Интернет-портал по истории и генеалогии

История храмов, монастырей:
Свято-Успенский Псково-Печерский мужской монастырь

Свято-Успенский Псково-Печерский мужской монастырь

Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь.

Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь.

Петровская башня - вход в монастырь.

Петровская башня - вход в монастырь.

Тайловская башня.

Тайловская башня.

Михайловский собор.

Михайловский собор.

Тайловская башня и башня Верхних решеток.

Тайловская башня и башня Верхних решеток.

Сергей Виноградов. «Древние стены. Псково-Печерский монастырь». 1928 год.

Сергей Виноградов. «Древние стены. Псково-Печерский монастырь». 1928 год.

Интерьер Псково-Печерского монастыря.

Интерьер Псково-Печерского монастыря.

Надвратная церковь Николы Ратного.

Надвратная церковь Николы Ратного.

Успенский собор.

Успенский собор.

Преподобный Корнилий.

Преподобный Корнилий.

«Царь Иван Грозный просит игумена Корнилия постричь его в монахи». Картина художника Клавдия Лебедева.

«Царь Иван Грозный просит игумена Корнилия постричь его в монахи». Картина художника Клавдия Лебедева.

«Кровавый путь».

«Кровавый путь».

Место памяти игумена Корнилия, убитого Иваном Грозным, в Псково-Печерском монастыре.

Место памяти игумена Корнилия, убитого Иваном Грозным, в Псково-Печерском монастыре.

Начало Псково-Печерского монастыря


Жизнь в новой обители по преданию началась с отшельничества некоего подвижника, поселившегося в пещере, называемой «Богом зданной пещерой». Кто был этот подвижник? Предание называет его Марком. Когда преподобный Корнилий, исследовавший старину (он писал летопись монастыря), усомнился в правильности этого имени и вычеркнул его из синодика, то он тяжко заболел. Согласно же преданию, Корнилий выздоровел, как только имя Марка было восстановлено в синодике.

Самое открытие Богом зданной пещеры принято относить к концу 14 века (1392 г.?). Однако первый монастырский храм, построенный в 1472 году (1470?) во имя Успения Богородицы (пещерная церковь, дом Богородицы) был освящен в 1473 году при Ионе (в миру Иоанне Шестнике, или пришельце, священнике).

В рукописи Соловецкого монастыря интересны данные как об основании монастыря Ионой, так и в связи с этим об открытии Богом зданной пещеры. Оказывается, что Иона жил 2 года и 6 месяцев в Юрьеве, прежде чем пришел в Псков, оставив по себе Исидора. Последний вел спор о вере с немцами и был брошен ими в темницу с 72 другими христианами. Они не покорились и в темнице и были все ввержены под лед в реку Омовжу 8 января 1472 года. Весной того же года их тела были найдены вверху реки, на берегу, в трех поприщах1, и положены лицом к востоку, с Исидором посередине.

Далее повесть рассказывает, что по малом времени Иона услышал о явлении Богом зданной пещеры, пожалел об Исидоре, разжегся любовью о Христе и захотел видеть место Богом зданной пещеры, близ немецкой земли, с потоком Каменцом, глубоким, как ров, имеющим течение к востоку. Он возлюбил это место, копал церковь в горе к западу от пещеры. Вспоминается, наконец, о постройке двух келий против пещеры, о затруднениях в освящении церкви и о самом освящении 15 августа 1473г.

Эти данные, действительно, ценны.
1) Ископание церкви относится к 1472 г. Если отбросить около 2 годов пребывания то это даст 1470-й год как год основания монастыря (ср. Первоклассный Псково-Печерский монастырь, 1893 г., стр. 6). Этой разницей в 2 года объясняется, повидимому, и разноречие о смерти Корнилия в два года (1570 и 1572 гг.) или также 1575 и 1577 гг. - по Карамзину.
2) Связанное с этим явление Богом зданной пещеры относится, таким образом, не к 1392 г., а к 1472 г., когда жил и земец Иван Дементьев. От сотворения мира это составит 6980-й г. Сказанное и записками подтверждается. Там читаем, что пещера открыта при земце Иоанне Дементьеве. Это сообщение взято из надписи при входе в пещеру (жестяная таблица); причем год на ней прочитан, однако, как 6900. Следовательно, получается противоречие, т.е. в таком случае пещера была бы открыта в 1392 г. (6900-5508). Вероятно, однако, что год 6900 прочитан вместо 6980 г., так как в том же § 46 сказано: «прочих слов за ветхостью письма (надписи) разобрать невозможно». Следовательно, при «ветхости письма» вообще цифра 8 легко была прочитана как 0. Эта вероятная ошибка, по-видимому, послужила поводом, что и в главной монастырской описи церковному имуществу 1862 г. на стр. 6 сказано, что пещера стала известной в 1392 г. под именем Иоанна Дометиева. Как бы ни толковать, однако противоречие данных жестяной надписи и независимо от нее ясно, исходя из вышеприведенного места Соловецкой рукописи, что основание пещерного храма связано с явлением Богом зданной пещеры, о чем услышал Иоанн в 1472 г. будучи во Пскове. В сокращенной же Псковской летописи основание монастыря связывается уже не с явлением Богом зданной пещеры в 1472 г., а с явлением в том же 1472 г. в пещере иконы Успения Богородицы, называемой старою, и прославившейся в 1472 году исцелением от неё женщины.

Но Иона, основатель монастыря, был все же более отшельником, чем монахом в смысле практического монашества. Им близ пещеры были поставлены всего лишь две кельи. Общежительный же монастырь был основан позже на горе некиим иеромонахом Мисаилом, и в этом нагорном монастыре была построена деревянная церковь во имя евв. Антония и Феодосия, Киево-Печерских чудотворцев. Так с основанием двух храмов (во имя Успения Богородицы и Антония и Феодосия) на северо-западе России возникла обитель, подобная юго-западной обители Киево-Печерской, имеющей также храм во имя Успения Богородицы и святых угодников Антония и Феодосия. Но новая обитель, основанная в лесной приграничной глуши, не могла, конечно, быстро развиваться, как Киево-Печерская обитель, возникшая при стольном граде Киеве. Более того, набегами лифляндцев была уничтожена обитель и ее две церкви - пещерная и нагорная.

Начало прочного существования обители относится поэтому лишь к первым десятилетиям 16 века. Согласно Псковской летописи (под 1519 г.), некий Мисюрь, или Михаил Григорьевич Мунехин нача... по обе стороны ручья горы копати и церковь Большую созидати, и в гору копатися далее и глыбже, и начаша монастырь строити в подоле, меж гор, а ручей сквозь монастырь, и воду возведоша сверх и Св. Антония и Феодосия (церковь) снесоша с горы в пещеру, в новую церковь. Так монастырец на версе горы превратился в славен монастырь до моря Варяжскаго (там же). Тот же Мисюрь содействовал отделке пространной Успенской пещерной церкви с новым приделом во имя Антония и Феодосия Киево-Печерских (в 1523 г.), после чего весь ветхий монастырь, бывший на горе, упразднен. С этого же времени учреждено было в монастыре настоятельство игуменское, служение повседневное и общежитие правильное (при игумене Герасиме).

