Интернет-портал по истории и генеалогии

История храмов, монастырей:
Иоанновский ставропигиальный женский монастырь в Санкт-Петербурге

Иоанновский ставропигиальный женский монастырь в Санкт-Петербурге

Подворье Сурского монастыря в Петербурге.

Подворье Сурского монастыря в Петербурге.

Иоанн Кронштадтский.

Иоанн Кронштадтский.

Фотография начала 1900-х годов.

Фотография начала 1900-х годов.

Иоанновский монастырь. Фото начала 1900-х гг.

Иоанновский монастырь. Фото начала 1900-х гг.

Иоанновский ставропигиальный женский монастырь в Санкт-Петербурге.

Иоанновский ставропигиальный женский монастырь в Санкт-Петербурге.

Престол соборного храма во имя Двенадцати Апостолов.

Престол соборного храма во имя Двенадцати Апостолов.

Иоанн Кронштадтский. Фото в день смерти 20 декабря 1908 года.

Иоанн Кронштадтский. Фото в день смерти 20 декабря 1908 года.

Усыпальница о. Иоанна Кронштадтского.

Усыпальница о. Иоанна Кронштадтского.

Кабинет о. Иоанна Кронштадтского в Иоанновском монастыре.

Кабинет о. Иоанна Кронштадтского в Иоанновском монастыре.

Покои о. Иоанна Кронштадтского в Иоанновском монастыре.

Покои о. Иоанна Кронштадтского в Иоанновском монастыре.

Настоятельница игумения Ангелина.

Настоятельница игумения Ангелина.

Андреевский собор в Кронштадте. Фото Карла Буллы, конец 1890-х годов

Андреевский собор в Кронштадте. Фото Карла Буллы, конец 1890-х годов

Восстановление верхнего собора 1990 г.

Восстановление верхнего собора 1990 г.

Восстановление усыпальницы 1989-1990 гг.

Восстановление усыпальницы 1989-1990 гг.

Восстановление храма прп. Иоанна Рыльского.

Восстановление храма прп. Иоанна Рыльского.

Леушинское подворье в Санкт-Петербурге. Фото К. Буллы, 1894

Леушинское подворье в Санкт-Петербурге. Фото К. Буллы, 1894

Как Ноев ковчег среди моря городского соблазна стоит Иоанновский монастырь. Сюда, к гробнице батюшки Иоанна Кронштадтского, приходят те, кто хочет хоть немного отдохнуть душой, хотя бы на несколько минут забыть тяготы земные, облегчить скорбь, укрепить веру и надежду. Душа человеческая влечется непреодолимой силой к великому добру, живущему в святых людях. Веяние святыни составляет главную притягательную силу: здесь действительно присутствует благодать Божия, — стихает горе, смиряется тревога души. Поэтому не оскудевает людской поток к месту захоронения Праведного о. Иоанна Кронштадтского. Один за другим идут паломники в монастырь за поддержкой и утешением. И подается по молитвам батюшки небесная помощь: Господь ни одну мольбу не оставляет здесь без ответа. Монастырь несет весть о вечной Истине для всех людей во все времена.

Вспоминается пророчество отца Иоанна: «Просветится место это, просветится и из неустроенного будет благоустроенным, из малоизвестного — многоизвестным».

Этому великому молитвеннику и светильнику Церкви Христовой обязан своим возникновением монастырь.

В 1899 году о. Иоанн основал в своем родном селе Сура Иоанно-Богословский женский монастырь. Сестры новой обители часто приезжали в Санкт-Петербург по монастырским делам и поэтому о. Иоанн решил устроить здесь подворье.

Строительство здания по проекту епархиального архитектора Никонова началось весной 1900 года на участке земли, пожертвованном о. Иоанну почетным гражданином Семеном Григорьевичем Раменским.

Быть делопроизводительницей и наблюдать за постройкой о. Иоанн благословил свою духовную дочь, много лет ему известную и преданную — Анну Семеновну Сергееву.

27 октября 1901 года она была пострижена в монашество с именем Ангелины и стала заведующей Сурским подворьем, а уже в 1902 г. была награждена наперсным крестом за успешную деятельность по строительству Обители, возведение которой закончилось в очень короткий срок — всего за 2 года.

