал слабительное»35, но о том, что это было за слабительное до сих пор идут споры. Некоторые говорят что это «Троил и Кресида», которое, по сути, направлено против Джонсона. Время совпадает, участие Марстона несомненно (Шекспир торопился и передал необработанную пьесу ему), сюжет был подброшен Деккером... Бен здесь выведен в виде Аякса. Другие кивают на «Как вам угодно», третьи на «Юлия Цезаря». Кружков же считает, что это какая-то фраза в «Гамлете», не вошедшая в суфлерский текст пьесы.

Тут появился и долгожданный «Бич на сатирика» - Деккер отставал от Марстона, но пьеса была плоха. Некий аноним ответил на пьесу памфлетом «Порка сатирика», Марстон ответил «Сатирик кается в одной рубашке», а Бретон попытался всех примирить памфлетом «Не поритесь, не деритесь, а на один кораблик грузитесь». Как мы видим, названия удлиняются. Шекспир смягчился, но Бен не хотел идти на мировую,

Комментарии:
31 Бен вывел их под именами Анаида и Гедона – наглых бездарных завистников, нападающих на благородного и ученого Крита.
32 Шекспир жалуется на это в «Гамлете» - «Что дети одолевают?», собственно, поэтому труппа и появилась в Дании – дети ее выжили
33 Марстон выведен здесь в лице графомана Криспина, а Деккер в лице жалкого бумагомарателя и виршеплета Деметрия. Оба они строят козни Бену-Горацию. В конце комедии происходит суд, где Август присуждает клеветников выпить рвотное, после чего Криспин-Марстон извергает из себя все придуманные им нелепые слова и выражения.
34 Обида заключалась в цитате из Овидия, Бену в суде пришлось доказывать, что это действительно слова римского поэта, а не его собственное мнение.
35 Это известно из фразы, приписываемой шуту труппы Шекспира Кэмпе в сатире «Возвращение с Парнаса»: «О, этот Бен Джонсон зловредный парень. Он вывел на сцене, как Гораций заставляет поэтов глотать рвотное, да наш товарищ, Шекспир, прописал ему слабительное». Эту сатиру написали студенты Кембриджа и мне странно слышать утверждение некоторых биографов, что авторы здесь перепутали Шекспира с Деккером.

стр. 11


друзей у него осталось к этому времени мало. Собирались они в святая святых – в кабаке «Сирена». Женщины, кстати, в этот кружок не допускались, за очень редким исключением. Так вот Марстон решил пойти на примирение, почувствовав, что тылы сдаются (Шекспир) и вошел в святая святых... Но разговор оказался коротким – его челюсть пару раз почувствовала здоровенный кулак Бена. Что оставалось делать «эстету и поэту»? Последний аргумент бездарей – пистолет, он же помнил, что длинная шпага не помогла Спенсеру. Пистолетик тут же был отобран, а «поэт» спущен с лестницы из святилища Муз пинком под зад. Между прочим, там находились тогда еще молодые студенты, а в будущем знаменитые драматурги Бомонт и Флетчер, которые вывели эту сцену в третьей сцене пятого акта «Царь и не царь». Ссора все-таки шла на нет... Друг Бена сэр Ричард Мартин заступился за него в Звездной палате, сам он написал покаянную пьесу «Апологетический диалог», которая почему-то была снята по распоряжению властей после премьеры, а к Бену пришел мириться тот самый Генсло, который его когда-то выгнал. И не просто пришел, а принес непомерную по тем временам сумму – 10 фунтов 40 шиллингов, а Марстон, тот самый битый Марстон, посвящает ему свое последнее произведение «Недовольный», провозглашая Бена своим учителем! Шекспир же принимает меры к тому, что бы новая трагедия Бена осталась за «Глобусом». И так он победил, борьба закончена... Бену тогда было 29 лет!

После войны театров Бен вдруг исчез, бросил друзей, книги, семью... Лондон волновался, у всех было какое-то смутное, странное ощущение – Бена нет. Тогда стало понятно, что он владел умами многих людей, неважно ненавидели они его, или любили. Ходили слухи о новой трагедии и «дармоеды» дрожали от страха перед новым Беновым чудовищем, которое пожрет все их потуги на творчество. Бен же стал писать оды, элегии, эпиграммы и теперь стал знаменит не только как драматург, но и как поэт. Бена не было, но почему? Может быть потому, что как раз в это время разразилась буря, связанная с заговором Эссекса? Он же предвидел замыслы опального графа?