Так отшельнический, созерцательно-молитвенный монастырь последней четверти 15 века превратился в начале 16 века (1519-1523) в деятельный монастырь, нашедший вскоре свое окончательное устроение в лице преподобного Корнилия, самого знаменитого своего игумена.

Возвышение Псково-Печерской обители при игумене Корнилии


Как в судьбе человека, так и в делах человеческих наступает время, когда до того мало известное становится известным и славным. Так случилось и с Псково-Печерской обителью. В 1529 году строгий инок, посвящавший все свое время трудам и молитвам, был возведен в сан игумела новой тогда Печерской обители. Это был преподобный Корнилий. Сорок один год продолжалось его управление, и за этот долгий, замечательный период в жизни обители она была не только еще более устроена, но и возвышена. Что же за это время произошло? Что именно сделал новый ее игумен? Преподобный Корнилий принадлежал, как Феодосий Киево-Печерский, к людям, кои одарены огромной энергией не только тела, но и духа. Их жизнь поэтому может служить образцом деятельной любви к Богу и человеку. Такие люди не могут оставаться только созерцателями и вести исключительно аскетическую жизнь вдали от мира, в пустынях и лесах. Они ищут прежде всего возможности помочь людям, в частности, распространить христианскую веру (таким распространителем среди сету был Корнилий). Они хотят быть воинами Христовыми, они тот идеал монаха, о котором мечтал Максим Грек.

Понятно поэтому, что Псково-Печерский монастырь, снесенный с горы вниз и превращенный в монастырь деятельный, стал «градом Божьим» среди тогдашнего населения; оно полюбило его, дорожило им как «домом Богородицы»; туда тянуло человека в беде, там он находил потерянную бодрость. Но град Божий на земле, к себе зовущий, должен и по внешности своей быть тем, что напоминает людям о возвышенном, прекрасном, ибо прекрасное в душе человека есть в то же время восприятие самого Бога, как наивысшей красоты. Отсюда неудивительно, что Корнилий, понимавший, что практическая жизнь неотделима от религии, со свойственным ему священным жаром души, отдался устроению монастыря, тому благолепию, которое так возвышает душу. На месте деревянного храма Сорока мучеников, перенесенного им за монастырь для монастырских рабочих, он строит в 1541 г. каменный храм Благовещения Пресвятой Богородицы - доброй вести о возрождении всей твари, ибо Христос родился.

Но град Божий не только надо было устроить и украсить, его необходимо было и сохранить от вражеских сил. Находясь на границе (тогдашней) Русского государства с Ливонскими немцами, монастырь нуждался во внешнем его укреплении. Корнилий не устрашился и здесь огромности задачи по укреплению монастыря. Вокруг обители была выстроена в 1565 году каменная массивная ограда (из плит) с семью башнями-бойницами («город каменной»). Длина ее 380 сж. Высота местами до пяти сж. и толщина - свыше 2 аршин. Стоит бросить хоть самый беглый взгляд на стены монастыря, чтобы сразу же понять, как велика была работа.

Спадая вниз и снова поднимаясь, стена монастырская, кажется, призывает каждого не падать духом: за падением наступает для сильной души снова поднятие ввысь. Эти мощные спады стены и ее поднятий говорят также о том, что монастырь не был по своей цели монастырем-крепостью, подобно крепостям Ливонского ордена. Он стал крепостью по необходимости. Но как бы ни грозна была крепость гордых и могучих стен, не они спасают обитель. Потому-то, по мысли преподобного Корнилия, над воротами обители был построен еще храм во имя святителя Николая Чудотворца, этого неустанного защитника новой обители.

В этом храме имеется деревянное изображение во весь рост Николая Чудотворца. Сильное впечатление оставляет Святитель с митрой на голове и мечом в руке. Много видел он преклонений здесь в мольбах о защите, много поцелуев приняли его ноги, цветами искусственными наивно украшает его изображение верующая душа. Высоко чтят Святого Николая в округе Печерской обители, в особенности же рыбаки, для которых он в напастях и бедах (когда вздымаются неожиданно вокруг них бурные волны озера, готовые их поглотить в одно мгновение) есть единственное убежище и упование.

Но не только строил церкви в самой обители преподобный Корнилий. Еще прежде того в 1538 г. он построил во Пскове на Печерском подворье каменный храм в честь Богоматери Одигитрии и дом. В Нейгаузене он принял на себя постройку православного храма, дабы сету могли еще более укрепиться в своей новой вере. Им же построены храмы Божьи в Агареве и Топине.

Однако преподобный Корнилий понимал также, что не только стены, охраняемые Николаем Чудотворцем, могут способствовать славе Божьей на земле человеческой. Эту славу надо было укрепить в потомстве более мощным средством - «пером».

Будучи любознательным человеком, Корнилий проявил высшую любовь к просвещению тем, что оставил после себя летопись Псково-Печерского монастыря, продолженную его преемниками до 1632 года - во всяком случае, как показывает это повесть о Псково-Печерском монастыре в соловецкой рукописи № 609.

В 1570 г. его игумен Корнилий был по ложному подозрению убит лично Иваном Грозным и с тех пор почитается как преподобно-мученик. Тело его было положено в Богом зданной пещере, где и пребывало 120 лет невредимо, а в 1690 г. перенесено в соборную Успенскую церковь и поставлено в новом гробе к стене.

Корнилий был поистине для Псково-Печерского монастыря тем же, чем Феодосий для Киево-Печерского монастыря. Оба они были подлинными вторыми основателями своих монастырей и первыми основателями их, как монастырей деятельных. Потому-то всякий, кто попадает в таинственный и темный пещерный древний храм Успения Пресвятой Богородицы, вырытый в горе, с его узкими рытыми коридорами-переходами, невольно ищет глазами гробницу того, кто своими трудами сохранил святую Псково-Печерскую обитель для современников. Молча он подходит к стене с гробницей, и там, в сумраке сияния ее серебра, смиряется его душа и благоговейно склоняются колени.

Краткая внешняя история монастыря


Преподобный Корнилий принял игуменство в 1529 году. С того времени прошло много лет, и во все это время монастырь жил деятельной жизнью, в коей принимали живое участие его настоятели. Потому-то надлежит вспомнить о них - этих благоустроителях монастыря, которые и до Корнилия и после него отдавали свои силы на устройство монастыря, на его возвеличение, на его защиту и на укрепление материальное и духовное. Кто же были эти настоятели до Корнилия и после него?

XV-XVI века
Первые строители монастыря священноиноки (иеромонахи): 1) Иона, 2) Мисаил, 3) Селиван.
Игумены. 4) Иона, 5) Сергий, 6) Симон, 7) Дорофей, 8) Герасим, 9) Преподобный Корнилий (1529-1570), 10) Савва (1571-1572), 11) Сильвестр (с 1572 г.), 12) Трифон, 13) Тихон (бывший во время осады Пскова и монастыря войсками Батория в 1581 г.), 14) Никон I (упоминается в несудимой царской грамоте 1584 г.), 15) Мелетий (упоминается в 1587 и 1590 г.), 16) Иоаким (1593-1617 г.)

