Интернет-портал по истории и генеалогии

История храмов, монастырей:
Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра

Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра

Вид с Невы на Александро-Невский монастырь.

Вид с Невы на Александро-Невский монастырь.

Александро-Невская лавра. Акварель Карла Петровича Беггрова, 1820-е годы.

Александро-Невская лавра. Акварель Карла Петровича Беггрова, 1820-е годы.

Икона Святого благоверного князя Александра Невского.

Икона Святого благоверного князя Александра Невского.

Петр I, портрет работы французского художника Поля Делароша, 1838 год.

Петр I, портрет работы французского художника Поля Делароша, 1838 год.

Александро-Невская Лавра.

Александро-Невская Лавра.

Благовещенские ворота в Александро-Невской Лавре.

Благовещенские ворота в Александро-Невской Лавре.

Троицкий собор Александро-Невской Лавры.

Троицкий собор Александро-Невской Лавры.

Вид с северо-запада на Александро-Невскую лавру.

Вид с северо-запада на Александро-Невскую лавру.

Митрополичий корпус.

Митрополичий корпус.

Рака с мощами святого благоверного князя Александра Невского.

Рака с мощами святого благоверного князя Александра Невского.

Александро-Невская Лавра.

Александро-Невская Лавра.

В 1380 году, спустя 117 лет после преставления св. благоверного великого князя Александра Невского, его мощи были обретены нетленными и положены с подобающею честью в раке в Рождественском монастыре во Владимире.

Когда император Петр I основал новую столицу на берегах Невы, прославленных победой св. Александра, — Санкт-Петербург, то повелел перенести его честные останки сюда. В 1723 году мощи были перенесены в Александро-Невский монастырь, где покоятся и до ныне на благословение северной столице, обители и всей России.

Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь был основан Петром на Невских берегах одновременно с переездом царского двора в Петербург. Основав обитель во имя св. благоверного князя Александра Невского, защитника Невских земель, ставшего символом Божией помощи в борьбе против иноземных врагов, Пётр тем самым «вверил город чудесному заступлению, охранению против врагов, охранению северных пределов России». Продолжалась Северная война, шведы не теряли надежды на возвращение приневских земель, Западная Европа с недоверием смотрела на победы Русской армии. В этих условиях воспоминание о русском князе, защищавшем принадлежавшие Руси приневские земли в далёком XIII в. имело и большое политическое значение.

Казалось бы, наилучшее место для монастыря в честь Александра Невского — это поле Невской битвы. Здесь, у впадения в Неву реки Ижоры, уже в XIV в. известна деревянная часовня, а затем церковь Александра Невского. В начале XVIII в. стараниями Александра Меншикова церковь была обновлена. Но это отдалённое от новой столицы место не устраивает Петра. По его планам монастырь должен стать новым духовным центром страны, противостоящим богатой древними святынями и монастырями Москве. Видимо, поэтому был найден участок неподалёку от города, но по планировке очень похожий на поле Невской битвы.

В журнале Петра Великого за июль 1710 г. записано следующее: «Государь, будучи в Петербурге, осматривал места, где указал строить монастырь во имя Святой Троицы и святого Александра Невского».

Через два года после окончания Северной войны, 29 мая 1723 г., Петр I посетил вновь устроенный монастырь. В тот же день им было издано постановление: «Обретающиеся во Владимирском Рождественском монастыре мощи св. благоверного великого князя Александра Невского перенести в Александровский монастырь».

...11 августа 1723 г. древний Владимир огласился звоном многочисленных колоколов. Весь город собрался у стен Рождественского монастыря. В этот день после Литургии, согласно Величайшему повелению, рака с мощами св. благоверного князя Александра Невского была помещена в ковчег, богато украшенный и покрытый балдахином темно-вишнёвого бархата с позументами и увенчанный вызолоченным крестом. Было решено нести ковчег через Москву в Тверь до Боровичей посуху, от Боровичей — по Ильменскому озеру, через Новгород по Волхову до Ладоги, оттуда по Неве до Санкт-Петербурга. Сопровождать торжественную процессию Указом Святейшего Синода был назначен настоятель Рождественского монастыря архимандрит Сергий, «яко в первостепенных архимандритах Российских третий градус имеющий». Ему также надлежало наблюдать за тем, чтобы «ковчег с мощами через города и знатные места нести священным чинам». На всём пути следования, процессию встречали толпы народа, стекавшегося для поклонения святыне, в городах служили торжественные молебны. Когда стало ясно, что процессия не успеет в столицу к дню заключения Ништадтского мира, царь повелел поставить ковчег с мощами в Шлиссельбургской каменной церкви. Через год, 30 августа 1724 г., в третью годовщину Ништадтского мира, останки св. князя были торжественно перенесены в Петербург. В Усть-Ижоре, у места Невской битвы, процессию встречал сам Пётр. Ближе к столице к ней присоединились празднично украшенные галеры царской свиты во главе с «ботиком Петра Великого» — родоначальником Русского флота. Под пушечный салют и колокольный звон рака с мощами была торжественно помещена в освящённую к этому событию монастырскую церковь св. Александра Невского.

