Интернет-портал по истории и генеалогии

История храмов, монастырей:
Свято-Троицкий Измайловский Собор в Санкт-Петербурге

Свято-Троицкий Измайловский Собор в Санкт-Петербурге

Свято-Троицкий Измайловский Собор. Гравюра начала 19 века.

Свято-Троицкий Измайловский Собор. Гравюра начала 19 века.

Троицкий Собор в наши дни.

Троицкий Собор в наши дни.

Свято-Троицкий Измайловский Собор и колонна Славы.

Свято-Троицкий Измайловский Собор и колонна Славы.

Памятник Воинской Славы.

Памятник Воинской Славы.

Императрица Анна Иоанновна.

Императрица Анна Иоанновна.

Елизавета Петровна

Елизавета Петровна

Николай Павлович в юности.

Николай Павлович в юности.

Мария Фёдоровна, мать Николая I.

Мария Фёдоровна, мать Николая I.

Александр II

Александр II

Архитектор Василий Петрович Стасов.

Архитектор Василий Петрович Стасов.

Николай Аполлонович Майков.

Николай Аполлонович Майков.

Алексей Егорович Егоров.

Алексей Егорович Егоров.

Торжественное открытие памятника Воинской Славы.

Торжественное открытие памятника Воинской Славы.

Свято-Троицкий Измайловский Собор в Санкт-Петербурге

Свято-Троицкий Измайловский Собор в Санкт-Петербурге

Троицкий Собор.

Троицкий Собор.

Часовня Троицкого Собора.

Часовня Троицкого Собора.

Походная церковь измайловского полка


«Помните, что Отечество Земное с его Церковью есть преддверие Отечества небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить».

1730 года 22 сентября Высочайшим указом Императрицы Анны Иоанновны повелено сформировать новый пехотный полк. «Выбрав из ландмилиции (ландмилициею назывались полки, которые водворены были с 1713 г. на линии, пограничной с крымской степью; в 1730 г. их было 4 регулярных и 6 иррегулярных), — говорится в этом Указе, — учредить полк в трех батальонах и в одной гренадерской роте и именовать Измайловским (Указ дан в Москве. Государыня жила в это время в селе Измайловском, от этого села и получил название новый полк, подобно тому, как Преображенский и Семеновский — от сел Московских) и содержать против Лейб-Гвардии. Семеновского полку третьим волком гвардии ж, а офицеров определить из лифляндцев, эстляндцев и курляндцев и прочих наций иноземцев и из русских». По штату полк состоял первоначально из 2381 человека, а потом в декабре 1731 г. был увеличен до 2435 человек. Формировался полк в Москве. 17 февраля 1731 г. измайловцы первый раз предстали на Высочайший смотр, получили знамена и по окончании молебствия с водосвятием приняли присягу на верность службы.

Одной из первых забот нового полка была постройка церкви. Решили церковь строить походную, так как полк постоянных квартир еще не имел.

Сооружение церкви-палатки было поручено от полка поручику Савелову.

В марте 1731 г. им был заключен контракт с московским жителем, купеческим человеком Оловянниковым на поставку крашенины для церковного полкового намета. Крашенины требовалось «яринной, самой доброй, тонкой и без пятен 762 аршин, да на подбой оного намета крашенины выбойчатой пестрой 800 аршин». (Интересны для настоящего времени цены: первый сорт крашенины продавался по 5 р. 60 коп. за 100 аршин, второй — по 2 р. 75 коп.).

Контракт должен был быть исполнен через месяц.

В апреле того же года, с согласия всех офицеров полка, решено было устроить алтарную палатку и иконостас. На палатку приказано купить красного кумачу и на подбой зеленой тафты (байберту). (Кумачу куплено 96 аршин по 29 коп. за аршин и 80 аршин тафты по 95 коп. за аршин. За шитье алтарной палатки уплачено 8 р.)

Иконостас заказан был московскому жителю Ивану Адальскому. Последний обязался написать иконы «на лазоревом атласе, из своих добрых немецких красок, также и золотом орнаменты золотить; на рамы дерево дубовое, а на винты железо сибирское ставить». Этот расход, вероятно, офицеры приняли на свой счет, так как из дел полкового архива не видно, чтобы на это была отпущена казенная сумма.

Полк, видимо, был очень заинтересован скорейшим построением церкви и в то же время желал, чтобы она была хороша. В делах полкового архива за это время мы весьма часто встречали предписания поручику Савелову такого рода: «...извольте приложить старание, чтобы строение церкви по возможности скорее окончено было», или «...о строении той церкви извольте приложить свое прилежное старание, дабы оная построена была самым добрым мастерством». В том же году для полковой церкви Высочайше пожалован из Московской Синодальной типографии полный круг богослужебных книг, и полк приобрел необходимые церковные сосуды, утварь и облачения. Скромны были эти сосуды. Чаша, дискос и звездица — оловянные, а дароносица, ковш и кадило — медные.

В августе 1731 г. первые два батальона полка были переведены в Петербург и расположились постоем сначала на Петербургской стороне, а потом были переведены на Адмиралтейский остров и квартировали около церкви Вознесения. В январе 1732 г. переехала в Петербург и Императрица. Здесь ей был представлен ее Духовником, Архимандритом Троицким Варлаамом, доклад, «В какое имя должна быть освящена церковь Измайловского полка: во имя св. Троицы или Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы?». Государыня указала: «Церковь построить Святой Троицы».

Построение походной церкви в Москве по неизвестным нам причинам затянулось. Батальоны, квартировавшие в Петербурге, терпели в ней крайнюю нужду. В полковых приказах этого времени обыкновенно перед праздничными днями предписывалось: «Ротным офицерам собирать роты и отводить к церквам к обедни, кому куда и которой роте способнее будет». Но из донесения майора Шипова видно, что редко удавалось нижним чинам полка слушать Божественную Литургию. «В С.-Петербурге, — пишет он, — приходских церквей имеется малое число, а особливо где Л. — Гвардии. Измайловскому полку квартира показана — токмо одна приходская церковь (Вознесения), у которой многое число прихожан имеется, а именно обыватели морские едва не все, и случается, что солдаты Измайловского полка больше вне церкви стоят, на стуже и службы Божией многократно не сподобляются слушать». Офицеры полка по праздникам собирались слушать утреню в квартире майора Шипова.