XVII век.
Начало нового столетия замечательно тем, что настоятельство переходит в руки архимандритов. Первым архимандритом был тот же Иоаким с 1605 г. За ним следовали: 17) Антоний (1617-1621), 18) Иоасаф (1621-1627), 19) Иов (1627-1634), 20) Порфирий (1634-1639), 21) Рафаил (1639-1643), 22) Макарий (1643-1650), 23) Митрофан (1650-1656), 24) Зосима (1656-1663), 25) Герасим (1663-1669), 26) Паисий (1669-1682), 27) Иоасаф II (1682-1686), 28) Паисий II (1686-1699), 29) Корнилий II (1699).

XVIII век
30) Аарон (упоминается в грамотах и приходно-расходных книгах в 1706 г. и 1708 г.), 31) Феодосий (упоминается с 1711 г. по 1724 г.), 32) Маркелл (1724-1726), 33) Филарет (1726-1729), 34) Вениамин (1730-1731), 35) Кирилл (1731-1732), 36) Игнатий (1732-1745), 37) Геннадий (1746-1753), 38) Иосиф (1753-1785), 39) Варлаам (1785-1792), 40) Петр (1792-1800).

XIX век
41) Венедикт (1800-1835), 42) Антоний II (1835-1844), 43) Антоний III (1845-1850), 44) Никон II (1850-1856), 45) Аполлос (1856-1864).
Настоятели — псковские епископы: 46) Феогност, (1864-1868), 47) Павел (1868-1882), 48) Нафанаил (1882-1885).
Снова архимандриты: 49) Павел (управлял с 1885 г., а настоятелем с 1888-1890), 50) Иннокентий (1890-1894), 51) Мефодий (1894-1906).

XX век
52) Никодим (1906-1914), 53) Августин (1914-1917), 54) Александр (1917-1919, уехавший из Печерского монастыря в ноябре-месяце), 55) Аркадий (временный настоятель в 1919-1920), 56) Иоанн (он был назначен управлять монастырем 20 октября 1920 г., будучи иеромонахом сего же монастыря, в том же году, 6 декабря, возведен в архимандриты и назначен настоятелем монастыря, а в 1926 г. 25 апреля состоялась хиротония его во епископа Печерского).

Эта своеобразная хронологая показывает нам, что всего 56 лиц, в разное время и в неодинаковое количество лет, трудились на благо монастыря. Из этих 56 лиц, начиная с Корнилия, на период в 400 лет приходится 48 настоятелей, что в среднем дает на одно управление монастырем около 8-9 лет. На самом же деле количество лет на одно настоятельство колебалось от 41 года (настоятельство преподобного Корнилия) до двух и одного года.

Но, конечно, не одним количеством лет измеряется труд человеческий, а и той напряженностью, с которой он отдается на благо жизни.

Что касается числа настоятелей по столетиям, то на 15-16 век приходится 16 настоятелей, на 17 век — 13 настоятелей, на 18 век — 10 настоятелей, на 19 век — 11 настоятелей и на первые три десятилетия настоящего века — 6 настоятелей.

Заслуживают далее особого внимания некоторые факты из жизни монастыря, связанные с именами тех или других его настоятелей.

Так прежде всего тяжелы были настоятельства Сильвестра, Трифона и Тихона, вступавших в управление монастырем по Савве - первом игумене по Корнилии.

При Сильвестре, как пишется в летописи, были мятежи и нестроения в Российской земле; как-то царству раздвоение... мор и глад людям и нашествие иноплеменник. Но если общее нестроение отражалось на монастыре лишь косвенно, то в 1581 году мы находим игумена Тихона уже в великой роли защитника Пскова и монастыря. По распоряжению царя из Печерской обители, изъятой из подсудности местных владык, игумен Тихон с келарем Арсением принесли в Псков славившиеся чудотворениями иконы: Успения в житии и Умиления Божией Матери, дабы прилежно молить Господа браней о спасении города в нашествии неприятелей. Вера в помощь Божью сопровождалась видениями некоего Дорофея.

Он видел большой столповидный от земли к небу свет, осеняющий путь по направлению от Печерской обители, и под тем светом идущую по воздуху Пречистую Богородицу, сопровождаемую по левую сторону Ее преподобным Антонием Киево-Печерским и по правую — Корнилием Псково-Печерским. Она вошла с ними и стала на самой стене градской. На Ее зов явились псковские святые, и с ними она держала военный совет, как истая Взбранная Воевода. Это-то видение старца Дорофея еще более укрепило веру псковитян в защиту Царицы Небесной, и, когда Печерский игумен Тихон с протопопом Лукой утром, 6 сентября, колокольным звоном созвав духовенство и народ в Троицкий собор и оттуда с Печерскими иконами и хоругвью снова совершив крестный ход к месту явления Богоматери к Покровскому углу, обошел все угрожаемые места, тогда вера в победу воодушевила сердца защитников города.

Окропление святой водой и громкое пение на воздухе о заступничестве и ходатайстве Небесной Царицы перед Господом Богом производили (и производят до сих пор при крестных ходах вокруг стен крепостей, например, вокруг бывшей крепости Изборской) неизгладимое впечатление. Толпы народа, пение, свечи — все это дает опору душе человека, исстрадавшегося и измученного нестроениями жизни.

Но Псково-Печерский монастырь не только послал иконы для защиты Пскова. Восьмого сентября, уже к вечеру, когда положение псковитян было особенно тяжело, прискакали на помощь Пскову три монаха в военных доспехах, с развевающимися крыльями монашеских их клобуков. Один из них был Псково-Печерской обители келарь Арсений Хвостов (боярского рода, бывший воин). Это неожиданное ободрение свыше дало мужество защитникам города продолжать бороться за спасение города. Как известно, пятимесячная осада окончилась неудачно для Стефана Батория Запольским миром 15 января 1582 г., а через два дня после того закончилась и самая осада Пскова, как только пришло известие о мире.

Но монастырю и самому непосредственно пришлось принять во время описанной осады Пскова участие в военной брани. В рукописи Соловецкого монастыря излагается не только сказание «О прихождении польского короля ко граду Пскову ратию», но и сказание «О прихождении литовских людей к Печерскому монастырю и о победе на них». В то же время,— начинается это последнее сказание,— егда краль Стефан Обатур стояше у града Пскова, воинстии людие добываху себе и конем кормли по селом по всей пскои области. Паче же и в ливонстеи земли ездяху и до самого Юрьева града... людей и имения и коров и коней и в плен себе имаху.

Но вот 25 октября литовские воины были отпущены Стефаном Баторием в свою землю с своим имуществом. И егда достигоша Печерский монастырь, тогда Печерского монастыря людие устремишася на них и прогнаша их, и имение их все поимаша и в монастырь привезоша. Это обстоятельство и послужило поводом к осаде монастыря войсками Батория: слышав же сия вся краль Стефан разъярися на тои печерскии монастырь, и абие присылает множество вои... Но монастырь устоял, и абие присылает (Стефан) иного воеводу Бурнамиса именем...

Плохо было монастырю при этом новом нападении. И снова приходит поможение: видение некоему юноше Иулиану, как и при осаде Пскова видение старцу: Возстани и поведай... итти к проломному месту и пети молебны безпрестани пред образом Пречистыя Богородицы. Видели тогда во дни и по вся нощи некоего мужа стара, власы белы имуща, овогда ходяща, овогда ездяща на коне... мужа стара мню быти (замечает от себя летописец) святаго Николу Чудотворца. Так окончились безуспешно и все нападения на монастырь воевод Стефана Батория. Вера в помощь святителя Николая, как и вера в помощь Самой Богоматери были настолько велики, что удалось спасти монастырь от неприятеля.