По окончании строительства главного монастырского храма — собора св. Троицы (в 1790 г.), останки св. князя были торжественно перенесены в собор в нишу за правым клиросом. Над ними была установлена великолепная серебряная рака. Она была сооружена в 1752 г. по указу Елизаветы и украшена надписями М. В. Ломоносова. Саркофаг украшен чеканными барельефами, рассказывающими о важнейших событиях из жизни св. князя. В 1743 г. Елизавета Петровна учредила крестный ход из столичного кафедрального собора в Александро-Невский монастырь. С тех пор ежегодно 30 августа по окончании литургии всё столичное духовенство в белых серебристых одеждах, в сопровождении Владыки, с хоругвями и иконами направлялось по Невскому проспекту к Лавре.

В 1922 г. монастырь лишился своей святыни. Мощи святого князя были изъяты и долгое время находились в музее атеизма. Драгоценная рака оказалась в Эрмитаже. Только летом 1989 г. мощи св. Александра Невского были возвращены церкви, и вновь, как много лет назад, крестный ход прошёл по Невскому проспекту в Троицкий собор Александро-Невской лавры.

С первых дней своего существования Александро-Невский монастырь должен был занять довольно высокое положение. Согласно Петровскому указу «две по Всероссийской Империи лавры, яко то Киево-Печерская и Троицкая Сергиевская, а также и Александро-Невский монастырь о своём первенстве имеют права. А что касается до безчестия оных двух лавр, так же и Александро-Невского монастыря властем, то оных должен положить в равном один против другого градусе». Настоятелем монастыря Пётр назначил Феодосия (Яновского), с 1708 г. выполняющего обязанности временного судьи и администратора духовных дел столицы и новозавоёванной области. С 1712 г. должность администратора становится постоянной, и при нём в Александро-Невском монастыре учреждается специальная канцелярия. Здесь же помещается и обер-инквизитор. В 1720 г. Феодосий был рукоположён в сан епископа Новгородского с оставлением его архимандритом Александро-Невского монастыря. С этого времени эти две должности были объединены, и Невский монастырь стал постоянной резиденцией Новгородского митрополита. Со времени учреждения епархии в 1724 г. должность архимандрита столичного монастыря должен занимать Петербургский епископ, впоследствии с 1783 г. — митрополит Петербургский и Новгородский. В 1797 г. именным указом Павла I монастырь был переименован в лавру.

Александро-Невский монастырь был основан Петром как образцовый. Здесь он хотел претворить в жизнь свою идею «утилитарного» использования монашества для служения миру. Он замыслил монастырь как благотворительное, исправительное, лечебное и учебное заведение. Здесь предполагалось устроить приют для увечных и отставных воинов, для инвалидов Северной войны, безумствующих, и устроить при монастыре госпиталь, в котором должны были нести послушание все иноки. Здесь же Пётр предполагал учредить ' лечебно-исправительное заведение для лиц принудительного лечения и пьяниц. Осуществление всех этих проектов противоречило самому смыслу монастыря как источника духовного света и образца праведной жизни, где главное дело монашества — молитва. По счастью, задачи так и не были осуществлены.

Пётр также предполагал воспитывать испытанных и подготовленных в духе его идей кандидатов в «надежду архиерейства». С этой целью он мыслил устроить при монастыре учёное монашеское братство. В разряд «учёных монахов» предполагалось принимать лиц, достигших тридцати лет и прошедших курс семинарии. Послушания «ученым монахам» определялись в виде чтения книг, перевода Богословских трудов, составления собственных сочинений и произнесения проповедей. Учёные монахи должны были подчиняться особо назначенному монаху — директору, которому предоставлялось второе место после архимандрита. Учёным монахам назначалось большее, чем остальной братии, обеспечение. По окончании курса наук они предназначались к занятию настоятельских должностей в крупных монастырях. Этот проект также не был осуществлён, потому что образованных людей, способных составить подобное братство, было в это время очень мало. Однако в Петровское время монастырь имел значение некоего «семинариума» духовных властей, хотя кандидаты на высшие церковные должности вызывались сюда не столько для повышения образования, сколько для испытания их политической благонадёжности.