Походная церковь была доставлена в Петербург в сентябре 1732 г., а освящена 12 июля следующего года в лагере, на лугу, близ Фонтанки. В делах полкового архива сохранилось описание этой первой полковой святыни: «Намет яринный с веревками, подбит пестрою крашениною, в нем алтарная палатка с полами, красная кумачная, подбита зеленою тафтою. Длина намета 14 аршин 12 вершков, ширина 13 аршин 10 вершков. В иконостасе местные
иконы — направо от Царских врат: Спасителя, св. Троицы, Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы. На левой стороне: образ Богоматери молящейся, Николая и Сергия Чудотворцев. На царских вратах — Благовещения и четырех Евангелистов, на северных — первосвященника Аарона, над царскими вратами — Тайная вечеря. Выше, в большом треугольнике, которым венчается иконостас, посредине образ Отечества, а по бокам его — Св. Пророков и Апостолов».

В 1845 г. иконостас этот добавили двумя половинками: устроены южные врата с иконою Архистратига Михаила и прибавлен образ св. Александра Невского. В этом виде иконостас сохранился до настоящего времени.

Майор Шипов, уведомляя о радостном для полка событии — освящения церкви — командующего третьим батальоном, который находился еще в Москве, сообщает ему, что офицеры двух батальонов, по добровольному согласию, из своего жалованья в пользу церкви пожертвовали по гривне с рубля в течение двух месяцев и предлагает тоже сделать третьему батальону. Этим добровольным пожертвованием было положено начало церковной сумме. Потом примеру офицеров последовали и нижние чины полка, они при выдаче им жалованья добровольно уделяли некоторую часть его на церковь. Такие пожертвования продолжались до 60-х годов XIX столетия. Сбор этот давал до 120 р. в год. Свечной доход был очень незначителен — давал около 2 руб. в месяц, да и то только летом, когда ставилась церковь. В зимние же месяцы она убиралась в полковой Калинкин двор, и нижние чины полка ходили к богослужению в приходские церкви. По распоряжению Петербургского духовного Правления, полковому священнику указано было совершать для полка богослужение в Вознесенской церкви, где имелось тогда два придела. Для исповеди в Великом посту, как видно из полкового приказа 1733 г., нижних чинов приводили в квартиру майора Шипова. Иногда полковая церковь ставилась и зимою в обывательских домах, но редко. Тогдашняя петербургская полиция, отводившая для полка помещения в обывательских домах, не считала нужным давать в них помещение под полковую церковь. Так, 22 февраля 1740 г. полк хлопотал у главной полицейской канцелярии об отводе 3 покоев под полковую церковь в доме генерала кригс-комиссара князя Голицына. На это главная полицейская канцелярия отвечала промеморией (Pro memoria (лат.) — для памяти), что в особом Ее Императорского Величества указе от 1738 г. ноября 11 сказано: «Обывательские дома должны быть отводимы только офицерам и рядовым, а также под полковые аптеки и еще под иностранных послов, посланников и людей их, — при том этих последних за известную плату..., а потому полку требовать 3 покоев под полковую церковь не можно, тем более что по справке оказалось, что в доме князя Голицина, что на берегу реки Мьи, уже поставлены 32 солдата и 6 служителей, а еще потому, что в указе Ее Императорского Величества, чтобы давать под полковые церкви обывательские покои, ничего не сказано».

Несмотря на те скромные средства, которыми владела тогда полковая церковь благодаря усердию чинов полка, она продолжала обогащаться утварью и ризницею.

В 1737 г. 27 января сводный батальон полка отправился в поход под Очаков. В полковом приказе от 24 января предписывается собрать и уложить полковую церковь с необходимою утварью и облачением для отправления богослужения в походе, вместе с тем предписывалось отправляться в поход и священнику. Походная церковь Измайловского полка была общею для всех гвардейских батальонов. После славной Ставучанской победы и взятия Хотина (1739 г. 16-18 августа) к этой церкви были снесены все военные трофеи, а в церкви отслужена литургия с благодарственным молебном. Батальон вернулся из похода ровно через три года. Увенчанные славою победы очаковские герои, утомленные долгим и тяжким походом, были, вероятно, очень обрадованы сообщенным им известием, что по воле Государыни полку дарована земля и средства для постройки на ней постоянных помещений для полка. Еще в 1739 г. по воле Государыни Императрицы была образована комиссия, в которой было положено построить в Петербурге для полков гвардии не казармы, а по примеру первоначального помещения гвардии в Москве, слободы из отдельных деревянных домов. Для постройки таких слобод Измайловскому полку назначено было место за Калинкиною деревнею близ Екатерингофа. Государыня не утвердила этого проекта, потому что это место «потоплению вод и другим неудобствам подвержено быть кажется». Вследствие этого для помещения полка было избрано другое место, по Фонтанке же, повыше, по обе стороны пространства, составлявшего за Фонтанкою продолжение Вознесенской улицы. В описываемое время Фонтанка была пограничной чертой города.

За Фонтанкою, которая представляла тогда из себя неглубокий болотный ручей, был почти сплошной пустырь, особенно в нижнем ее течении. По местам здесь рос густой лес, в котором укрывались разбойники, нападая на прохожих и проезжих. Изредка по левому берегу Фонтанки ютились дачи горожан. Полиция обязывала владельцев дач вырубать кругом леса, «дабы ворам пристанища не было».

Получив землю, полк построил через Фонтанку деревянный мост (теперь каменный Измайловский), проложил перспективу — продолжение Вознесенской улицы — и быстро приступил к постройке слобод. Государыня очень заботилась о скорейшей постройке слобод и желала как можно скорее доставить своей гвардии хорошее помещение. Но ей не суждено было дожить до исполнения этого желания: она скончалась 17 октября 1740 г., а полк поселился в деревянных домах или светлицах только в 1743 г. Эти светлицы были расположены улицами по обе стороны теперешнего Измайловского проспекта (тогда же он назывался Вознесенским). Светлицы каждой роты составляли улицу, которая и называлась номером роты: 1-я, 2-я и т. д. По проспекту же, по обе стороны, помещались офицерские флигеля.

Походная церковь по возвращении из Очаковского похода была поставлена временно на Адмиралтейском острове, в покоях корабельного мастера Меньшикова. С 1742 г., когда часть солдатских слобод была окончена, иконостас церкви и ее утварь были перенесены во вновь устроенную солдатскую связь. Мало сведений дает полковой архив об этой первой постоянной полковой церкви. Даже трудно с точностью сказать, где она помещалась. По генеральному плану города С.-Петербурга 1755 г. она помещалась по Измайловскому проспекту между 4-5 ротами, где теперь казарма № 4. Церковь была невелика. Кругом наружных ее стен были устроены галереи, где за теснотою в церкви могли стоять богомольцы. Полковой священник А. Михайлов в своем рапорте полковой канцелярии доносит, между прочим, следующее: «Как во всей церкви, так наипаче в алтаре над самым престолом, где св. Тайны совершаются, великая бывает капель от многолюдного собрания». Он просит сделать над престолом деревянную сень, что и было исполнено. По его же предложению в 1749 г. галлереи были расширены и покрыты крышей. Трудно представить, какая страшная теснота была в этой церкви: по донесению майора Нащокина С.-Петербургскому архиепископу Силивестру, в Измайловском полку в это время было, считая жен, детей и служителей, до 5000 человек.