В начале XVII века нелегко было монастырю при настоятеле Псково-Печерского монастыря Иоакиме, первом архимандрите. В 1601-1603 годы был во Пскове глад велик, и все было дорого, и умирали от глада; также в сие время был и на скот падеж. По сей причине жители города Пскова совещали, дабы иконы Святыя Печерскаго монастыря с крестохождением следующия на седьмой недели (по Пасхе) во Псков, как встречать, так и проводить...

Немного позднее, в 1611-1613 годах, монастырь подвергался нападениям Лисовского и Густава-Адольфа. Та же рукопись Соловецкого монастыря сохранила «Сказания о нашествии иноплеменник к Печерскому монастырю», бывшего в эти годы. И снова защитники монастыря имели даруемую им помощь: Тогда иноверные видеша по стене града жену благообразну прапором червленным машуще на них, с нею же ходяща некоего старца светолепна.

Та же небесная помощь, по сказанию, дана была и в 1612 г.: и отидеша посрамлены, а дом Пречистыя Богородицы сохранен бысть заступлением ея. Такими словами заканчивается повесть об этой новой осаде монастыря. На этот раз положение было особенно тяжелым, так как пробиша острожные и градные новые железные обои врата и железную решетку.

В начале XVIII века, при Петре I, монастырь снова испытал военную невзгоду. По этому поводу в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона говорится кратко: «В 1701 г. монастырь был лично укреплен Петром I, снабжен новыми укреплениями, которые и спасли его от взятия шведами». Эта заметка особенно любопытна в сравнении ее со сказаниями, о которых мы только что говорили. Там, в сказаниях, монастырь спасали люди с их верой в помощь Пречистой Богородицы и Святителя Николая. Правда, монастырь был окружен стенами, воздвигнутыми еще Корнилием. Но разве стены защитят сами по себе, если нет веры в защиту у самих защитников? Нет, не сами по себе укрепления Петра I спасли монастырь, но защитники этих укреплений, те же люди, верующие, что дом Пресвятой Богородицы не может быть отдан неприятелю.

Наконец, в начале XIX века монастырь снова принял участие в войне при нашествии французов, в настоятельство Венедикта. При нем был воздвигнут и Михайло-Архангельский собор в память освободительной войны; в ту же память монастырь зачислен был в 1813 г. в первый класс, тогда как до этого года он числился во втором классе, начиная с 1764 года, при настоятеле Иосифе.

Но не только печальные годы и дни переживал монастырь, были у него и радостные, светлые, торжественные дни, выпадавшие также на долю его настоятелей. Так, при 47-ом настоятеле Павле праздновался 15 августа 1873 года 400-летний юбилей освящения главного пещерного храма монастыря - Успенского собора, а 8-го ноября 1881 г. - 300-летний юбилей чудесной защиты монастыря при осаде его в 1581 г. войсками Стефана Батория. Так печальное, трудное время предков превращается в радостное, благодарственное время у их потомков.

Настоятели монастыря были славны также и благоустройством монастыря, в особенности строительством. В этом отношении необходимо упомянуть особо об Иосифе (1753-1785). Он устроил церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы поверх соборной Успенской церкви, при нем же обновленной. Таким-то образом прежний вид Успенской церкви стал с 1758 г. другим. При Иосифе же после пожара (1774 г.) были вновь построены кельи, а кроме того — и новая церковь во имя Димитрия, митрополита Ростовского (в 1775 г., ныне не существует).

Из других настоятелей-строителей следует упомянуть в конце XIX века о Нафанаиле (1882-1883). При нем в 1883 г. выстроен был новый, в два этажа, на каменном фундаменте, деревянный настоятельский дом. Пятидесятый по общему счету настоятель Иннокентий (1890-1894) соорудил новую благолепную раку для мощей преподобного Корнилия, и им же умножена ризница и построена каменная, в три этажа, гостиница.

При следующем - 51-м настоятеле Мефодии (1894-1906) именно в 1894 г. начата постройка нового, в два этажа кирпичного здания братской трапезы (с кельями для братии в нижнем этаже и с просторной в два света трапезной залой во втором), оконченная в 1896 г. В 1896 г. начата постройка нового двухэтажного полукаменного (низ каменный) здания монастырской гостиницы, влево перед входом в главные ворота обители (окончена в 1898 г.). При нем же были вызолочены через огонь главы Успенского собора (в том же году). В 1900 г. Мефодием был устроен крытый ход с лестницею от настоятельского дома к Михайловскому собору и т.д. Вообще строительная деятельность данного настоятеля была большая, и он, может быть потому, назван настоятелем-строителем. При нем же выстроено много хозяйственных построек, новый скотный двор, новый кирпичный завод; строил он и в монастырском подворье, во Пскове.

При следующем - 52-м настоятеле Никодиме (1906-1914), также строителе, благоустройство монастыря продолжалось. Так в 1910 г. пробуравлена скважина для артезианского колодца, в 1911 г. проведен водопровод. Им же выстроена в 1912 г. богадельня на окраине города. В этом же году на Торговой площади Печор выстроен в два этажа кирпичный дом. В 1913 г. над главными воротами обители в Петровской башне установлены новые медные башенные часы.

Напротив, следующий за двумя настоятелями-строителями 53-й настоятель Августин (1914-1917) был человек ученый, далекий от практической жизни. Да ему и не было особой надобности в этом, так как трудами предшествовавших настоятелей монастырь был приведен в хорошее состояние.

Благоустройство монастыря, непрестанно создаваемое трудами его настоятелей, сильно нарушилось при 54-м настоятеле Александре (1917-1918). В силу всем известных событий, ему пришлось оставить монастырь в 1919 г. С его вынужденным отъездом начался для монастыря особый период, чрезвычайно тяжелый. Почти все хозяйство монастыря было уничтожено. Часть братии успела уехать в Юрьев2. К тому же обитель лишилась возможности пользоваться своими многими имуществами. Освобождение монастыря произошло лишь 29 марта 1919 г., и вскоре монастырь был причислен к Ревельской3 епархии (1-го июля того же года). Тяжелое наследство досталось настоятелю Иоанну (епископу Печерскому). Положение осложнилось для него еще тем, что в 1925 г. в мае-месяце Государственный Суд утвердил постановление об отчуждении монастырских земель, и за монастырем признаны ныне права лишь на 16 десятин4 под постройками в городе Печоры и на 50 десятин вне Печор. Таким образом, если до этого времени настоятель его мог ремонтировать разрушенный монастырь, восстанавливать водопровод и т.д., то с этого времени монастырь лишился своих средств. А между тем уже в следующем году (в 1926 г.) была составлена смета на ремонт и реставрацию древних храмов и зданий монастыря на сумму 11 322 120 эстонских марок. Но и в тяжелом положении монастырь остался все же не без средств. Так 27-го июля лицом, пожелавшим остаться неизвестным, передано на ремонт обители 250 000 эстонских марок. Министерство народного образования дало на ремонт Успенского собора 100 000 эстонских марок. Третьего сентября глава республики И.А.Темант передал через Митрополита на ремонт Успенского собора 250 000 эстонских марок.