С Петровского времени Александро-Невский монастырь стал центром духовного просвещения для столичной епархии. По Высочайшему указу 1719 г. при монастыре была создана первая в столице типография. Первой книгой, вышедшей здесь, было Поучение в день св. Александра Невского. Здесь был напечатан Букварь, печатались книги против раскольников, проповеди, наставления, позднее — переводы и учёные труды, Богослужебные книги.

В 1721 г. распоряжением архимандрита Феодосия велено было «учредить в общую пользу при Александро-Невском монастыре для учёных юных детей чтения и писания Славянскую школу, в которой, как того монастыря служительских детей и посторонних, кто кого отдать похочет, принимая от пяти до тринадцати лет, учить славенскаго чтения и писания по новопечатным Букварям, а потом и грамматики». Главным учебным пособием был «Букварь или начальное учение отроком» Феофана Прокоповича. В 1726 г. на основе школы была создана Александро-Невская Славяно-греко-латинская семинария. Она давала будущим служителям Церкви серьёзное по тем временам общее и Богословское образование. Наставники семинарии занимались также научной и издательской деятельностью. Трудами ректора семинарии иеродиакона Никодима (Пученкова) и архимандрита Иоасафа (Маткевича), ректора Новгородской семинарии, и были подготовлены переиздания Житий святых, составленных святителем Димитрием Ростовским, и Киево-Печерского патерика. После Екатерининской училищной реформы, в 1788 г. Александро-Невская Славяно-греко-латинская семинария была преобразована в Главную Семинарию, а в 1797 г. в Александро-Невскую Академию. Согласно указам Павла I от 18 декабря 1797 г. и 11 января 1798 г., новая академия вместе с существовавшими Киевской и Московской, а также новоучреждаемой Казанской становились высшими Богословскими учебными заведениями, в которые надлежало посылать «из епаршеских семинарий отличивших себя успехами учеников для усовершенствования себя в познании высших наук и образования к учительским должностям». В 1800-1804 гг. префектом Александро-Невской Академии был архимандрит Евгений (Болховитинов), снискавший в дальнейшем известность своими церковно-историческими трудами. В 1809 г. в связи с реформой системы духовного образования в России Александро-Невская Академия была преобразована в Санкт-Петербургскую Духовную Академию.

Братия Александро-Невского монастыря большей частью не была постоянной. Как правило, это были монахи других, провинциальных монастырей, проходившие послушание в столичном монастыре. Такое послушание продолжалось обычно десять лет. Александро-Невский монастырь был своего рода подготовительным этапом для высшего духовенства. Постриженики монастыря часто направлялись отсюда в другие епархии для занятия высоких должностей. Так, пострижеником Александро-Невского монастыря был старший брат митрополита Санкт-Петербургского и Новгородского Гавриила (Петрова) архиепископ Варлаам. В монастыре духовным наставником инока Варлаама был схимонах Досифей, известный своей духовной жизнью. Впоследствии Варлаам был игуменом Спасо-Елеазарова монастыря Псковской епархии, затем архимандритом Новоторжского Борисоглебского монастыря Тверской епархии, а 5 октября 1768 г. был рукоположён во епископа Тобольского и Сибирского. Архиепископ Варлаам снискал большую любовь и уважение тобольской паствы своей подвижнической жизнью, благотворительностью и заботой о мирянах и о духовенстве. При нём впервые тобольские семинаристы были посланы в Санкт-Петербургскую Духовную Академию.