Но несмотря на это почтенное число прихожан, и в это время доход церковный был незначительный: 60-70 р. в год. Конечно, трудно было бы на эти скромные средства сделать что-либо дорогое для церкви. Но и теперь полк не забывает своей церкви. Как и раньше, офицеры и нижние чины полка, среди которых было много дворян, охотно уделяли часть своего жалованья в пользу церкви. Благодаря этим пожертвованиям и многим другим, о чем мы скажем ниже, церковь продолжала обогащаться. Так, еще в декабре 1740 г. куплены для церкви в Москве три колокола в 3, 2 и 1 пуд. В 1744 г. сделана серебряная дароносица весом 3 ф. 49 золотников, деревянная купель заменена металлической; в 1749 г. приобретена плащаница, которой до этого времени не было в церкви. В 1751 г. куплено в Москве большое напрестольное Евангелие, переплет бархатный, а на досках массивные изображения Евангелистов, в средине — образ Воскресения. Это Евангелие сохранилось до настоящего времени и употребляется в богослужении; оно лежит на престоле главного алтаря. На выходном листе его значится 1748 г. В 1753 г. по предложению полкового священника А. Михайлова «для умножения при полковой церкви звона, чтобы желающим в церковь Божию для приходу слышно было», приобретены еще три колокола в 21, 11 и 8 пудов.

Холодная и теплая деревянные церкви


В конце 1752 г. полк поверг всеподданнейшую просьбу к стопам Императрицы Елисаветы Петровны о разрешении начать постройку новой полковой церкви. Императрица изъявила свое согласие, но при этом указала: «Учиненный полковой церкви план, купно с фасадом, прислать ко Мне в Москву». Согласно Высочайшей воле, 25 января 1753 г. подполковником Гампфом был представлен на усмотрение Государыни план и фасад новой церкви при всеподданнейшем рапорте, в котором он так мотивирует необходимость постройки новой церкви: «Л.-Гвардии. Измайловском полку настоящей церкви по ныне не имеется, а отправляют службу Божию чрез несколько лет в солдатской связи, где происходит не малая теснота, а паче зимним временем многие люди принуждены на дворе стоять». Представленный на Высочайшее усмотрение план в общих чертах был следующий: церковь деревянная на каменном фундаменте о пяти главах, холодная, длина церкви — 20, ширина — 8 сажень. Прошло полгода после подачи рапорта и плана — полк не получил никакого ответа. Тогда полк обратился с просьбою к С.-Петербургскому архиепископу Силивестру ходатайствовать перед Императрицею о скорейшем утверждении плана. Архиепископ, в свою очередь, попросил об этом духовника Государыни, очень влиятельного тогда при дворе, протоиерея Лубянского. Через архиепископа 9 августа был получен ответ Лубянского, в котором он уведомляет, что Государыня представленный ей от полка план церкви не одобрила и выразила желание, чтобы ей подали план «такого фасону, как прежнею в России архитектурою церкви строились». Он, духовник, «уповает не понравится ли Ее Величеству таков план, как построена церковь в Ямбургском уезде в селе Керстове» и советует снять план той церкви и представить на усмотрение Государыни. В тот же день (9 августа) последовал приказ сержанту Клаверу и подпрапорщику Белокопытову: ехать в Керстово и снять план с церкви. «Оный план сочинить пропорционально и как высоту, так широту и длину на скольких саженях показать со всяким обстоятельством, дабы против той церкви отмены никакой ни в чем не было». В начале сентября план был готов и опять через посредство духовника Государыни был представлен на ее усмотрение. 16 сентября Государыня план одобрила, а 17-го полк узнал об этом радостном для него событии. Уведомляя об этом архиепископа Силивестра, Дубянский замечает, что Государыня «не мало сожалеть изволила, что церковь не каменная». 30-го сентября получено дозволение от С.-Петербургской Консистории приступить к постройке церкви и «убрать ее иконами самого лучшего греческого письма». Полк, видимо, горел желанием как можно скорее приступить к постройке давно желанной церкви. Майор Нащокин в своем донесении командовавшему полком графу К. Г. Разумовскому выражает предположение: теперь же, в начале сентября, заготовлять материал, начать забивку свай под фундамент и, если позволит время, то и фундамент выложить. Фундамент он рассчитывает, по указанию обер-архитектора Растрелли, положить такой, на котором бы можно было построить потом и каменную церковь. Эти предположения Нащокина не оправдались: постройка церкви началась с весны 1754 г.: то же, как увидим ниже, было и с кладкою фундамента.

Под новую церковь было выбрано «порожнее место против полкового госпиталя и большой першпективы», т. е. она стояла на том же месте, где стоит и теперешний храм. По контракту, заключенному с петербургским купцом Григорием Воротниковым, он обязался положить фундамент и исполнить все плотничные работы с поставкою от себя всех потребных материалов, кроме внутреннего убора и иконостаса, в 1754 г. за 3800 р. Строителем церкви от полка назначен капитан Даненберг, но потом, по его болезни, заменен полковым квартермистром Куломзиным.

Закладка строящейся церкви была сделана 1 июля 1754 г. Архиепископом Силивестром, им же и освящена церковь 1 июня 1756 г. Главный придел церкви освящен во имя Святой Троицы, второй во имя св. Иоанна Воина. Государыня при закладке и освящении церкви не присутствовала. Ко дню освящения она пожаловала собственноручно вышитые ею воздухи и массивные серебряно-вызолоченные сосуды.

В 1800 г. началась постройка для полка каменных казарм вместо пришедших в ветхость деревянных светлиц.

Между тем церковь приходила больше и больше в ветхость. Особенно сильно пострадала она в наводнение 1824 г. «Наводнением, — доносит настоятель церкви, протоиерей Раевский, — в церкви св. Живоначальныя Троицы повредило полы, взорвало амвон, замочило всю ризницу; прилив воды был по самые окна (1 сажень), вода стояла в алтаре в половину престола; бурею вверху и внизу перебило все окна, разломало ограду, крыльца, мостки и все это разнесло. В теплой церкви свв. мучеников Адриана и Наталии вода стояла внутри в три аршина, опрокинула комоды с ризницею, сдвинула несколько с места престол, разрушила печи, замочила антиминс и книги; чаша и ковчег были наполнены водою; сторожа едва могли спастись, забравшись под крышу». При официальном осмотре церкви по поручению обер-священника гвардейским благочинным в 1827 г., она оказалась настолько ветхою, что возникал вопрос — возможно ли в ней совершать богослужение? Полы и потолки погнили, стены осели так, что некоторые окна и двери нельзя было запирать. Рамы внизу и в куполах настолько были дряхлы, что не держали стекол, и были случаи, что во время ветра стекла вываливались из них на головы молящихся... Церковь разобрана в 1828 г., после закладки теперешнего великолепного храма, сооруженного на щедроты Августейшего шефа полка Императора Николая Павловича.