стр. 12


Роберт Девере, граф Эссекс

Роберт Девере, граф Эссекс

Параллельно с войной театров назревала другая война. У старой и больной королевы был молодой фаворит – граф Эссекс. Это был вспыльчивый, несдержанный самодовольный, дерзкий, надменный человек – обычный тип аристократа того времени. Эссекс пользовался популярностью у толпы как герой войны с Испанией. Еще в 95 году в Ирландии вспыхнуло очередное восстание, испанский король с благословления папы обещал помощь. Положение было критическим, и в 99 году, к началу театральной войны, наместником Ирландии и главнокомандующим ирландской армии был назначен граф Эссекс. Успехов он здесь не добился, армия была измотана мелкими стычками с восставшими. Неожиданно пришел приказ взять Ольстер, но наступление без свежих сил было невозможно. Граф стал обсуждать план: заключить мир с ирландцами и вести войска на Лондон, чтобы стать единоличным правителем Англии. Были посланы письма шотландскому королю, с просьбой присоединиться. Но Эссекс так и не решился ни на поход в Англию, ни на продолжение войны. Заключив временное перемирие, он уехал в Лондон один. Здесь против всех придворных этикетов и элементарных приличий, в дорожной одежде, он ворвался в будуар к королеве, за что немедленно был наказан. И как раз после этого была поставлена комедия Бена «Бал Цинции».

Насколько Бен был неосторожен в своих шутках, можно видеть из этой пьесы. Здесь досталось всем, многих персонажей мы не знаем, но например Цинция – это королева Елизавета. К тому времени она была уже старой, поэтому из дворца были вынесены все зеркала. А то, что она никогда не видела себя в зеркало36, давало

Комментарии:
36 По легенде королева Елизавета перед смертью приказала принести зеркало, в которое не смотрелась двадцать лет.


стр. 13


фрейлинам поводы для злых шуток – в частности, вместо пудры они мазали ее нос румянами. В Англии того времени, красный нос считался самым большим изъяном красоты женщины. Так и ходила королева с красным носом, и никто не смел ей об этом сказать (кстати, этот случай мы знаем со слов Бена). Актеон – это лорд Эссекс, который вломился к королеве в будуар и застал ее за расчесыванием седых волос, за что был отстранен от всех должностей и посажен под домашний арест в тот же день. Никто не посмел выступить против Эссекса, и никто не похвалил королеву за ее поступок... кроме каменщика, католика и клейменого висельника во все стране! И тут можно поразиться, как далеко видел Бен! До заговора графа Эссекса было недалеко.

Опальный граф писал покаянные письма королеве, но одновременно и новому наместнику Ирландии Маунтжою и шотландскому королю. В октябре 1600 года Эссекса лишили права сбора таможенных пошлин, тех средств, на которые он содержал бесчисленный штат пажей и слуг. Худшего наказания придумать было нельзя, вокруг графа собирались недовольные. Ему наушничали родственники, подговаривали льстецы и эти семена падали в благодатную почву. Как любой сумасброд, надменный и самолюбивый Эссекс совершал ошибку за ошибкой. Он надеялся на шотландского короля, забыв, что человек, предавший собственную мать, и пальцем не пошевелит ради сомнительного предприятия. Он надеялся на поддержку друга Маунтжоя, но разве бывают друзья в опале? Наконец план был составлен – захватить Уайт-холл и арестовать Сесила и Рэйли. Но уже через четыре дня Эссекс был вызван в Тайный совет. Он отказался, сказавшись больным. К нему прислали представителей выяснить, что означает это сборище в его дворце. Они были встречены угрозами толпы заговорщиков. Медлить было нельзя, и Эссекс во главе двухсот дворян направился к Уайт-холлу. Но план провалился, толпа не поддержала Эссекса, отряд офицера Ливсона не допустил заговорщиков к королевской резиденции. Граф упал духом и заперся в своем дворце, который вскоре был окружен войсками. Эссекс сдался, вместе с ним было арестовано более сотни человек. Начался процесс по делу о государственной измене. Граф обвинял Рэйли в покушении на свою жизнь, и оправдывался тем, что хотел лишь расправиться с личными врагами. Он боролся до тех пор, пока министр Френсис Бэкон не произнес убийственную для него обвинительную речь. Блестящая речь была составлена по всем правилам риторики, в ней Бэкон проводил параллели между Эссексом и Писистратом, а главное между ним и герцогом Гизом, поднявшим парижан против короля Генриха III. Лица королевы37 и лорда Сесила выражали удовлетворение, Эссек же сидел пораженный, опустив голову. Когда Бэкон закончил, он поднял на него взгляд и спросил: «Но ведь вы же сами писали письма королеве, по моей просьбе…». «Это были невинные письма, граф», - быстро ответил тот. 19 февраля был вынесен приговор – квалифицированная