В Александро-Невском монастыре начинал свой монашеский подвиг знаменитый старец Феодор Ушаков. Он происходил из старинного дворянского рода Ушаковых. В молодости служил в Петербурге в Преображенском полку. Молодого офицера ожидала блестящая карьера, но Божий Промысл распорядился иначе. Однажды он стал свидетелем внезапной смерти своего приятеля. Этот трагический случай заставил его увидеть всю тщетность мирской жизни и непрочность земного благополучия. Иоанн решил удалиться от мира и бежал на берега Северной Двины в пустынные северные леса, где провёл три года в посте и молитве. С соизволения Елизаветы Петровны в 1747 г. он был пострижен в Александро-Невском монастыре с именем Феодор. Здесь он вёл строгую подвижническую жизнь и вскоре стал известен в столице своей праведностью. Многие из петербургских жителей всех слоёв общества стали обращаться к о. Феодору за духовными наставлениями. Десять лет провёл о. Феодор в Александро-Невском монастыре, а в 1757 г. перебрался в Саровскую пустынь, трудился для восстановления Санаксарского монастыря и Арзамасской Алексеевской женской общины.

В начале XIX в. в Александро-Невской лавре жил старец схимонах Алексий. К нему приезжал император Александр I перед своей поездкой в Таганрог. Н. К. Шильдер пишет: «Когда дверь кельи отворилась, мрачная картина представилась глазам Государя: пол и все стены до половины были обиты чёрным сукном; с левой стороны у стены виднелось большое Распятие с предстоящими Богоматерью и евангелистом Иоанном; у другой стены кельи находилась чёрная, длинная деревянная скамейка; лампада, горевшая перед иконами, тускло освещала печальное жилище схимника. При входе императора схимник пал перед Распятием и в то же время, обратясь к своему высокому гостю, сказал: "Государь, молись"». За перегородкой в келье «на столе стоял чёрный гроб, в котором лежала схима, свечи и всё, готовое к погребению. "Смотри, — сказал схимник, — вот постель моя и не моя только, а постель всех нас: в ней все мы, Государь, ляжем и будем спать долго"». В разговоре с Государем схимник также сказал: «Ты Государь наш и должен бдеть над нравами. Ты сын Православныя Церкви и должен любить и охранять её. Так хошет Господь Бог наш». «"Многие длинные и красноречивые речи слышал я, но ни одна не понравилась мне, как слова сего старца", — сказал потом Государь сопровождавшему его митрополиту Серафиму». Как знать, может быть, встреча со старцем Алексием повлияла на последующие события. Ведь живо мнение, что в Таганроге Император не умер, а отрёкся от мира и прожил остаток жизни в сибирских скитах под именем старца Фёдора Кузьмича.

Монахи Александро-Невской лавры занимались миссионерской деятельностью среди языческих народов. После возвращения из Китая здесь некоторое время жил о. Иоакинф (Бичурин), бывший в 1807-1820 гг. начальником русской духовной миссии в Пекине. Здесь он готовил к изданию свои труды, имевшие огромное значение в деле становления мировой синологии. О. Иоакинф (умер в 1852 г.) похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Подвиг миссионерского служения в Америке нёс монах о. Гедеон, трудившийся в 1804-1807 гг. в составе православной миссии на острове Кадьяк, и многие другие.

Александро-Невская лавра была резиденцией столичной духовной власти и местом частых паломничеств Царской Фамилии. Здесь нередко совершались торжественные Богослужения в присутствии Августейших особ, и поэтому все монастырские строения и храмы отличались пышностью и великолепием. Монастырские кладбища были самыми привилегированными в Петербурге.

Каменное строительство в монастыре началось ещё при Петре I. Автором «Генерального плана строения» Александро-Невского монастыря был итальянский архитектор Доменико Трезини. Его проект не во всём отвечал православным канонам: фасад монастырского строения и включённый в него главный храм Святой Троицы были обращены к Неве, т.е. на восток, с востока же должен был быть устроен и вход в собор. Это задержало строительство монастыря, которое было завершено только в конце XVIII в.

В 1720-1723 гг. Т. Швертфегер переработал проект Троицкого собора, и в 1744 г. строительство собора вчерне завершено, но вскоре в стенах и сводах образовались трещины, и по приказу Елизаветы от 20 марта 1753 г. собор был разобран до основания и щебень пошёл на усыпку Невского проспекта. Конкурс на проект собора, состоявшийся в 1763 г., не дал положительных результатов. Строительство началось только в 1774 г. по проекту И. Старова и велось при постоянном попечении митрополита Петербургского Гавриила (Петрова). 30 августа в присутствии Императрицы была совершена торжественная закладка нового собора, а ровно через 16 лет, 30 августа 1790 г., его торжественное освяшение Владыкой Гавриилом и перенесение в него мощей св. Александра Невского. Троицкий собор отличался богатством внутреннего убранства, правда, вместо икон его украшали произведения кисти Ван-Дейка, Рубенса, Бассано, многих известных русских живописцев. Монастырь и Троицкий собор часто посещали русские императоры и вносили богатые вклады, среди них золотые священные сосуды, подаренные Екатериной II вскоре после освящения собора, четыре драгоценных престольных Евангелия XVII в., золотой крест, выполненный в 1660 г. для Кириллова монастыря, и даже образ «Моление о чаше», присланный в дар от папы Пия IV Екатерине II. Среди наиболее драгоценных предметов, хранившихся в ризнице монастыря, была корона св. Александра Невского, «сделанная наподобие архиерейской шапки из белых горностаев и пунцового бархата».