Тёплый каменный храм


28 мая 1800 г. Великий князь Николай Павлович по воле своего Августейшего родителя был назначен шефом Измайловского полка, а с 27 июля 1818 г. он назначается командиром 2 бригады 1 Гвардейской пехотной дивизии. С этого времени вступает в действительное начальствование полком, служит с ним в полном значении этого слова до самого дня восшествия своего на престол. Августейший командир принимал самое горячее участие в заботах о полковом храме и его священнослужителях. Он всегда сам входил в самую строгую оценку кандидатов на открывавшуюся вакансию полкового священника, выбирая достойнейшего. Этот порядок удержался и потом, когда он был Императором и при том не в отношении только к Измайловскому полку, но и ко всем полкам Гвардии. Он заботился и о возможном благолепии ветхого полкового храма. Так, в 1824 г. на его средства вновь вызолочены серебряные сосуды, пожалованные Императрицею Елизаветой Петровной. Им же сооружены две серебряно-вызолоченные тарелочки в дополнение к означенным сосудам.

Но самый великий памятник его любви к полку и полковой церкви — это дивный каменный храм, сооруженный на счет кабинета Его Величества, храм, который по своей величественности, красоте и великолепию и доныне есть один из лучших храмов столицы.

2 октября 1827 г. на имя министра Императорского Двора, князя Волконского, был дан нижеследующий Высочайший рескрипт: «Князь Петр Михайлович! В память командования Моего Лейб-Гвардии Измайловским полком, Я желаю, чтобы в сем полку, вместо приходящей ныне в ветхость деревянной церкви, построена была новая на счет кабинета, а потому поручаю Вам строение церкви произвести под собственным Вашим наблюдением чрез посредство строительной комиссии, существующей при Кабинете, с тем, чтобы в оной, сверх настоящих ее членов, присутствовали по части сего строения командир 3 Гвардейской бригады, генерал-адъютант Мартынов и командир Измайловского полка, генерал-майор Анненков».

В дальнейших своих распоряжениях Августейший храмо здатель повелел, чтобы внутреннее расположение новой церкви было «по подражанию деревянной, — церковь была бы в три придела: главный во имя св. Троицы, южный — Марии Магдалины, северный — Иоанна Воина». Вместимостью новый храм должен быть на 3000 человек. И потом Августейший строитель входил во все подробности строящегося храма, посещал постройку, поощрял рабочих денежными наградами.

Главным архитектором к постройке храма был назначен великий русский архитектор В. П. Стасов. Составленный им план и фасад храма Высочайше утвержден и 13 мая 1828 г., день полкового праздника, был назначен для закладки храма. К этому времени у деревянной большой церкви было приготовлено все для положения первого камня. Возгоревшаяся в этом году война с турками отозвала Императора к его победоносным войскам. Первый камень сооружаемого храма положила Императрица Мария Феодоровна в присутствии Наследника Цесаревича, а потом Императора — вечной памяти Александра Николаевича и наследного принца Оранского (будущего короля Нидерландского Вильгельма II — супруга великой княгини Анны Павловны). Закладка происходила после литургии, которую совершал духовник Их Величеств, протопресвитер П. В. Креницкий. Молебен перед закладкою совершал Петербургский митрополит Серафим. На торжестве закладки участвовал только один 3 батальон, остальные два батальона находились в это время в Турецком походе. Церемония кончилась в 21/4. День был великолепный.

После закладки с 15 мая деревянную церковь стали разбирать. Церковное имущество перенесли в теплую церковь, причем малый престол этой церкви заменили большим из разбираемой церкви. Отлиты 11 колоколов общим весом 1066 пудов. (Самый большой — праздничный — весил 500 пудов).

Храм строился 7 лет. Под капитальный фундамент храма шириною и глубиною в 3 аршина забито 5500 свай. Набивка свай, с соизволения Государя, сделана чинами 3 батальона, с платою им по вольной цене.

В 1830 г. стены храма довели до куполов, в 1832 г. закончили купола и поставили кресты. Постройка храма уже близилась к окончанию, как 23 февраля 1834 г. страшною бурею повредило главный купол и снесло с него крест. Купол был укреплен на железных скреплениях. К 1835 г. храм был вполне готов.

Иконостасы работал купец Тарасов. Образа в главный иконостас и по одному престольному образу в приделе писали известные тогда художники Иванов, Майков, Егоров. Когда иконы были поставлены на места, Государь посетил храм и, как видно из отношения Министра Двора к обер-священнику, остался весьма недоволен иконами главного иконостаса и приказал: иконы возвратить художникам, вместо же оных написать новые. Замена образов другими продолжалась уже после освящения церкви. Так, образ Благовещения для царских врат написан Майковым уже в декабре 1835 г.

Колонны внутри храма, по первоначальной смете, предположено было по обыкновенной штукатурке покрыть белой клеевой краской. Полк исходатайствовал разрешение облицевать колонны под белый мрамор.

В субботу 25 мая 1835 г., канун полкового праздника, было назначено освящение нового храма. В этот день рано поутру раздался колокольный звон к водоосвящению, а в половине пятого начато было освящение придела Иоанна Воина, совершенное архимандритом Нилом. В половине восьмого началось освящение южного придела во имя св. Марии Магдалины, которое совершал архимандрит Феодотий. В 10 ч. началось освящение главного придела Святой Троицы, совершенное Митрополитом Московским Филаретом соборне с наместником лавры архимандритом Палладием и инспектором академии архимандритом Платоном. В 7 ч. вечера Император с Императрицей и Наследником, возвратившись из Москвы, осмотрели церковь в подробностях, причем Государь изъявил свое благоволение архитектору Стасову в самых милостивых выражениях.

Величественный храм Святой Троицы, согласно воле Августейшего строителя, своим внешним и внутренним видом несколько напоминает старый: он крестообразной формы, имеет 5 куполов, но по своим размерам и вышине он более чем вдвое деревянной церкви.

Не менее величественен храм и внутри: светлый, просторный — он поражает каждого богомольца своею грандиозностью и художественной простотою. Двадцать четыре колонны Коринфского ордена под белый мрамор с такими же пилястрами, служа опорою сводам, особенно украшают его внутренность.