Комментарии:
37 Бэкон был довольно близок с Эссеком в период, когда тот находился на вершине влияния. После процесса он получил награду – 1200 фунтов. Королева приказала ему также написать «Декларацию о преступлениях Эссекса». Когда Бэкон читал ее, королева вскрикнула: «Что у вас здесь за "милорд" на каждой странице? Вычеркните все это! Пусть будет просто "Эссекс"».


стр. 14


казнь, назначенная на 25-е. В Тауэре граф так проникся страхом перед Адом, что признался во все перед Тайным советом, дав показания на всех своих друзей38. И, наконец, последняя ошибка Эссекса состояла в том, что он попытался разжалобить королеву, пытаясь воскресить в ней воспоминания о былых днях. Это, казалось, подействовало – 23-го приговор был отложен, но в этот же день актеры труппы Бербеджа давали спектакль в Уайт-холле. Это был «Ричард II»… Сразу после спектакля отсрочка была отменена. На плахе граф еще раз объявил, что не собирался причинять вред королеве. Палач отрубил ему голову тремя ударами, уже первый из которых оказался смертельным. При этом присутствовал, друг Бена, сэр Уолтер Рейли39.

«Глобус» был предоставлен под собрания заговорщиков, кроме того, здесь был поставлен «Ричард II» - у Шекспира были дурные времена40... Бен же все это время жил спокойной холостой жизнью женатого человека. Сначала он гостит у своего друга Роберта Тоуншенда, а затем поселяется в замок лорда Д'Обиньи. Правда жена ухитрилась за пять лет Бенова отсутствия «проесть» его книги, подобно повару епископа Уобертона. Впрочем, Бен пользовался прекрасными библиотеками Д’Обиньи и своего однокашника сэра Коттона, собравшего большую коллекцию древних рукописей. Библиотека была ему необходима! С библиотекой сэра Роберта, связан один странный случай. Это было летом 1603 года во время чумы свирепствующей в Лондоне. Бен засиделся в библиотеке до утра, светало, он вошел в свою спальню и уже мог различать все предметы, как вдруг он заметил мятущегося молодого человека лет двадцати трех. Бен узнал в нем своего сына..., которому в то время было только семь. Позже выяснилось, что он умер именно в этот день и именно в этот час. Бен расценивал его появление в этом возрасте тем обстоятельством, что именно в таком виде мы должны явиться на Страшный Суд. Он написал ему трогательную эпитафию, переведенную на русский язык Кружковым.

Комментарии:
38 Другой заговорщик граф Саутгемптон, оказался более стойким и не последовал совету Эссекса раскаяться. Ему тоже был вынесен смертный приговор, который королева заменила пожизненным заключением в Тауэре, где он и оставался до воцарения Якова. Между прочим, этот смертный приговор не был отменен, и в документах он всегда именовался как «покойный граф». Причиной замены приговора служила молодость Саутгемптона, ему было всего двадцать шесть лет, его миловидность («никто так не выделялся своей миловидностью и ученостью» восторженно говорил о нем Джон Сэнфорд) и просьбы его матери. Свое заключение Саутгемптон коротал вместе с книгами и любимой черно-белой кошкой, которая по легенде пробралась к нему через дымоход.
39 Сэр Уолтер уже на своем эшафоте, объявит о том, что не хотел причинять и не причинял никакого вреда графу Эссексу. Поразительно похожи судьбы этих двух людей: шумные победы, успех, затем поражение, опала, обвинение в заговоре и казнь.
40 Можно заметить, что друзья двух драматургов находились в разных партиях. Генри Райотсли, граф Сауггемптон, барон Тичфилд, один из вождей заговора, был покровителем Шекспира, который посвятил ему поэмы «Венера и Адонис» и «Лукреция». Мнимый сын Шекспира Давенант рассказывает, что граф дал поэту тысячу фунтов. Если это не басня, то этот королевский подарок достоин Мецената и Шекспир видимо вложил их как пай в труппу Бербеджа. Графа Эссекса он вывел на сцене под образом Генриха V, предсказывая его победоносное возвращение из Ирландии. Бен же дружил с поэтом и вольнодумцем Рэйли и философом Бэконом.