Богослужение в Троицком соборе отличалось красотой и торжественностью. Хор митрополичьих певчих в лавре ничем не уступал придворным певчим. Ещё при Петре I в монастыре было введено нотное пение. Указом Императора было повелено списать у певчих государя копии «со всех знаменного напеву переводов, для знания в Невском монастыре клирошанам». В начале XIX в. регентом монастырского хора был протоиерей П. И. Турчанинов, переложивший многие древние и знаменитые напевы на ноты. При Екатерине в лавре было повелено одному иеромонаху, чтецу и певцу отправлять службу на греческом языке.

Старейшая церковь монастыря Благовещенская, расположенная в северо-восточном углу монастырского каре. Она была построена в 1717-1722 гг. Д. Трезини и послужила образцом для более поздних сооружений — Фёдоровской церкви и угловых монастырских башен. Облик её типичен для петербургской архитектуры петровского времени. Церковь двухэтажная. Верхняя освящена 30 августа 1724 г. во имя св. благоверного князя Александра Невского, и до 1790 г. здесь находилась рака со святыми мощами. Нижняя церковь — в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Она служила усыпальницей для особ царствующего дома. Здесь могилы Анны Леопольдовны, сестры Петра I Натальи Алексеевны, здесь был погребён Петр III, перенесённый по указу Павла в 1796 г. в Петропавловский собор. Здесь же находятся могилы видных государственных деятелей XVIII в.: А. В. Суворова, В. В. Долгорукого, А. Г. Разумовского, А. М. Голицына и других, Петербургских епископов Феодосия (Янковского) (1745-1750), Сильвестра (Кулебки) (1750-1761).

Благовещенскую церковь связывает с Троицким собором двухэтажный корпус, построенный Д. Трезини в 1717 г. В 1820 г. в части корпуса была устроена церковь Сошествия Святого Духа. В ней были погребены Санкт-Петербургские митрополиты Михаил (1818-1821), Серафим (1821-1843), Антоний (1843-1848), Никанор (1848-1856) и Григорий (1856-1860).

Симметрично Благовещенской церкви в юго-восточном углу монастырского каре расположена Николо-Феодоровская церковь, служившая усыпальницей для особ грузинской царской фамилии и некоторых епископов, среди которых Евгений Булгарис.

Церкви устроены и на монастырских кладбищах, самое древнее из которых Лазаревское, основанное в Петровское время. Здесь была похоронена сестра Петра Наталья Алексеевна, и над её могилой выстроена часовня в честь Воскрешения Лазаря. После постройки Благовещенской церкви прах Натальи Алексеевны перенесен в неё, а на месте часовни выстроена каменная церковь, ставшая усыпальницей для приближённых царя. На Лазаревском кладбище похоронены видные деятели науки и культуры XVIII в. В XIX в. возникло Тихвинское кладбище с церковью в честь Тихвинской иконы Божией Матери. На нём в 1936 г. уничтожено примерно 9/10 захоронений. Здесь был похоронен известный молчальник монах Патермуфий, скончавшийся на 129 г. жизни. К востоку от монастыря расположено Никольское кладбище с церковью во имя св. Николая Чудотворца (1871). Северную часть его занимает Братское кладбище.

В Митрополичьем корпусе, напротив Троицкого собора (1755-1756, архитектор М. Д. Расторгуев) находились парадный приёмный зал и личные покои Петербургских митрополитов, Крестовая церковь. Позади Митрополичьего корпуса в 1720 г. был разбит регулярный сад. В связи с ростом города в XIX— XX вв. площадь значительно сократилась, и в настоящее время ограничена рекой Монастыркой.