Солеи алтарей возвышаются на три ступени против средины храма. Иконостас главного придела устроен полукругом внутрь алтаря, его иконы помешаются между 6 колонн с капителями коринфского ордена. Колонны окрашены белой масляной краской и местами позолочены. Иконостас венчается большим золоченым крестом, под которым по фризу идет надпись, «сим знамением победиши». Эти слова собственноручно начертаны на проекте иконостаса Августейшим Строителем храма. Над престолом главного алтаря устроена сень, которую поддерживают 6 колонн, такие же как и в иконостасе. Весь верх сени позолочен, в рамах же ее вделаны массивные изображения херувимов, сплошь позолоченные. В самом верху сени в лучах изображен Святаго Дух в виде голубя. На горнем месте главного алтаря находится большой величины образ Вознесения Божией Матери на небо, писанный на холсте академиком Майковым. Размер его: ширина 4 аршин 6 вершков, вышина 9 аршин Запрестольный крест большой величины в серебряном окладе. Внизу креста серебряно-вызолоченная дощечка с надписью: «Крест сей сооружен усердием Командира полка Генерал-майора С. П. Степанова, церковного старосты 3 гильдии купца М. В. Романова, того же полка поручика Н. И. Александрова, при священнослужителях и богомольцах: протоиерее Иоанне Назорове, священниках: Павле Петрове и Михаиле Белоусове 1 января 1874 г.» Четыре люстры по сторонам престола освещают алтарь. Царские врата шириною в две сажени резной работы с позолотою; такой же резьбой украшены промежутки между нижним и верхним ярусами иконостаса.

Cвятые иконы главного иконостаса


Над царскими вратами в круглом резном вызолоченном сиянии образ Господа Саваофа художественной работы Майкова. В царских вратах: Благовещение — его же и две иконы Свв. Евангелистов, работа профессора Егорова.

Правая сторона иконостаса, нижний ряд: Икона Спасителя — Майкова; св. Троицы — явление Бога Аврааму в виде трех странников и Св. царицы Александры — обе писаны профессором Егоровым.

Верхний ряд направо от царских врат: Свв. Николая Новгородского и царицы Ольги — Майкова. Свв. Дп. Павла и Марии Магдалины, Свв. Архистратига Михаила и Анны Пророчицы — художника Сазонова.

Левая сторона от Царских врат, нижний ряд: Икона Божией Матери с предвечным младенцем — Майкова, св. Чудотворца Николая, приемлющего от Божией Матери Омофор и Св. Благоверного Александра Невского, обе писаны профессором Егоровым.

Верхний ряд, налево от Царских врат: Свв. Равноапостольных царей Константина и Елены — Майкова. Свв. Апостола Петра и Великомученицы Екатерины, Свв. Андрея Первозванного и праведной Елизаветы, обе иконы художника Сазонова.

Из этой описи главного иконостаса видно, что большинство его икон — изображения тех святых, имена которых носили тогда особы царствующего дома. Эта общая мысль главного иконостаса церкви Святой Троицы, так же как и в главном иконостасе Исаакиевского Собора.

Южный придел во имя св. Равноапостольной Марии Магдалины.

Над престолом резная позолоченная сень с сиянием.

Запрестольный крест деревянный, из первой полковой церкви, почти современный основанию полка; реставрирован в 1894 г.

Иконостас с резьбою и позолотою по белому полю. Над царскими вратами полукруглое сияние, по бокам иконостаса — массивные резные золоченые эмблемы Ветхого и Нового завета. В этом иконостасе образа из главного придела прежней деревянной церкви, писанные на дереве синодальным живописцем Феодотом Колокольниковым. Они поновлены к освящению настоящего храма.

Серебряные оклады сделаны к ним в 1835-1837 гг.

В соборе находилось множество ценнейших икон, утвари, книг, священных сосудов, частиц мощей великих угодников Божиих. На деревянных аналоях под стеклом помещались мундиры Августейших шефов полка: Императоров Александра I, Николая I, Александра II. В Соборе хранились как старые, так и новые полковые знамена по распоряжению Николая I. По Высочайшему повелению в западной части храма хранились и военные трофеи: около 100 знамен, отбитых у неприятеля, множество флагов, штандартов, значков, ключей от городов, взятых Измайловским полком: Никополя, Плевны, Шипки, у Горного Дубняка, Челок, Перваз-Бахри, Баязета, Карса и др. В стены были вмурованы мраморные доски с именами геройски погибших и умерших от ран офицеров полка.

Лейб-Гвардии Измайловский полк, сформированный по указу Императрицы Анны Иоанновны в 1730 г. в составе русских войск принял участие в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг., победа в которой обеспечила освобождение Болгарии от османского ига. В память об этом Софийский Митрополит Мелетий передал икону в дар полку.

В память о Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на площади перед алтарем в 1886 г. был воздвигнут памятник «Воинской Славы», созданный по проекту академика Д. И. Гримма. Нижняя часть его — из мелкозернистого гранита. Колонна из 140 пушек, отбитых у неприятеля, была увенчана коринфской капителью с фигурой Славы. Высота памятника — около 30 метров, полукругом у памятника поставлены на лафетах 10 пушек, также отбитых у неприятеля.

В 1894-1895 гг. напротив Собора по проекту С. П. Кондратьева построена часовня, выдержанная в стиле самого храма, в память двух чудесных избавлений от смерти: спасения императорской семьи во время крушения поезда в Борках в 1888 г. и спасения будущего Императора Николая II в Японии. 29 апреля 1891 г. в городе Отсу на Николая II было совершено покушение. Полицейский ранил голову Николая саблей, при попытке нанести удар второй раз его сбил с ног греческий принц Георг, который впоследствии был награжден золотой медалью «За спасение погибающих» на Владимирской ленте. Часовня была возведена на «память и наследие грядущим поколениям» по проекту архитектора С. П. Кондратьева. Прекрасно удавшееся стройное здание часовни — сколок с величественного Храма св. Троицы. Можно без преувеличения сказать, что часовня и по архитектуре, и по внутреннему убранству, по высокохудожественному образу Христа Спасителя, выполненному из цветных стекол (витрин) в окне часовни, — одна из первых не только в Петербурге, но и во всей России.

С 1845 г. по желанию Наследника Александра Николаевича при храме был открыт детский приют для лиц обоего пола. Позже были созданы Общество вспоможения бедным в приходе св. Троицы, богодельни, церковно-приходская школа, госпиталь для бедных, новый приют для воспитания солдатских детей, открывались мастерские и лавки для создания рабочих мест инвалидам и малоимущим, столовые.

Поэт Державин и его семейство были одни из самых усердных прихожан храма. В 1867 г., 15 февраля, в Соборе венчался писатель Ф. М. Достоевский с А. Г. Сниткиной, 6 ноября 1894 г. отпевали русского композитора А. Рубинштейна.