Батюшка о. Иоанн принимал близко к сердцу начатое им дело и, насколько это было возможно, часто приезжал на место постройки, с большим вниманием следил за ходом работ. Заботясь о том, чтобы все делалось как можно лучше, он не жалел средств, посылая в распоряжение комиссии большие суммы. Как только стала распространяться весть о построении о. Иоанном Кронштадтским новой Обители, потекли пожертвования на монастырь деньгами, различными материалами и вещами.

Осенью 1901 года были готовы жилые помещения для насельниц и ждали приезда сестер из Сурской обители. Но строительство большого Собора еще не было окончено, поэтому о. Иоанн решил устроить еще один небольшой храм в нижнем этаже здания.

17 декабря 1901 года по благословению Митрополита Антония новая церковь была торжественно освящена самим Батюшкой в честь его Небесного покровителя — преп. Иоанна Рыльского. С этого дня в храме совершались ежедневные
богослужения. Сам о. Иоанн очень часто служил в нем до освящения большого Собора.

В 1902 году Батюшка обратился к Митрополиту Антонию с просьбой о переименовании Сурского подворья в «Санкт-Петербургский женский монастырь Двенадцати Апостолов». Высокопреосвященнейший Владыко поддержал его прошение и обратился в Синод, предлагая назвать новый монастырь Иоанновским в честь преп. Иоанна Рыльского. Батюшка с радостью и благодарностью встретил это предложение.

17 декабря 1902 года митрополит Антоний в сослужении епископа Гдовского Константина, о. Иоанна и многочисленного собора духовенства освятил главный престол Соборного храма во имя Святых Двенадцати Апостолов.

Пламенной молитвой благословил Батюшка монастырь:

«Благодарю Господа за радость освящения моего великолепного храма, который Он дал мне устроить и украсить в столице России — Петербурге. Как бы чудом каким явился он на берегу реки Карповки — притоке царственной великолепной Невы-реки. Да прославляется здесь Имя Господне до скончания века, — и да процветает в Обители вера благочестивая и жизнь благочестивая сестер монахинь, да соберет новый храм в стенах своих множество благочестивого народа для молитвы и прославления Господа и для утверждения в благочестивой вере».

В начале следующего года определением Святейшаго Синода Сурское подворье получило статус самостоятельного женского монастыря, а матушка Ангелина была назначена настоятельницей Обители.

Вскоре епископом Константином в сослужении о. Иоанна и многочисленного духовенства были освящены боковые приделы Собора:
правый (24.04.1903) во имя Казанской иконы Божией Матери;
левый (14.10.1903) во имя преподобного Андрея Критского и преподобной Марии Египетской.

На втором этаже под алтарем главного Собора были устроены покои основателя монастыря, которые сохранялись в неприкосновенности вплоть до закрытия Обители.

Вскоре после этого было дополнительно возведено еще два монастырских корпуса. В них размещались мастерские — иконописная и рукодельная, приют для девочек-сирот, фотография, типография, лечебница, где около двухсот человек в год получали бесплатное лекарство, и лазарет на 10 коек.

Перед монастырем с восточной стороны был разбит небольшой сад, а с западной стороны находился образцовый огород, с которого сестры ежегодно снимали большой урожай.

В 1903 г. был устроен Вауловский Успенский скит в Борисо-Глебском уезде Ярославской губернии.

Сам Батюшка любил называть себя «Божиею милостию строитель Иоанновского монастыря».

Священник Иоанновского монастыря о. Иоанн Орнатский позднее вспоминал:

«Много трудов, тревог и забот принял Батюшка, стараясь устроить возможно лучше как самую Обитель, так возвысить и духовную жизнь ея насельниц. Господь помог ему насадить и вырастить могучее, многоветвистое, плодоносное дерево, под сенью которого будут укрываться и спасаться от житейских бурь и непогоды многие и многие благочестивые души во все века, пока будет стоять Святая Обитель. Не мало видел Батюшка утешения и радости от преданных ему всей душой сестер Обители, начиная с настоятельницы, а также в службе Божией, во время совершения Божественной Литургии. Он часто говаривал, что чувствует себя здесь, как у себя дома. Приезжал в монастырь иногда усталый, измученный и говорил, что он приехал отдохнуть.»