Александро-Невская Лавра сегодня


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра является действующим общежительным мужским монастырём Санкт-Петербургской епархии.

Собственно, возрождение её началось еще в 1956 году, когда Свято-Троицкий собор был передан Русской Православной Церкви и стал действующим приходским храмом г. Ленинграда, любимым местом молитвы и паломничества верующих. При митрополите Никодиме (Рогове, ум. 1978) настоятель собора стал носить титул наместника, а правящий архиерей Санкт-Петербургской епархии стал настоятелем собора. В этом, на первый взгляд, незначительном изменении, была христианская надежда и мудрое предвидение митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова) о будущем монастыря.

Благодатным знамением к грядущим изменениям в судьбе Лавры послужило возвращение 3 июня 1989 года мощей Святого Благоверного Князя Александра Невского - небесного покровителя монастыря и града Святого Петра. Это произошло, когда Ленинградскую кафедру занимал митрополит Алексий (Ридигер), ныне Святейший Патриарх. Высокопреосвященнейшим Алексием, митрополитом Ленинградским и Новгородским, было совершено перенесение из Казанского собора честных мощей Александра Невского. Со звоном Лаврских колоколов крестным ходом сонма духовенства и мирян они были торжественно перенесены на место своего честного положения, благоговейного поклонения и почитания, куда и были они первоначально принесены Петром Великим из Владимира 30 августа 1724 года.

Благодатное возрождение Лавры как монастыря началось летом 1995 года при митрополите Иоанне (Снычеве, ум.1996). Первым наместником монастыря стал старейший клирик Санкт-Петербургской епархии архимандрит Кирилл (Начис) - епархиальный духовник. К этому времени монашествующим был частично передан "Духовской" корпус, где и поселилась немногочисленная братия, состоявшая в основном из постриженников Санкт-Петербургских Духовных школ. Первое монашеское Богослужение состоялось 14 сентября 1995 года. Службу возглавил наместник Лавры архимандрит Кирилл. За неимением достаточного числа братии пел хор из учащихся Духовной Семинарии. Службы совершались каждый день в Никольском храме, расположенном на Никольском кладбище, кроме Воскресных и праздничных дней, когда братия сослужила белому духовенству в Свято-Троицком соборе.

В апреле 1996 года, при правящем архиерее Высокопреосвященнейшем Митрополите Владимире (Котлярове), был назначен новый наместник Лавры игумен Викентий (Кузьмин). 5 апреля 1996 года при участии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, духовенства Санкт-Петербургской епархии, мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, руководства НИИ "Прометей", которому на тот момент принадлежало большинство зданий Лавры, состоялась символическая передача комплекса Лавры. К этому времени уже началась передача Митрополичьего, "Духовского" и "Просфорного" корпусов, окончательная передача архитектурного комплекса Лавры должна была завершиться к 2000 году.

В октябре 1996 года Наместником Лавры назначен архимандрит Назарий (Лавриненко), который был утверждён указом Священного Синода в апреле 1997 года.

3 ноября 1997 года Приходское собрание Свято-Троицкого Собора было упразднено и управление передано Духовному собору Лавры. Был так же принят устав монастыря, назначены основные должностные лица: благочинный, эконом, духовник, ризничий, казначей, секретарь. Лавра начала полноценную монашескую жизнь.

На 1 июня 2002 года братия Лавры составляет 27 человек: архимандрит, 2 игумена, 10 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 2 монаха, 3 инока и 4 послушника.

Со времени своего основания и до самой революции Лавра была тесно связана с Российским Флотом. Большинство иеромонахов, служивших на кораблях, были из насельников Лавры. Символическим началом возрождения и этой традиции стало награждение наместника Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры архимандрита Назария (Лавриненко) медалью "300 лет Российскому Флоту". Это произошло 11 июня 2002 г. Награду вручил вице-адмирал Кудряшов Игорь Васильевич.

27 мая 2009 года в историческом здании Святейшего Правительствующего Синода в Санкт-Петербурге под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви. В ходе него было вынесено решение о назначении митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру двух викарных епископов. Одним из них стал наместник Александро-Невской лавры архимандрит Назарий (Лавриненко).
Источники: 1. Жизнь святого благоверного князя Александра Невского / Александо-Невская Лавра (исторический очерк). Православное издательство ВҌра, Санкт-Петербург, 2009 год.
Дата публикации - 09.11.2010

Закладки

| Еще