В сентябре 1917 г. по поручению Лейб-Гвардии Измайловского полка был объявлен конкурс на проект часовни-усыпальницы для офицеров полка, погибших во время Первой мировой войны 1914-1917 гг. Часовня-усыпальница должна была помещаться в подвальном помещении собора. Из-за революции работы на конкурс не присылались. В подвальном же помещении была устроена только усыпальница чинов Измайловского полка, убитых в кампании 1914-1917 гг. (о захоронениях в настоящее время сведений нет).

После революции начались мрачные страницы в истории Собора. В 1922 г. было произведено первое изъятие церковных ценностей. В 1924 закрыта часовня. В 1930 г. был снесен памятник «Воинской славы». В 1932 г. сняты и отправлены на металлолом колокола. По решению ВЦИК от 22 апреля 1938 г. за подписью М. И. Калинина Собор был закрыт. За несколько лет до закрытия предлагали снести Собор. Позже появился проект о создании крематория в здании Собора, но Отечественная война не дала осуществить этот чудовищный план. Иконы и церковная утварь бесследно исчезли. Во время Второй мировой войны Собор сильно пострадал. После войны были проведены большие восстановительные работы по фасадам здания, но внутреннее убранство от бесконечной перемены пользователей, не делавших ничего для его сохранения, пришло в полный упадок.

В настоящее время из всего богатейшего имущества (многое было уникальным и бесценным по своим художественным данным) остались только стены храма.

Памятник воинской славы


Памятник, по мысли создателей, должен был служить символом национальной гордости и доблести Российской Армии.

Много замечательных памятников были воздвигнуты в разных местах необъятной России в честь победы в войне 1877-1878 гг. за освобождение Болгарии от 500-летнего ига. В этой справедливой войне русские и румынские солдаты вместе с болгарскими патриотами наголову разбили превосходящие числом и вооружением вражеские полчища. В результате этой войны, помимо Болгарии, получили самостоятельность народы Югославии, Греция и Румыния, была освобождена Южная Армения и часть Кавказского побережья, в том числе Батуми. За свободу Болгарии отдали жизнь в этой войне 200 000 славных сынов многонациональной России. В память грандиозного освободительного подвига братских народов России, Болгарии и Румынии у Собора Святой Живоначальной Троицы Лейб-Гвардии Измайловского полка в Санкт-Петербурге был воздвигнут величественный монумент — памятник «Воинской славы». Беспримерный в истории подвиг стал источником дружбы болгарского, румынского и русского народов, скрепленным совместно пролитой кровью в освободительной борьбе 1877-1878 гг., позднее Балканских войнах и в борьбе с фашизмом во Второй мировой войне. Памятник «Воинской славы» символически выражал истоки этой дружбы, а также отражал бескорыстную помощь России в завоевании Болгарией ее государственной самостоятельности. Уникальный, единственный в своем роде памятник «Воинской славы», как символ немеркнущей боевой славы русского солдата был составлен из подлинных трофейных пушек и знамен, взятых в боях за освобождение Болгарии.

12 (25) октября 1886 г. у собора Святой Живоначальной Троицы Лейб-Гвардии Измайловского полка на Измайловском проспекте при парадном построении войск Гвардии, Армии и Флота под личным руководством императора Александра III был освящен и открыт триумфальный монумент из трофейных турецких орудий «Воинская Слава».

«... Головные роты шли в развернутом фронте, офицеры на своих местах, люди с серьезными лицами отбивали такт. Правой, правой, правой! Промежутки, образовавшиеся от убитых и раненых, немедленно смыкались, и измайловцы безостановочно продолжали свое стройное движение...».

Так наступал Лейб-Гвардии Измайловский полк на турецкие редуты под Горным Дубняком 12 октября 1877 г. турки не выдержали яростной атаки и подняли белый флаг. Потери русских войск в этих боях составили около 3600 человек. Среди трофеев при взятии Горного Дубняка было большое количество ружей, патронов и четыре восьмисантиметровых крупповских пушки.

Вскоре после этой победы Император Александр II пожелал, чтобы семь захваченных у турок пушек (четыре под Горным Дубняком и три — под Телишем) были доставлены в Петербург и установлены у Троицкого собора в Измайловском полку. К семи пушкам добавили еще три и решили установить 10 пушек на отдельных тумбах близ главного входа в церковь. Однако этот проект не был осуществлен , и орудия оставили в обозном сарае Измайловского полка.

В 1882 г. Великий князь Николай Николаевич старший, бывший генерал-инспектором по инженерной части, приказал соорудить из турецких пушек (большое количество которых хранилось в Николаеве) памятник и поставить его перед Троицким собором. Место для установки памятника было выбрано на Троицкой площади за алтарной частью с восточной стороны собора Святой Живоначальной Троицы Лейб-Гвардии Измайловского полка. Проект памятника был разработан архитектором Д. И. Гриммом, а работы по его сооружению производились в 1885-1886 гг. военно-инженерным ведомством под непосредственным руководством военного инженера капитана Жидкова.

Памятник стоял на широком квадратном основании высотой 0,8 м. На квадратном же пьедестале высотой 5,7 м располагались восемь пушек, между которыми были укреплены четыре бронзовые доски с изложением хода войны. В нижней части пьедестала помещались еще четыре доски, в которых были «поименованы Особы Императорской фамилии» и все части войск, принимавших участие в войне.

На пьедестале стояла чугунная колонна, высотой 14,3 м, составленная из шести ярусов. На нижнем квадратном ярусе располагались четыре мортиры, и рядом с ними крупными буквами были написаны названия главнейших событий войны.

Следующие пять ярусов колонны были круглыми и постепенно уменьшались в диаметре с 2,75 м до 1,7 м. Каждый ярус состоял из медных и стальных турецких орудий. Венчала колонну капитель коринфского ордера, на которой стояла фигура Победы — богини Ники.

Общая высота памятника от земли до венка в руке Победы составляла 28,35 м.

27 мая 1885 г. перед Троицким собором началось сооружение фундамента. Материалы использовались самые лучшие. Цемент — только шведский «трехкоронный, с маркой красный крест», гранит — гангудский розовый из карьера близ Дротингсбеера. Этот гранит впервые использовался в Петербурге в 1878 г. при строительстве Литейного (в 1885 г. имевшего название Александровского) моста.

Чугунная колонна отливалась на заводе Сан-Галли по частям. Наибольшая из них весила 6,5 т. А вес всех 57 частей составлял 110 т. Первые части колонны доставили к месту установки в феврале 1886 г. К этому времени уже был готов пьедестал и сооружены леса. Колонна собиралась на болтах, а швы заливались свинцом.