Эту поистине свою обитель праведник выбрал местом своего упокоения и обратился к митр. Антонию с особым прошением об этом. 15 декабря 1904 г. Николай II написал на его докладе: „Разумеется, желание почтенного о. Иоанна Сергиева будет исполнено".

20 декабря 1908 г. великий праведник и молитвенник отошел ко Господу. 22 декабря при многочисленном стечении народа тело почившего было перевезено из г. Кронштадта в Санкт-Петербург и погребено в храме-усыпальнице, устроенном в подвальном этаже здания монастыря. Прощание со святым Пастырем превратилось в самые грандиозные похороны того времени.

Старые петербуржцы вспоминали, что на похоронах императора Александра II присутствовало около 10 тысяч человек; до 30 тысяч провожали в последний путь писателя Ф. М. Достоевского. Но никто не мог вспомнить такого множества скорбящих православных верующих (не менее 60 тысяч человек), как это было на похоронах кронштадтского пастыря. Средства на строительство храма-усыпальницы пожертвовала Анна Яковлевна Лежоева.

В 1907 г. она стала насельницей Иоанновского монастыря, была пострижена в мантию с именем Иоанна и исполняла обязанности казначеи Обители.

С первого же дня после погребения Батюшки к его гробнице началось массовое паломничество. С раннего утра до позднего вечера в его храме-усыпальнице совершались панихиды и редкий православный, прибыв в столицу, не приходил сюда помолиться. Только в первый год после его кончины монастырь посетили 80 архипастырей, свыше 4000 священников. В усыпальнице с утра до вечера непрерывно служились панихиды и многие по своей вере получали чудесные исцеления.

Обитель быстро росла и ко времени революции число насельниц вместе с Вауловским скитом составляло 350 человек.

16 мая 1910 г. состоялась закладка каменной часовни на углу наб. р. Карповки и Иоанновского переулка, а 30 июня 1911 г. епископ Нарвский Никандр освятил часовню во имя преподобного Серафима Саровского. В 30-е годы она была уничтожена. Спустя многие годы, уже в наши дни, по благословению Святейшаго Патриарха Алексия она была воссоздана по архивным чертежам на другом месте (на углу Иоанновского пер. и ул. Проф. Попова) в честь Покрова Божией Матери в 1999-2000 гг.

Всем обширным монастырским хозяйством и жизнью Обители руководила матушка игумения Ангелина.

Монахиня Вероника (Врасская-Котляревская) позднее вспоминала:

"Батюшка, отец Иоанн Кронштадтский, не мог ошибиться, да и не ошибся, поставив именно ее во главе своей обители. Тихая, задумчивая, молчаливая, смиренная, большая молитвенница — она никогда не пыталась добиться послушания властным окриком или строгим поступком. Лучшие монахини понимали и ценили ее. Одна из них рассказывала: "Вот, поспорят и поссорятся сестры; кто-нибудь из них вспылит или вообще сделает какой-либо нехороший поступок. Матушка зовет к себе провинившуюся. Та идет еще полная гнева, готовая к отпору, а Матушка станет мирно расспрашивать ее, как она живет, о чем думает. В самую глубину души заглянет. И сестра уходит от нее успокоенная, утешенная, с полным сознанием своей вины и недостоинства, хотя Матушка ее ни в чем не упрекнула".

За свои труды Матушка была дважды удостоена золотых наперсных крестов из кабинета Его Императорского Величества. 28 августа 1912 г. она была представлена в Петергофе вместе с членами Святейшего Синода императору Николаю II. 28 марта 1913 г. в обители состоялось светлое торжество в честь 10-летия пребывания Матушки Ангелины в сане игумении. Литургию и благодарственный молебен совершил архиепископ Вениамин (Казанский). В этот же день игумению посетили и поздравили Патриарх Антиохийский Григорий IV, а также митр. Макарий и архиепископ Евлогий. Впоследствии патриарх Тихон наградил Матушку Ангелину почетной грамотой в связи с 15-летием ее игуменства.

Согласно первоначальному проекту, кладбище при монастыре не предусматривалось. На недоуменный вопрос игумении Ангелины Батюшка ответил: „Моим сестрам не понадобится кладбище, они как птицы разлетятся по свету". Он предвидел, что почти все монахини в 1920-1930-е годы окажутся в лагерях и ссылках.