Так притекали средства с разных сторон, идут они и теперь понемногу, ибо для каждого культурного человека ясно, независимо от национальности и веры, что Печерский монастырь есть также историческая ценность, своеобразный памятник культуры, которая едина и не делится ни по каким делениям. Радостно был отпразднован 450-летний юбилей Успенского собора 27 и 28 августа. Торжественен был 28 августа и крестный ход вокруг обители, на котором присутствовал также глава государства ИА.Темант.

В 1927 году 5-го ноября Михайловский собор освещен электричеством, проведенным послушником Павлом Тейсом. В 1927 г. 19 ноября закончен капитальный внутренний ремонт Михайловского собора. В нем устроены вновь хоры для певчих над западным входом, воздвигнута вновь в ныне заделанной при этом южной двери Голгофа, сняты ненужные наружные и внутренние дверные тамбуры, поправлены стены, возобновлена вся живописная роспись стен и сводов и вся окраска. Весь ремонт произведен под постоянным надзором и указанием делопроизводителя обители о. архидиакона Вениамина, стараниями которого собраны и необходимые на ремонт суммы в виде пожертвований от разных лиц — 261 743 эстонских марок.

В 1928 г. 17 ноября на малой звоннице у Никольского храма восстановлен нарушенный с 1918 г. древний звон времен Бориса Годунова. Так снова обитель мало-помалу восстанавливается и приводится в тот вид благоустройства и благолепия, который надлежит иметь дому Пресвятой Богородицы.

Внешний вид Псково-Печерской обители


Время уничтожает труды рук человеческих, творчество нашего ума и сердца. Но иногда и сами люди участвуют в этом уничтожении, повинуясь вновь возникшим представлениям о правде и красоте. Потому-то, в частности, и монастырь, воздвигнутый трудами людей конца XV века, подвергся с течением времени многим изменениям. Остались почти неизменными лишь стены монастырские да Каменец — этот веселый поток, вбегающий в монастырь на западе и убегающий из него через другое отверстие под стеной на востоке. По этому-то потоку да по стенам монастырским можно узнать изображение древней Печерской обители на одной Псковской иконе. Икона эта (с копии иконы Печерского монастыря) писана красками. На ней изображен вид древнего Пскова конца XVI века. По-видимому, она поновлена в 1772 году и потому сохраняет довольно отчетливое изображение. На этой-то иконе, внизу в левом углу ее, можно узнать Псково-Печерский монастырь по его стенам, числу башен и Каменцу...

Вторая икона, сохранившаяся с архитектурным рисунком обители, дает также это своеобразие тогдашней архитектуры. На ней изображен игумен Корнилий с первыми старцами. Простертая над монастырем рука держит свиток с молитвой ко Владычице.

Прежде всего бросается в глаза, что над церковью Успения и местом пещерным возвышались среди зелени прямо из земли два шатра, покрытых золотыми кокошниками с маленькими куполками. В клеймах нижних кокошников были написаны образа. Самая зелень, спускаясь до пещерных окон храма, заменяла крышу. Стрелковидная звонница была храмом Варлаама Хутынского. Над ним в пролетах висели колокола с коромыслами, колокола прибойные, зазвонные и тиньки, а вверху, в прорезной, увенчанной куполком главке, находится колокол — благовестник. Над колокольницей возвышались золотые шатры, а сбоку стояли часы, что били перечасье. Теперь нет более уже шатров храма Успения; вместо них построена над пещерной церковью еще церковь, вследствие чего самая пещерная церковь превратилась в двухэтажную (Успенский собор); и пять куполов типа барокко, выстроившись в ряд, сияя золотом и синью, чаруют взгляд посетителя монастыря, вознося его мысли к вечному, будя в то же время воспоминания о Киево-Печерской лавре у того, кто видел ее.

Но и этому, нынешнему, виду монастыря предшествовал еще другой, более простой и открытый. На нем святой колодец почти открыт, нет и артезианского колодца. Церковь Благовещения с трапезой сохраняет еще свою большую близость с Корнилиевским монастырем, как равно и звонница, по сравнению ее с нынешним видом. Какой-то особенной строгой простотой и незатейливостью веет от этого вида монастыря. Высокие квадратные окошечки бывшей трапезной (теперь храма) как-то незаметно будят чувства об уходе человека от земли в мир иной.

На плане иконы Псковского монастыря мы видим, однако, и другие здания, разбросанные в стенной окружности монастыря. Что это за постройки и что вообще своими зданиями представляет монастырь в древнее время?

К счастью, сохранилось в Соловецкой вышеупомянутой рукописи описание монастыря, относящееся к 1603 г. В этом-то описании, замечательном по своему летописному языку, мы находим некоторые разъяснения и подробности.

Вот это описание с сокращениями: ...в монастырь входя над церков камена Святаго Николы Чюдотворца. Верх острой, побит железом немецким, полосами. Звону на колокольни два. Колокола немалы. От тоеж церкви около монастыря чрез ручей Каменец ограда камена зубцам досками покрыта... а врата... трои з башнями. Во днех врата и решотка железныя, а других ко Изборску и на ручью решотки железныя две. Да двои врата на ручью для водобегу, да две башни наугольныя боевыя. А всего пять врат да 7 башней. Вшед в монастырь ити прямо мостом на полудению под гору чрез ручей Каменец, от ручья пошед мало к церькви Успения Пречистыя Богородицы печернои; в неиж совершаются божественная и дивная знамения и чюдеса. Церковь же Пречистыя Богородицы Успения вырезана в горе, от ручья на южной стране, олтарь стоит на летней всход солнца. А на церкви две главы и кресты побиты медяными досками золочены. Шеи у глав побиты немецким луженым железом. Над дверми церковными под кровлями, на подделе каменом написана Живо-начальная Троица. Над другими дверми в паперть написано Успение Пречистыя Богородицы. Над пятию окнами под кровли писано настенно еже письмо. А пред Троицею яже на потребу монастырю государевых боляр и воевод и дьяков, також и архиепископ и епископ и игуменов и старцов и детей болярских и гостей, со многих градов русских и ливонских, по настоящеи сеи по седми тысящных сто одинадцатое лето (т.е. в 1603 г.), яко до пяти сот и боле. У всех же тех мест противу гробов вставливаны керамиды мраморныя с подписанием. А в земли в болших ямах во всех тех пещерах кладены братия наша во гробех имже несть числа. От западныя ж страны церкви притвор в гору же поделан каменем и кирпичем... Из того же притвора в церков двери против чюдотворныя иконы, и церкви преподобных отец Антония и Феодосия. Из того же притвора нововырезана пещера на запад... А по горе на церквах и вдолу роща березовая й елнуг й рябина ийно и всякои лес и ягодничие... Колокольня камена по псковскии широка в вышину 10 сажен, а на ней звону 12 колоколов болших очапы и за языки. На тоеж колокольни часы боевые русския, а у них колокол бойчеи не мал. Да два колоколы не велики, а в них приведен самозвон в получасе и предчасом. От колокольни ж на восток трапеза камена, а в ней церковь Благовещение святеи Богородицы, а над Благовещением под комарнею церков святых благоверных князей русских Бориса и Глеба, и святых исповедник Гурия и Самона й Явива. Под трапезою службы, хлебня, мукосейня, казна, погреб капустной. Подле трапезы хлебной дворец, а на нем келия старцем. Й житницы с мокою, да погреб квасной в гору. Да пещера, а в ней кладут хлебы. Над тою пещерою в полугоре пещерка, а в неи пошли в гору малыя пещерки, а в неи живал неведомо кто святой, приход к ней зделан з горы лествицами и перилы. Поварня й келья камены, за поварнею пещера в гору на обиходы. Келья уксусная, ледник рыбной, поварня квасная, келья луковая, проскурня. А все те служкы от трапезы до проскурни и до нижних ворот подле горы к востоку вниз по ручью Каменцу. Гора же тем местом яко стена, в вышину десять сажен. Против хлебенной дворца мельница на ручью Каменце мелет весною и в дожди великия однеми жерны. За мельницею посреди монастыря меж хлебенныя и повареныя службы столп древян с ручкою, покрыт железом немецким. Из негоже течет вода беспрестани приведена трубами древяными, сверх ручья Каменца яко 60 сажен... вода же... идет из земли свежа и емлют на всю монастырскую потребу. За ручьем погреб й ледник каменныя с квасы да кельи игуменова и всей братьи, стоят рядом под горою и по пригору и на горе. А пред келиями и за келиями сады яблони, вишни, сливы, малина, смородиня, около монастыря роща: березы, сосны, елнуг, олха, осина, липа, вяз и иной мелкой лес в длину на версту, а поперек на версту же.