Всего на памятник пошло 128 орудий (52 стальных и 76 медных). Стальные были в основном полевые калибра 8 см и незначительно отличались друг от друга. Медные же были самых разнообразных калибров и систем. Начиная от гладкостенного крепостного весом 2,35 т и заканчивая нарезной горной пушкой весом 108 кг.

Некоторые пушки были всего в нескольких экземплярах, имелись и настоящие раритеты, т. е. по одному. Многие из пушек сохранили следы боевой службы. У одной было разбито дуло, другая оказалась заряженной, причем тип снаряда (два ядра, соединенные раздвижным стержнем) не употреблялся уже очень давно.

Все чугунные части памятника были окрашены в темно-синий цвет, стальные пушки — в красно-коричневый, принятый для орудий турецкой армии. Медным пушкам придали вид старой бронзы. Для этого их сначала отчистили кислотой, а затем несколько раз промывали соленой водой, и когда орудие принимало желаемый оттенок, его протирали тряпками с конопляным маслом.

Фигуру Победы вылепил из гипса академик скульптуры Шварц. Затем изготовили чугунную фигуру, которая послужила шаблоном для «выгибания» медных листов. Отдельные части фигуры соединялись медными полосками и заклепками. Аисты собирались на железном каркасе, основу которого составлял стержень диаметром 12,7 см.

Открытие памятника было назначено на 12 октября 1886 г. , в девятую годовщину победы под горным Дубняком.

Весь Петербург с нетерпением ждал этого события. Уже 10 октября в день репетиции парада явилось много желающих заплатить за места на сооруженном помосте, лишь бы видеть хоть репетицию.

В торжестве открытия приняли участие представители всех частей «поименованных» на бронзовых досках памятника. Присутствовали все высшие военные начальники, прославившиеся в эту войну.

По прибытии Их Императорских Величеств началось «молебствование, после чего протопресвитер Янышев в сопровождении Их Величеств и других Высочайших Особ обошел кругом памятника и окропил его святой водой».

Торжественная часть закончилась церемониальным маршем, после которого Высочайшие Особы проследовали во двор казарм Лейб-Гвардии 2-й Артиллерийской бригады, где были собраны нижние чины и представители войск. Для них было устроено угощение от города, заключавшееся для каждого нижнего чина в чарке водки, бутылке пива, двух пирогов (с мясом и вареньем), булке, куске мяса, двух яблоках и 25 папиросах.

Торжество удалось на славу.

В тот же день был отдан приказ по армии и флоту.

«Сегодня совершилось в Петербурге торжество открытия памятника войны с Турцией 1877-1878 гг. Да пребудет памятник этот на вечные времена воспоминанием о самоотвержении и доблестях воинов, с помощью Божией, покрывших новою славою русские знамена и русское имя. В сей торжественный день обращаюсь к Вам, военачальники, адмиралы, офицеры, солдаты и матросы Моей храброй армии и доблестного флота для того, чтобы сказать Вам, что Я верю вашей непоколебимой преданности, горжусь вашими подвигами и вместе со всей Россией, сердцем исполненным благодарностью, вспоминаю о высоких заслугах ваших перед Престолом и Отечеством. Воспоминания эти пусть послужат залогом неизменной уверенности Моей и всего русского народа, что при всех испытаниях, каковые промыслу Божию угодно ниспослать России в будущем, ее армия и флот навсегда останутся на высоте военной доблести и неувядаемой славы, добытых нашими предками и на наших глазах достойно поддержанных и возвеличенных».

Но сооруженный в славу русского оружия памятник простоял всего 44 года. Новой власти былая Слава оказалась не нужна. По ходатайству районных властей президиум Ленсовета 28 октября 1929 г. разрешил снести памятник, передав его в Госфонд. В 1930 г. памятник продали в Германию на переплавку. Возможно, металл старых крупповских пушек пошел на изготовление новых, и, возможно, именно они стреляли по блокадному Ленинграду, по тому самому Измайловскому проспекту, где стоял когда-то великолепный памятник Победы и Славы Русской Армии.

Свято-Троицкий Измайловский собор и памятник «Воинская слава» представляли собой один из красивейших исторических сложившихся военно-церковных архитектурных ансамблей и пользовался бесконечным уважением военнослужащих и жителей Санкт-Петербурга. Таким образом был уничтожен выдающийся монумент архитектурного и военно-исторического наследия России.

Свято-Троицкий Собор сегодня


В 1990 г. состоялась передача Свято-Троицкого Собора Ленинградской Епархии, и осуществлена передача Собора благодаря личному участию Управляющего Ленинградской и Новгородской епархией, ныне покойному святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. С этого памятного дня была зажжена лампада, и после более полувекового периода осквернения и запустения возобновилась литургическая и молитвенная жизнь Собора.

Свято-Троицкий Измайловский собор был передан Ленинградской епархии в аварийном состоянии. Приходской совет Свято-Троицкого Измайловского собора на протяжении ряда лет проводил огромную организационную работу по привлечению пожертвований и участию военнослужащих, курсантов военных училищ, предприятия и организаций для ликвидации аварийного состояния и возвращения Собора в пригодность, для возрождения Литургической и Приходской жизни.

Приходским советом создается проектно-сметная документация, которая позволила создать программу проведения ремонтно-восстановительных и реставрационных работ.

С 1996 г. КГИОП начинает выделять средства на ремонт кровли и баллюстрады малых куполов.

Благодаря жертвенности патриотических российских предприятий, банков, предпринимателей и прихожан, в Соборе начались ремонтно-восстановительные и реставрационные работы.

Рассматривая в целом Собор Святой Живоначальной Троицы Лейб-Гвардии Измайловского полка с когда-то присутствовавшей военной атрибутикой, утраченный памятник «Воинской славы», Приходской совет Собора создает Общественный Благотворительный Фонд Восстановления и Поддержки Собора Святой Живоначальной Троицы Лейб-Гвардии Измайловского полка, который приступает к разработке программы и надлежащей технической документации для воссоздания военно-церковного ансамбля Свято-Троицкого Измайловского собора, а также рассматривает духовное возрождение Собора и воссоздание памятника «Воинской славы» в прямой связи с православным патриотическим возрождением духа российского воинства.

В 2001 г. Комитет ГИОП Администрации Санкт-Петербурга согласовал проект воссоздания памятника «Воинская слава». Полностью сохранилась планировка площади перед Измайловским собором, кованая ограда на гранитном цоколе, постаменты под угловые канделябры и столбы.

Восстановление памятника осуществляется с благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, в соответствии с распоряжением Губернатора Санкт-Петербурга В. А. Яковлева, Министерства обороны РФ, Ленинградского военного округа и Администрации Санкт-Петербурга.