Но, тем не менее, многие почитатели о. Иоанна, благоговея перед памятью дорогого Батюшки, желали быть погребенными рядом с его гробницей. По просьбе Матушки Настоятельницы в 1914 г. был составлен и утвержден проект храма-усыпальницы для почитателей и благотворителей Обители, но его строительству помешала начавшаяся I мировая война.

В обители часто совершались архиерейские богослужения.

В заупокойных службах в день кончины о. Иоанна в 1915-1916-х годах принимали участие митрополит Петроградский Питирим, митрополит Московский Макарий, митрополит Киевский Владимир, архиепископ Тверской Серафим (Чичагов), архиепископ Финляндский Сергий, архиепископ Литовский и Виленский Тихон (Белавин) и другие. Многие из этих святителей закончили свой земной путь как новомученики и исповедники.

В конце 1917-1918-х гг. вел. кн. Иоанн Константинович пел, а также иподиаконствовал в Иоанновском монастыре. Здесь же он был посвящен в священники весной 1918 г. за 3 недели до своего ареста и ссылки на Урал, где он принял мученическую кончину вместе с вел. кн. Елизаветой Федоровной и другими мучениками Царского Дома.

Революционные потрясения 1917 года разрушили вековой уклад российской жизни. И в то же время именно эта эпоха явила миру тысячи новых мучеников и исповедников российских. Сестры Иоанновской обители прошли через все огненные испытания как истинные воины Христовы.

В сентябре 1918 г. был расстрелян вместе со своими 2 сыновьями большой почитатель о. Иоанна Кронштадтского, близкий к Иоанновскому монастырю, настоятель Казанского собора, новомученик, протоиерей Философ Орнатский. Сохранилось устное предание, что тогда же чекисты схватили и 5 монахинь обители — Ариенну, Иоанну, Евтропию, Глафиру и Павлу. Их расстреляли в монастырском саду, около часовни.

Все последующие годы стали временем постоянной борьбы сестер и прихожан за сохранение монастыря.

В 1919 г. в соответствии с требованиями новой власти монастырь был реорганизован в трудовую артель и создана община во главе с церковноприходским советом, который возглавил священник Дмитрий Федоров, настоятель монастырских храмов. Почетной председательницей общины являлась Матушка Ангелина, которая в этих сложных условиях по-прежнему руководила жизнью монастыря.

В 1922 г. Матушка была взята под домашний арест и находилась под следствием в связи с проходившим тогда громким процессом против петроградского духовенства по делу об изъятии церковных ценностей.

18 апреля 1923 г. специальная комиссия под председательством зав. отделом управления Петрорайисполкома приняла решение: „Иоанновский монастырь как таковой закрыть и ликвидировать".

Вскоре все насельницы были выселены из здания монастыря, которое было передано под рабочее общежитие. В 1926 г. храмы Обители были переданы в ведение Государственного научно-мелиорационного института, а помещение усыпальницы было замуровано.

Сестры расселились по разным адресам небольшими общинками. Часть из них жила при церкви „Всех скорбящих радость", часть — при храме Алексия человека Божия, а часть сестер, несмотря ни на что, осталась в Обители, добившись разрешения жить на чердаке и в подвальном помещении здания монастыря.

Духовное руководство сестрами вплоть до своей кончины продолжала осуществлять игумения Ангелина. Незадолго до смерти она приняла схиму и была похоронена на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры 8 февраля 1927 г.

По свидетельству келейницы прп. Серафима Вырицкого монахини Вероники (Врасской-Котляревской) «спустя некоторое время, Лаврский старец схимник Серафим видел сон: к нему пришли три игумении — основательница Дивеева, мать Александра, Шамординская настоятельница и недавно скончавшаяся игумения Иоанновского монастыря мать Ангелина. Они беседовали с ним и сказали, что им хорошо, что они вместе утешаются в Горних обителях, благословили, передали благословение его духовным детям и исчезли".

В начале 1930-х гг., когда начались массовые репрессии против духовенства и монашествующих, все сестры и священнослужители монастыря были арестованы и осуждены на ссылку в лагеря на Север и в Среднюю Азию.

31 января 1931 г. был арестован и в апреле 1931 г. расстрелян духовник о. Иоанна Кронштадтского архим. Иаков (Аржановский), до своего ареста окормлявший часть сестер Иоанновского монастыря.