В той же Соловецкой рукописи на листе 222 и следующем даются и еще интересные сведения о монастыре. Именно речь идет о пригороде в следующих красочных словах: приход от града Пскова на гостиной дворец, на нем же церков древяна святых страстотерпец 40 иже Всевастии. Около церкви кельи гостиныя и службы и дворец конюшенной. От дворца к полуденню до монастыря ак из лука стрелити. Пред враты башня круглокамена с церковию Святого Николы Чюдотворца равна (ратна?). На башни с прихода настенное писано Софей премудрость Божия. А входя в башню над враты настеннойе же образ Пречистыя Богородицы Одигитрия.

Изображение пригорода и монастыря сохранилось на одном из рисунков альбома Мейерберга.

Какой простотой и в то же время мощью веет от этого вида. Самые стены были покрыты тесом, на башнях стояли караульные избы с клобучками, увенчанными медными крестами. На Софийской башне, над нижними воротами и на створцах острожного входа были подписаны образа на золоте и красках. К монастырской стене был прирублен деревянный острог, замененный после пожара каменным. Острог — это небольшое пространство, огороженное у ворот крепости для того, чтобы ворвавшийся неприятель не мог сразу проникнуть вовнутрь крепости, а, попадая в острог, должен был брать вторые, внутренние, ворота, находясь на небольшой площади в тяжелом для него положении.

Следует еще заметить, в частности, о церкви Св. Николая Чудотворца (над внутренними вратами). Она была с особой главкой и звонничкой на стене о трех столбах.

Наконец, заслуживает особого внимания новый соборный храм во имя Архангела Михаила. Массивный, в дорическом5 стиле, он построен на месте Софийской башни. Конечно, в свое время влияли на изменение внешнего вида монастыря также пожары (1592, 1688, 1849 гг.).

Духовная жизнь монастыря


Духовная жизнь монастыря выражается прежде всего в подвиге и молитве, как средствах, дающих возможность монаху осуществить его высшую цель на земле — служение Богу. Но поскольку монастырь становится в то же время деятельным (а не остается исключительно молитвенно-созерцательным), постольку он имеет и другую цель — организовать вокруг себя религиозную жизнь.

В своей истории Псково-Печерский монастырь осуществлял обе вышеуказанные цели. Подвижническая жизнь внутри монастыря достигалась им с помощью такого порядка жизни, при котором печерский монах подчинялся правилам монашеского жития, установленного его основоположниками. Правда, монастырь руководствовался теми обычаями, которые были установлены для него его же настоятелями, но эти последние сами следовали великим уставным образцам иноческой жизни.

В Псково-Печерском монастыре писанного устава, по-видимому, не было. Монах постился и молился согласно обычаям монастырским, трудился на благо монастыря, занимаясь тем или иным делом в свободные часы от молитвы. Трудовая жизнь шла рядом с духовной жизнью. Отсечение своей воли было, однако, руководящим правилом в жизни монаха.

И Иисус Христос дал пример тому в своей молитве к Отцу: «Не как я хочу, но как Ты» (Матф. 46, 39). А в молитве Господней сказано: «Да будет воля Твоя». Оттого-то настоящим инокам, тем, кто сумел подчинить свою волю Высшей воле, так легко и радостно молиться и жить. Черная одежда монаха есть в то же время символ отречения монаха от света с его великими соблазнами: плотскою любовью, богатством, честью и славой. Земля для черноризца — гостиница, где все главное сделано помимо путника, и где путник временно пользуется ее удобствами. Потому-то и самые храмы уходили прежде под землю (пещерные храмы). Там, вдали от света, молился инок.

Пещерный храм был также первым храмом Псково-Печерского монастыря и остается до сих пор главным его соборным храмом. Пещеры были также местом вечного упокоения. Там, еще живой, монах приготовлял и приготовляет себе место, копая в горе нишу.

Вот местами пробиты эти плиты. Видны черепа, истлевшая одежда; все превращается в землю, по слову: «Земля еси и в землю отыдеши». Вот дальше пещера закопченная; здесь, по преданию, когда-то была пещерная церковь. Здесь когда-то под землей эти своды наполнялись божественным пением, не выходившим на Божий свет. Здесь молились люди, давно ушедшие, показавшие миру пример великого отречения от света, от жизни. Коридоры пещерные все меняют свое направление. Проводник-послушник ведет богомольцев туда и сюда, пока снова не блеснет в глаза белый свет.

Умирали люди; свои - монахи, послушники, служащие; умирали чужие, неизвестные, бедные и богатые, малые и знатные; умирали дома и на поле брани убиенные... Несли тела из далеких городов, чтобы здесь, в пещерах, дать им вечный покой. Веками удлиннялись прежние подземные улицы и копались новые, чтобы дать приют всем желающим найти себе место под Святой горой, в ее недрах. Семь улиц подземного селения ведут ныне богомольцев по ним в разные стороны.

Первая улица довольно заметным полукругом вправо простирается в длину от входа до конца на 26 сж. Вторая, начинаясь от половины первой в левую сторону, имеет длину в 16 сж.; третья идет вправо и простирается на 11 сж., четвертая также вправо от второй длиною в 14 сж. Пятая идет в правую сторону от первой длиной в 19 сж. и подходит близко к Успенской церкви с юго-западной стороны. Шестая в 4,5 сж. составляет небольшую отрасль пятой на левую сторону. Седьмая всего в 4 сж., считая со ступеней входа, идет от первой в начале ее на правую сторону, к алтарю Успенской церкви. В конце ее сделан узкий вход кверху, в Покровскую церковь, ныне закрытый деревянной дверью. Самый вход в пещеры находится между Успенской церковью и колокольней под часовой башней. Вход имеет вид комнаты сажени 3 в длину; ширина улиц различна: от полутора до 6 аршин. Вышина не везде одинакова; в общем своды невысоки; в некоторых местах сделаны для прочности кирпичные своды.