Административное сопровождение проекта осуществляли полномочные представители Президента Российской Федерации в Центральном и Северо-Западном федеральных округах Г. С. Полтавченко, В. В. Черкесов, В. И. Матвиенко, И. И. Клебанов.

Работа проводилась по инициативе общественного благотворительного фонда восстановления и поддержки Свято-Троицкого Измайловского собора.

Координация действий и общее руководство по восстановлению монумента осуществлялось рабочей группой. Руководители группы: настоятель собора протоиерей Геннадий Бартов; М. В. Моцак — сотрудник Администрации Президента Российской Федерации, Герой России; главный архитектор проекта — Г. А. Шереметьев; главный конструктор проекта — Е. А. Шабловский; ответственный секретарь — С. Л. Парамонов — сотрудник Администрации Президента Российской Федерации.

В длительной и ответственной работе по воссозданию памятника принимали участие свыше тридцати организаций из разных городов России.

Активное содействие в решении возникающих проблем оказали Администрация Санкт-Петербурга и Адмиралтейского района, руководители и сотрудники федеральных и территориальных органов исполнительной власти.

Торжественное открытие и освящение воссозданной триумфальной колонны «Воинская слава» произошло 1 октября 2005 г.

После выступления сводного военного оркестра состоялась официальная часть торжества, во время которой представители администрации и духовенства подчеркнули важность возрождения одного из значительных памятников русской военной доблести и выразили благодарность спонсорам. « Этот памятник славы свидетельствует о великих победах нашего воинства. Он будет служить символом мужества и вдохновения», — сказал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир. «Сегодня, — подчеркнула губернатор города В. И. Матвиенко, — восстанавливается историческая справедливость, памятник вновь занял свое место». «Страна, в которой восстанавливаются памятники, восстанавливаются святыни, точно готова к победе», — отметил полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе Г. С. Полтавченко. В церемонии также участвовали полномочный представитель Президента в Северо-Западном федеральном округе И. И. Клебанов, губернатор Ленинградской области В. П. Сердюков, командующий войсками Ленинградского военного округа И. Е. Пузанов и другие представители власти.

Свято-Троицкий Измайловский собор и памятник «Воинская слава» представляют собой один из красивейших исторических сложившихся военно-церковных архитектурных ансамблей, Собор является памятником федерального значения, четвертой высотно-исторической доминантой города, наряду с такими памятниками, как Исаакиевский собор, Петропавловская крепость, Адмиралтейство, и почитается военнослужащими и жителями Санкт-Петербурга.

15 июня 2003 г. в день праздника Святой Троицы, от имени Президента Российской Федерации В. В. Путина (находившегося в Петербурге по случаю юбилейных торжеств — 300-летия Санкт-Петербурга) полномочные представители президента России в Северо-Западном федеральном округе В. И. Матвиенко и в Центральном федеральном округе Г. С. Полтавченко передали в дар Свято-Троицкому Измайловскому собору икону Пресвятой Троицы работы XV в. (высотой 106 см и шириной 70 см). Сразу же после совершения акта передачи перед иконой был отслужен праздничный молебен.

В настоящее время икона Пресвятой Троицы является одной из древнейших в Санкт-Петербурге, самой почитаемой святыней Свято-Троицкого Измайловского собора, перед ней ежедневно совершаются молебны.

25 августа 2006 г. произошло трагическое событие — возгорание на строительных лесах центрального купола собора. В результате губительного пожара главный купол выгорел полностью.

С помощью Божией, Администрации города и других доброхотов на сегодняшний день главный купол восстанавливается и проводятся широкомасштабные ремонтно-восстановительные и реставрационные работы с наружной стороны Собора.

После трагического пожара на строительных лесах главного купола Собора Санкт-Петербургскую епархию посетил святейший Патриарх всея Руси Алексий II для осмотра случившегося в многострадальном Измайловском соборе и своим святительским благословением призвал церковную и светскую общественность к посильной помощи ликвидации последствий пожара.

Воскресная школа и благотворительность


2 марта 2003 г. митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир благословил возрождение при Свято-Троицком Измайловском соборе приюта на Лермонтовском проспекте для безнадзорных детей дошкольного возраста. В проекте возрождения приюта также участвовали община часовни во имя святой мученицы царицы Александры.

Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Дом ребенка».

Еще одна приписная к Свято-Троицкому Измайловскому собору домовая церковь — св. блгв. вел. кн. Александра Невского при ТМО по психиатрии № 5 на наб. Фонтанки, д. 132. Этот храм был устроен в 1865-1866 гг. при Александровской больнице, названной в память освобождения крестьян при императоре Александре II 19 февраля 1861 г. Здание больницы было построено в 1864-1866 гг. по проекту архитектора И. В. Штрома. Освящение церкви состоялось 10 сентября 1866 г. в присутствии принца П. Г. Ольденбургского.

В Соборе ведется активная просветительская деятельность.

При соборе действует воскресная школа, в которую принимаются дети с пяти лет. Группы формируются разновозрастные: дошкольная, младшего и школьного возраста (с 1 по 3 классы) и среднего школьного возраста (с 5 по 8 класс).

Воспитанники воскресной школы учатся осознанно участвовать в богослужении, знакомятся со Священным Писанием, Историей Церкви, церковно-славянским языком и т. д. Катехизация и воскресная школа имеют своей целью реальное воцерковление людей и формирование крепкой и деятельной общины.

Хор Собора


Хор собора поет ежедневно. Регент хора — Юрий Евгеньевич Волотковский. Юрий Евгеньевич работает с людьми самыми разными и по возрасту, и по подготовке. Высочайший профессионализм сочетается в нем с умением найти индивидуальный подход к каждому человеку, помочь ему раскрыться. Часто пришедшие в хор скоро осознают недостаток церковного благочестия и начинают воцерковляться. Так, под руководством священнослужителей и регента хора, в Рождественский и Пасхальный период в соборе проводятся концерты духовных песнопений Русской Православной церкви, с участием хора Собора и других приходов епархий России.

Клир Свято-Троицкого Измайловского Собора

Настоятель: Протоиерей Геннадий Бартов.
Ключарь: Протоиерей Павел Кудряшов.
Иерей Георгий Антонов.
Иерей Константин Пархоменко.
Иерей Вячеслав Рорш.
Диакон Сергий Шалберов.
Диакон Иосиф Пилиев.
Псаломщик Виктор Генералов.
Псаломщик Николай Лунев.
Алтарник Александр Романенко.
Регент Юрий Волотковский.
Источники: 1. Свято-Троицкий Измайловский Собор, Санкт-Петербург, 2009 год.
Дата публикации - 02.10.2010

Закладки

| Еще