Протоиерей Иоанн Орнатский был арестован в 1936 г. и приговорен к 5 годам лагерей.

Так трагически прервалась история Иоанновской обители.

Видя вновь благолепную, процветающую обитель, трудно представить, что всего несколько лет назад стояла мерзость запустения на Святом месте. Монастырь представлял собой печальное зрелище. В здании размещалось более двадцати организаций. Соседствовали: театр и вычислительный центр, ДОСААФ и бомбоубежище, общежитие и райтрест столовых и др. Вся структура помещения была нарушена. В этом хаосе невозможно было почувствовать гармонии, в которой изначально строился монастырь.

И даже в этот скорбный период верующие приходили сюда, тайком молились у подвального окна усыпальницы дорогого батюшки. Казалось, что монастырская жизнь безвозвратно ушла в прошлое, но ... Возрождается обитель.

Молитвенным предстательством святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, трудами и авторитетом Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в бытность его митрополитом Ленинградским и Новгородским была открыта эта обитель. И никто не мог представить, какие славные и радостные страницы Патриаршего окормления будут в ее истории.

Монастырь был передан как подворье Пюхтицкому Успенскому женскому монастырю.

В ноябре 1989 г. началось восстановление. Не покладая рук трудились пюхтицкие монахини во главе со старшей сестрой — монахиней Георгией. В храме Иоанна Рыльского стала совершаться служба. Ко всеобщей радости открылся для паломников храм-усыпальница о. Иоанна Кронштадтского.

Возрождение монастыря промыслительно началось во время прославления Святого Праведного о. Иоанна.

7 июня 1990 г. Поместный Собор избрал владыку Алексия Патриархом Московским и всея Руси, и на этом же соборе было принято постановление причислить к лику святых Русской Православной Церкви о. Иоанна Ильича Сергиева.

В „Слове на закрытии Поместного Собора митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, новоизбранного Патриарха Московского и всея Руси" от 8 июня 1990 г. говорилось: „Нахожу подкрепление в предстоящем мне служении еще в том, что вступление мое на Престол Московских святителей соединилось во времени с великим церковным торжеством — прославлением Святого Праведного Иоанна Кронштадтского, чудотворца, чтимого всем православным миром, всей святой Русью, место погребения которого находится в городе, который до сего времени был моим кафедральным градом". Было явлено особое покровительство молитвенника земли Русской над Первосвятителем Русской Церкви, создателя обители над ее воссоздателем. Неразрывно связались судьбы Святейшего Патриарха и обители Иоанна Кронштадтского.

14 июня, через несколько дней после интронизации, Святейший Патриарх Алексий II прибыл в северную столицу, чтобы совершить прославление праведного Иоанна в городе на Неве. Большой собор Святых Двенадцати Апостолов еще только начал реставрироваться, а малый храм не мог вместить и мизерной части желающих, поэтому торжества прославления проходили под открытым небом. У стены, куда прежде втайне приходили верующие, был устроен широкий деревянный помост, устланный коврами. На аналое были положены две большие иконы: древний образ Спасителя и новопрославленного праведного Иоанна. И вот оттуда Святейший Патриарх Алексий и сослужившие ему архиереи и хор ленинградского духовенства, а за ними и все собравшиеся христиане впервые соборно, открыто исповедали праведника праведником: «Святый праведный отче наш Иоанне, моли Бога за нас!".

В этот знаменательный день множество верующих заполнило набережную перед монастырем и противоположный берег р. Карповки. Святейший Патриарх Алексий огласил Деяние Поместного Собора о причислении к лику святых праведного отца Иоанна, Кронштадтского чудотворца. После чтения Деяния и чина освящения иконы святого был совершен торжественный молебен новопрославленному угоднику Божию. Затем Патриарх Алексий обратился к собравшимся с первосвятительским словом: „Преосвященные архипастыри и всечестные пастыри! Дорогие братья и сестры! Дорогие жители города на Неве! Поздравляю всех вас с церковным торжеством — прославлением великого угодника Божия Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Вознося ему усердные молитвы, мы верим — он всегда будет предстателем за всех призывающих его, за Святую Церковь нашу, за Отечество наше, за тех, которые с верою и упованием будут прибегать к его помощи и заступлению.