стр. 15



Король Яков I

Король Яков I

А в это время к коронации готовился Яков Стюарт. Хотя завещание Генриха VIII, подтвержденное актом парламента отстраняло шотландскую ветвь от английского престолонаследия, королева Елизавета признала на смертном одре права сына, замученной ею Марии Стюарт. Этот пьяница не был похож ни на свою мать, ни даже на короля. Он не выносил шума и особым эдиктом запретил стечение толпы на его пути в Лондон. Королева Елизавета крайне сдержано раздавала титулы41, новый же король едва прибыв в Лондон, одним махом возвел в рыцарское достоинство двести тридцать семь человек. Тогда же на стене собора св. Павла появилось объявление, где некий проходимец обещал научить всех лиц со слабой памятью чрезвычайно важному искусству запоминать имена новой знати. Был нужен панегирик новому королю, и парламент решил, что во всем королевстве нет более достойного поэта, чем Бен Джонсон. На него же возложили и сценарий коронационного дня, а двор попросил сценарий предкоронационного. Задача была слишком большой, и Бен попросил помощника... своего старого врага Деккера. Скажу коротко – все остались довольны и парламент, который хотел напомнить теоретику самодержавия, что он, парламент существует и сам новоиспеченный самодержец, потерявший голову от блеска Лондонского двора, по сравнению с его шотландскими медведями. Бен, конечно, себе не

Комментарии:
41 Характер королевы Елизаветы, скупая раздача рыцарских титулов и королевские фавориты очень ярко описаны в романе Вальтера Скотта «Кенилворт».


стр. 16


изменил и включил в панегирик фразу что короли «являясь людьми, могут рассчитывать на почтение к себе в меру общей оценки человека – ни больше, ни меньше». Ни один монарх не выслушивал такого из уст каменщика при коронации

В это время Лондон был наводнен иностранными послами. Здесь были представители Венеции, Дании, Пфальца, Соединенных Провинций, эргерцога Альберта, ожидался испанский посланник. Но их всех затмевал знаменитый маркиз де Рони, будущий герцог Сюлли, первый министр короля Франции Генриха IV. Король Яков составил вместе с ним договор, самый разумный дипломатический документ, когда-либо им подписанный. 24 марта 1603 г. в Вестминстерском аббатстве Яков VI был коронован королем Англии под именем Якова I, а уже 17 мая он выдал патент труппе Бербеджа: «От нас, Иакова, милостью Божией короля Англии, Шотландии, Франции и Ирландии, защитника веры и пр. и пр. всем судьям, мэрам, шерифам и возлюбленным подданным привет. Да будет известно вам, что мы, по нашей особой милости, дали разрешение и уполномочили и настоящим указом разрешаем и уполномачиваем Лоренса Флетчера, Уильяма Шекспира, Ричарда Бербеджа, Огюстина Филипса, Джона Геннинга, Генри Конделля, Уильяма Сляя, Роберта Армина, Ричарда Коулея и осталных их товарищей свободно проявлять свое искусство и способности в представлении комедий, трагедий, исторических представлений, интерлюдий, моралите, пасторалей, сценических пьес и т.п. … как в их обычном театре, называемом "Глобусом" и находящемся в графстве Серрей, так и во всяких других подходящих местах в границах упомянутых наших королевств и владений». Труппа стала называться «Слугами короля»42 и осенью в «Глобусе» была поставлена трагедия Бена «Падение Сеяна». Бербедж и Шекспир43 играли в ней главные роли. Первоначально Бен замыслил написать трагедию «Падение Мортимера», от нее сохранился план трех актов и стихи первого, но затем решил, что про Рим писать безопаснее. Это был не только намек на недавнюю опалу графа Эссекса, но и протест против доносительства и бесчисленной сети тайных шпионов лорда Берли. Эпоха Елизаветы и короля Якова – золотой век для шпионов, тайных агентов и провокаторов. Впервые вступив в Англию и прибыв в Ньюкастл, король Яков объявил всеобщую амнистию44 за исключением изменников, убийц и папистов. Ловля предателей и заговорщиков для королевы была таким же развлечением, как и охота и имела схожие ритуалы: выслеживание, травля, закалывание, обезглавливание. Недаром в стихотворении «Приглашение друга на ужин» Джонсон особо обещает отдых от шпионов, которыми кишели все таверны. В этом стихотворении упоминается тайный агент Роберт Поли, который присутствовал при загадочном убийстве Кристофера Марло.