Рядом со входом в пещеры устроен и вход на Святую гору, в которой выкопаны пещеры. Там, на горе, у ног богомольцев кровля Успенского собора. На юго-западной стороне собора как бы под крышей его до сих пор еще растут могущественные дубы, немногие из тех, которые давно покрывали собою Святую гору, замененные позже вишневыми и другими плодовыми деревьями. Культура и в этом отношении победила природу. С вершины горы открывается чудесный вид на луга и горы. Главы Успенской церкви, как бы растущие из земли, и монах, идущий мимо них, довершают впечатление святости и необыкновенности места.

Но монастырь привлекает к себе и организует духовную жизнь не только своими пещерами. Он славен и не только своими поминальниками (синодиками), в коих записаны имена простых и знатных людей, положивших свою жизнь при защите Пскова, монастыря и других городов и селений.

Перечитывая синодики, человек не может не испытать некоторого волнения: сама древность говорит ему своим своеобразным языком книжников. Так, например, 7163 (1655) ноября побиты на приступе печерские старецы.

Григория уб. (убиенного), Исидора, Георгия уб., Артемия уб. Или еще годом позже: побиты государевы служилые люди под городом Юрьевом Ливонским разных городов и положены в Богом зданной пещере и поминати вечно: Григория уб., Иоанна уб., князя Тимофея уб., князя Ферапонта (Кропоткина).

Побиты под Печерским монастырем февраля (идет перечень имен), как приходил литовский разбойник Есип Лисовский. В поминальнике 17 века сказано о Хоткевиче: марта 10-го побиты, как приходил под Печеры Хоткевич, вломился в монастырь по 8 часа нощи, инока Мартирия, Феодора-инока, Иасафа-священника и т.д.

Самый поминальник начинается словами: Помяни, Господи, перваго старца Печерскаго, инока Марка, и строителей обители сея: Иону священноинока и т.д., и, следовательно, данный поминальник любопытен как памятник 17 века, содержащий историю Печерского монастыря по его строителям, отмечая наиболее важные моменты в его истории.

Монастырь славен и крестными ходами, коими поддерживается также религиозная жизнь окружающего населения. «О крестохождении в чину и уставе писано сице», — такими словами начинается летопись.

В ней говорится об установлении крестного хода во Псков на седьмой неделе по Пасхе, по обету псковичей. Любопытно, что по летописи время учреждения хода относится к 1587 г., к царствованию Ивана Васильевича Грозного6.

Но первый ход, по той же рукописи, имел место лишь через 14 лет, в царствование Бориса Годунова, в 1601 году 24-го мая.

Этот крестный ход посвящается воспоминаниям о спасении Пскова; и торжественность его производит незабываемое впечатление. Ныне этот ход идет только до Изборска. Здесь обходят с иконами и хоругвями вокруг крепости. Белые платочки молящихся женщин наполняют путь вокруг самой крепости и внизу по склонам ее. Молитвенное пение на весеннем воздухе несется к Заступнице всего рода христианского: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» Главной иконой в этом крестном ходе бывает чудотворная икона Умиления Божией Матери, называемая Владимирской.

Другой крестный ход в город Псков совершался с 3 по 29 октября, установленный в 1812 г. по случаю нашествия французов на Россию, в память избавления Псковской страны от неприятеля. Главной иконой при этом ходе является икона Успения Божией Матери (храмовая) из Успенского собора.

Кроме этих двух дальних ходов, крестные же ходы совершаются ежегодно 7 раз вокруг Печерского монастыря и 7 раз в более близкие к нему места. Это количество ходов говорит, какой интенсивной духовной жизнью живет монастырь. Крестный ход с иконами и хоругвями есть выражение глубокого благоговения человека перед Богом. Молитва соборная пробуждает в человеке такое восторженное единение с себе подобными, что крестные ходы неотделимы от Псково-Печерского монастыря.

Но есть и еще одна сторона религиозной жизни монастыря, может быть, самая тихая и незаметная, но послужившая монастырю великой славой, большей, чем все остальное: это чудеса.

В летописи имеется даже особый отдел, озаглавленный «О чюдесах Пресвятыя Богородицы, от иконы честнаго Ея Успения... и от той иконы Умиления, зовомо Владимерския». Эта опись о чудесах составлена настоятелем Мелетием в 1587 г., но, как видно из этой же описи, она дополнялась в последующие годы. Чудотворные иконы давали «с верою приходящим исцеление и слепым прозрение». Всех чудес в рукописи указано 53, но рукопись не окончена. Последние исцеления значатся под 1607 годом. Большинство исцелений связано с возвращением зрения слепым.

Однако сохранились сведения о чудесах от чудотворных икон, начиная уже с 1473 г. - даровании прозрения одной слепой женщине иконой Успения, называемой старой. Имеются сведения о чудесах и в более позднее время: в 1693 и 1708-1709 гг. Исцеления совершаются и поныне, ибо велика вера населения в чудотворные иконы. С весны до осени набожные поклонники посещают храмы Печерского монастыря. Идут они большей частью пешком и даже издалека по обещанию, для благодарения, испрошения помощи, принесения раскаяния или просто для того, чтобы помолиться в доме Пресвятой Богородицы.

Эти иконы не только умиляют своим тихим сиянием украшений. Нет, они во мраке храма сияют прежде всего благостной верой в них самих молящихся. Главная храмовая икона Успения Богоматери писана в 1521 г. псковским живописцем Алексеем Малым. В 1571 г. при игумене Савве она обложена по краям (в житии) украшениями, в середине — ризой. Первое украшение сделано за счет царской казны по повелению Ивана Грозного. Изображения Спасителя и Божьей Матери украшены жемчугом с дорогими каменьями. Икона Умиления Божьей Матери написана некиим иеромонахом Арсением с Владимирской, почему и эта икона называется также Владимирской. В Печерскую обитель она принесена в игуменство преподобного Корнилия. При царе Феодоре Ивановиче она украшена жемчугом и каменьями, алмазами, изумрудами, яхонтами, аметистами в память чудесного избавления города Пскова от Баториевой осады. Также чудотворная икона и Одигитрии (Путеводительницы) Божьей Матери, украшенная жемчугом и каменьями.

Хозяйственная жизнь монастыря


Монастырь видел разные виды в своей хозяйственной жизни в течение более, чем полтысячи лет. Согласно летописи землевладелец Иван Дементьев уступил - в память о себе - удел земли ко храму Пречистой Богородицы для устроения монастыря от самого ручья Каменца к востоку и югу на целое поприще (на версту по старинной мере). На этом-то небольшом клочке земли началась жизнь монастыря, достигшего с течением времени больших имуществ и богатств, дарованных ему щедрой рукой благодетелей и приобретенных монастырским трудом.