Комментарии:
42 Соответственно труппа слуг Лорда-Адмирала стала называться слуги принца Генри, а когда тот умер то принцессы Елизаветы.
43 Можно предположить, что Шекспир играл роль благородного Аррунция
44 Здесь в толпе, приветствующей короля, был пойман с поличным карманник. Яков приказал тут же его повесить, и как только это было сделано, объявил амнистию. Такой шаг справедливости и милосердия быстро расположил к нему народ.


стр. 17


Томас Кид, автор той самой «Испанской трагедии» – тоже жертва шпионов, обвиненный в клеве на правительство и физически сломленный в тюрьме. Но Бен помнил, что точная цитата из Овидия в «Стихоплете», не помогла, и ему пришлось доказывать, что это действительно мнение римского поэта. Поэтому для «Сеяна» Бен написал подстрочные комментарии к каждому стиху, которые по объему и содержанию равнялись докторской диссертации немецкого доцента. Оригинальна была и трактовка хора, в результате чего в трагедии было тридцать пять только именных персонажа. Эта трагедия была слишком учена и предназначалась людям, которые, по крайней мере, окончили колледж. Но партер и тогда состоял из современных Бену горлопанов, поэтому трагедия провалилась, образованная часть публики не смогла перекричать необразованную. К счастью, если вторые могут сильнее кричать чем первые, то это и является единственной вещью, которую они могут. От просвещенной же части публики автор получал восемь длинных поэм. Литературные и университетские круги наперебой выказывали свое восхищение, поэтому труппой было решено перенести представление в закрытый зал Блекфрейерской слободы45, где она имела большой успех у образованных людей.

Не смотря на предосторожность в виде подстрочных примечаний, после постановки «Сеяна» на Бена было подано обвинение в папизме. Комизм достигался тем, что автор этого обвинения герцог Нортхэмтон сам был католиком, а причина для обвинения была совсем другая – на празднике Святого Георгия46, кто-то из свиты герцога получил пару тумаков от Джонсона (там «было тесно» по словам самого Бена). Дело рассматривал Тайный совет, Бен взял на себя ответственность за весь текст и обязался вычеркнуть строки, «написанные вторым пером». Этим соавтором, по всей

Комментарии:
45Так пишет Аксенов, оговаривая, что к злобе олдерменов труппа Слуг короля смогла получить вторую сцену в Блекфрейрсе, но труппа Шекспира получила ее только в 1608 году.
46 Удивительно как невежество, время, а затем и привычка создают совершенно неподобающие символы. Святой Георгий Английский - патрон рыцарства и ордена Подвязки, его жизнь довольно хорошо описана одним беспристрастным историком и двумя отцами церкви: Аммианом Марцеллином, Григорием Богословом и Епифанием. Удивительно, что у святых не нашлось ничего, кроме бранных слов в отношении своего собрата. Георгий, прозванный Каппадокийским, имел удивительный талант паразита и лизоблюда. Благодаря лести, без меры расточаемой им своим патронам, Георгий получил должность поставщика мяса для армии. Здесь он сколотил громадное состояние с помощью подлогов и взяток. Его лихоимство стало настолько известно, что он был вынужден бежать от правосудия и притворно принять арианскую веру. После изгнания Афанасия Великого, Георгий был возведен в сан александрийского епископа. Жители Египта получили себе в пастыри жестокосердого тирана с непомерным корыстолюбием. Георгий усвоил себе роскошь и высокомерие, не забывая обирать и свою паству. Он присвоил себе монополию на селитру, соль, бумагу, похороны и многое другое, обложил под вымышленным предлогом все александрийские дома. Пострадали и языческие храмы, которые Георгий грабил под маской благочестия. Взойдя на престол, император Юлиан уволил Георгия и вернул Афанасия. Первый был отведен в тюрьму, но толпа не стала дожидаться справедливого суда, сломала двери темницы и растерзала ненавистного епископа. Таков был этот святой. Первым его святость признал папа Желазий, а, начиая с VI века, его уже чтили как святого в Палестине, Армении, Галлии и Риме. Сохранилось жизнеописание св. Георгия, в котором, между прочим, описана его борьба с «волшебником» Афанасием. Крестовые походы увеличили его популярность и сделали патроном воинства. Такова метаморфоза. Здесь мне в голову приходит другой пример, другой святой и другой Георгий тоже Каппадокийский – символ русских нацистов Георгий Победоноец. Его почитатели сильно бы удивились, если бы узнали, что этот святой похоронен рядом с могилой своей матери в городке Лод, недалеко от Тель-Авива.


стр. 18


видимости, был демократ Чапмен (по другой версии Самюэль Шеппард). Как и раньше Бена спас Суффольк, кстати, испытанный покровитель Чапмена. Это обвинение не было случайным, дело Бена хотели объединить с другим – обвинением в заговоре его друга и покровителя сэра Уолтера Рэйли47.

С этого времени у Бена начался самый плодотворный период творчества, но неприятности не закончились. Бен написал план комедии «Эй, к востоку!»48, а саму комедию написали Чапмен и недавний враг Бена - Марстон. Этот последний вставил в пьесу шутки про шотландцев и даже высмеял акцент самого короля. Спектакль был запрещен, а Чапмен и Марстон арестованы49. Бен пришел хлопотать за своих соавторов в Тайный совет, председателем которого был его друг Френсис Бэкон, где и был поставлен в известность о том, что сэр Джеймс Марри написал донос и на просителя. Этот донос рассматривать не спешили, и Бена никто не трогал, но он пришел в тюрьму сам, разделив ответственность за пьесу. Ему опять помогли друзья, а выход из тюрьмы был отмечен великолепным пиром, на котором, между прочим, его мать показала яд, который она решила принести в тюрьму и выпить вместе с сыном в случае приговора50.

Король Яков гордился своей образованностью, и даже писал стихи, поэтому Бен легко завоевал у нового монарха авторитет, как признанный знаток античности и древних языков. Ему стали поручать написание масок51, форма которых давала Бену возможность проявить свою эрудицию и любовь к античным мифам, а его повелителю удовольствие разгадывать замысловатые аллегории автора. Здесь у Джонсона был только один соперник - Даниэль, по отзыву самого Бена – порядочный человека, да только не поэт. Во время просмотра одной из его масок Бен вместе со своим старым другом сэром Джоном Роу реагировали на представление столь буйно, что покровитель Джонсона герцог Суффольский, но по совместительству также и лорд-камергер, попросил их удалиться не только из зала, но и от двора. Впрочем, скоро Бен от того же

Комментарии:
47 Рэйли был сыном бедного девонширского дворянина и уже в семнадцать лет участвовал в религиозных войнах во Франции на стороне гугенотов. А дальше - войны против ирландский повстанцев и против испанцев, экспедиция в Америку, где он открыл Вирджинию и основал первые английские поселения, отчаянные пиратские рейды, где он захватывал и отводил в Англию все груженные золотом суда, независимо от флага, объявляя их испанскими. Он получил рыцарский титул из рук королевы Елизаветы, которая была так скупа на награды. И этот отважный корсар, первая рапира Англии, как его называли, мог сочинять лирические стихи в промежутке между двумя абордажами, или едкую эпиграмму в промежутке между двумя дуэлями. Завсегдатай всех злачных мест Лондона, игрок, душа компаний, он также знаток древних языков, права, истории и философии. Именно Рэйли привез в Англию табак и картофель, а также красивую легенду об Эль Дорадо.
48 «Eastward Hoe!», крик лондонских лодочников. Аксенов, почему-то, называет эту комедию «Эй, к западу!».
49 Так пишет Аксенов, а Аникст утверждает, что Марстону удалось избежать заключения. Французский посол Антуан Лефевр де ла Бодри смотрел эту пьесу и написал в письме от 8 апреля 1608 года, что король и эго шотландские приближенные были выставлены в смешном виде. Второе издание этой пьесы в 1605 году подверглось цензорской обработке, и все остроты о шотландцах были вырезаны.
50 Бену грозила потеря носа, ушей и позорный столб.
51 Маска обычно состояла из четырех частей: выхода, представления актеров, собственно маски и пиршества. В дополнении к этим частям Бен ввел антимаску, что усиливало драматический элемент и вносило в маску некоторое подобие интриги.


стр. 19


Продвижение и оптимизация веб-сайтов, услуги по продвижению сайта с оплатой по факту.

Закладки

| Еще