Эти пожертвования совершались и в более позднее время. Так, например, в 1868 году Печерский монастырь введен был во владение пустошью Емельяновою (Тайлово тож), отказанною монастырю купчихой Ковриной от 15 сентября 1840 г. В 1888 г. по завещанию купеческой вдовы Даниловой монастырь приобрел дом в г. Острове. В 1889 г. монастырю досталась пустошь Мустищево - по завещанию Герасимова от 1874 г. Эти небольшие примеры из сравнительно позднего времени не только указывают на один из источников богатств монастыря, но и на то, что от времени смерти завещателей проходили многие годы, прежде чем монастырь вступал во владение. Это говорит за то, что наследники оспаривали завещания в надежде получить наследство себе. Но суд стоял на страже закона, и монастырь получал то, что ему оставляли благочестивые люди. То, что было в 19 веке, то происходило и в предшествующие века. От 1571 года до 1721 г. богатства монастыря возросли значительно. Так, ему принадлежали тогда: семь мельниц, лугов и пустошей 14, при самом монастыре было 5 садов яблонных и вишневых, рыбные ловли в 16 местах. В одной версте от монастыря принадлежало ему два скотных двора и при них монастырская пашня, которая пахалась вотчинными крестьянами. Под одну рожь засевалось 60 десятин.

При сельце Логозовичи было пахотной земли 54 десятины. В Печорской слободе было 27 лавок; во Пскове - 10 торговых лавок и 20 дворовых мест. При городе Пскове принадлежало монастырю 44 огородных места и во Пскове 16 огородных мест, в частности, какое количество рыбы ловилось в пользу монастыря, видно из летописи. Так при настоятеле Герасиме по приходо-расходной книге за 7176 (1668) г. значилось щук 1860, язей 500, синцу 37.350 рыб, лещей 16.590 рыб, плотиц-двойников, окуней и плотиц - одинаков: 111.850 рыб. В общей же сумме с 12 исадов7 это составляло 168.150 рыбин. Сверх этого годового оброка с некоторых рыбных мест - ловель представляемо было в обитель, как и во Псков на подворье, к храмовым праздничным дням и крестным ходам «потребное количество рыбы».

Но не только на случайные расходы тратились монастырские деньги. Они шли и на многие другие, обычные монастырские нужды. Так, в монастыре при Рафаиле было служащих 14 человек да разной братии 55 человек, служек монастырских 55 человек, что в итоге составляло 124 человека. Кроме того, при Рафаиле же служебников пеших и с детьми было 99 человек, два пушкаря, 80 человек стрельцов. В монастыре было в это время 34 кельи.

Но обладая имуществами и тратя их на случайные и обыкновенные нужды, монастырь выполнял и другую, более высокую цель - это заботу о людях неимущих. Благотворительность монастыря была поэтому неотъемлемой частью хозяйственной его жизни.

Так, монастырь прежде всего заботился о своих богомольцах. В Печерской слободе, в конце торга или площади, был монастырский гостиный двор: три избы больших с чуланами и сенями, 8 амбаров для приезжих и прихожих богомольцев. Монастырь содержал и содержит, кроме того, богадельни. Несмотря на бедность монастыря в настоящее время, он свято сохраняет завещанный ему от прежних времен обычай - не брать с богомольцев платы за помещения и за пропитание. Монастырь довольствуется добровольными пожертвованиями за приют и соль-хлеб монастырские. Монастырь питал и продолжает поддерживать также нищих.

В XX в. монастырю вместе с Отечеством пришлось пройти через две войны. Но древние традиции, бережно хранимые в монастыре, не были нарушены даже в самые страшные для русского монашества времена. Псково-Печерская обитель промыслом Божиим была по договору 1922 г. отнесена к буржуазной Эстонии и оставалась там вплоть до 1940 г., чем и была спасена от всеобщего разорения и осквернения.

Бедствия, постигшие наше Отечество в годы Великой Отечественной войны, не обошли стороной и обитель. Подверглись разрушениям Трапезная и Братский корпус, стена Михаиловского собора. Другие храмы также пострадали от артиллерийских обстрелов.

Заботы по приведению в порядок монастырского хозяйства в послевоенные годы во многом пришлись на долю архимандрита Пимена, наместника обители с 1949 по 1954 г., а впоследствии ставшего Патриархом Московским и всея Руси. Его труды были продолжены архимандритом Алипием — воином и художником (1959—1975). При нем в 1960 г. была начата реставрация крепостных стен и башен (которые с 1688 г., после опустошительного пожара, стояли непокрытыми, постепенно разрушаясь).

В тяжелое время войны обитель возглавлял игумен Павел (Горшков).

В 1944 г., после освобождения Печор, последовал неожиданный арест 77-летнего игумена Павла. (Вместе с ним были арестованы еще три человека.) Он был приговорен к 15 годам лишения свободы и умер в Сиблаге, на Кемеровщине в 1950 г.

Многие годы туристам, посещавшим монастырь, рассказывали о его мнимом сотрудничестве с гитлеровцами. Лишь спустя 52 года игумен Павел был реабилитирован. Тогда, в первый год войны, братия не случайно выбрала его своим наместником. Благодаря избранной им тонкой и умной линии поведения с оккупационным режимом, сохранилась обитель со всеми ее ценностями и святынями, сохранилась братия. Мало того, уповая на милость Божию, он укреплял своей верой других, организовывал продуктовую помощь пленным красноармейцам в лагерном пункте №134 Пскова, больным и престарелым Псковского дома инвалидов и богадельне на Завеличье. Есть свидетельства и о том, что в войну в монастырских пещерах укрывались советские разведчики. Один из них, при посещении обители в 1984 г., лично подтвердил этот факт.

Так святая обитель-крепость и в минувшей войне оставалась негасимым светильником православной веры, надежной опорой нашим соотечественникам выстоять в это тяжелое для всей страны время.

На территории Псковской и частично Ленинградской областей в период с 1941 по 1944 г. по благословению Экзарха Митрополита Сергия осуществляла свою миссионерскую деятельность Псковская миссия, состоящая из группы священников во главе с протоиереем Кириллом Зайц из Риги.


Комментарии:

1Назад. Поприще - мера длины, равная примерно 1000 больших шагов.

2Назад. Юрьев - название г.Тартув 1030-1224 и 1893-1919 гг.

3Назад. Ревель - официальное название г. Таллинна в 1219-1917 гг.

4Назад. Десятина — основная дометрическая русская мера площади = 2 400 кв.саженей (1,09 га, так называемая казенная). В XVIII - начале ХIХ вв. употреблялась десятина владельческая (хозяйственная) = 3 200 кв. саженей (1,45 га).

5Назад. Ордер - система несущих и несомых частей стоечно-балочной конструкции, их структура и художественная обработка. Существует 5 ордеров: тосканский, дорический, ионический, коринфский и композитный. Ордера отличаются пропорциями, моделировкой форм и декоративными элементами.

6Назад. Годы жизни царя Иоанна Васильевича IV Грозного (1530-1584). В 1587 году царствовал сын Иоанна Грозного Феодор Иоаннович (1557-1598) - последний русский царь из династии Рюриковичей.

7Назад. Исад (древнерус.) - пристань, прибрежный поселок.
Источники: 1. Псково-Печерский монастырь. Исторический очерк. Составил профессор Василий Синайский. 2. «Храмы России». Изд. «Эксмо», 2008 год.
Дата публикации - 20.10.2010

Закладки

| Еще