Сегодня мы впервые за много лет собрались перед стенами Иоанновского монастыря, куда с момента погребения Святого Праведного Иоанна Кронштадтского шли люди поклониться месту его упокоения, попросить его молитвенного предстательства на свой жизненный путь. Эта обитель пережила разорение, запустение, но тропа народная не зарастала к святому месту погребения великого праведника: приходили люди Божии, приносили цветы, ставили свечи, испрашивали благословения.

По милости Божией прошли тяжелые времена для Церкви Христовой. Вновь открываются святые обители и храмы Божии. Вновь зажглась лампада в Свято-Иоанновском монастыре, в усыпальнице Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Возобновляется в обители монашеская жизнь, совершаются службы Божии. Нами уже освящен храм во имя Преподобного Иоанна Рыльского. Постепенно будет восстанавливаться и верхний храм во имя Собора Двенадцати Апостолов. А сегодня впервые будет открыт доступ к усыпальнице в крипте Иоанновского монастыря. Много еще трудов нужно понести, чтобы возродить, восстановить обитель во всем ее благолепии.

В благословение обители Иоанновской я хочу передать древний святой образ Спасителя, перед которым мы сегодня совершали молебное пение. Я хочу этим образом осенить всех вас, собравшихся здесь, чтобы прославить Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Пусть Господь Спаситель по молитвам праведного отца нашего Иоанна Кронштадтского хранит всех вас в мире, любви, здравии, благополучии и взаимной терпимости. Мы должны помогать друг другу, чтобы милосердие и благотворительность вернулись в нашу жизнь. Мы должны помнить и не забывать тех, которые больны, одиноки, немощны и стары, нуждаются в человеческой заботе, попечении, проявлении сострадания и милосердия. Эти добродетели явил в своей жизни, в своем пастырском служении Святой Праведный Иоанн Кронштадтский, молитвенное прославление которого мы сегодня с вами торжественно совершаем.

Да благословит всех вас Господь по его святым молитвам умножать добро, правду, духовно совершенствоваться и возрастать о Господе. Еще раз всех вас поздравляю с праздником, с нашим церковным торжеством, торжеством нашего славного града, с торжеством всей нашей Русской Православной Церкви, всего православного мира. С праздником!".

Летом и осенью 1990 г. в монастыре продолжались большие ремонтно-реставрационные работы. Была восстановлена келия первой настоятельницы игумении Ангелины. Велась реставрация покоев о. Иоанна Кронштадтского, где сохранилось очень немного (в том числе печь начала XX века). По немногим сохранившимся фотографиям восстанавливались интерьеры. 30 октября 1990 г. состоялось поднятие первого креста на купол собора Двенадцати Апостолов. В храме-усыпальнице к этому времени уже были установлены воссозданный по старинным фотографиям иконостас и надгробие над могилой Кронштадтского пастыря.

21 марта 1991 г. были подняты 3 креста над малыми куполами храма во имя Двенадцати Апостолов.

Вскоре, 24 марта 1991 года, по благословению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II монахиня Георгия была возведена в сан игумении и поставлена настоятельницей Горненской обители святого града Иерусалима.

Старшей сестрой в обители на Карповке была назначена монахиня Серафима (в миру Татиана Константиновна Волошина). Начало своей монашеской жизни матушка положила в Пюхтицком монастыре. Благословением Первосвятителя она была пострижена в мантию с именем Серафимы и поставлена во главе Иоанновского монастыря.

Казалось, что нужен огромный срок, чтобы привести обитель в должный порядок. Здание находилось в плачевном состоянии, так как ремонт не производился здесь со времени изгнания монахинь, т. е. все 70 лет. Но, с Божией помощью, постепенно, монастырь стал возрождаться.

В начале 1991 г. в обители проживало 14 сестер из Пюхтиц, которые обеспечивали себя и кормили рабочих реставрационного центра Московской Патриархии. Со временем в монастыре собралось и новое поколение сестер, которые стали карповскими насельницами.

Восстановление храма продвигалось очень быстро, несмотря на огромный объем работы. Было вывезено около 500 машин мусора. По сохранившимся старинным фотографиям восстанавливался интерьер главного собора. Был изготовлен резной дубовый иконостас — точная копия прежнего. Большую помощь оказали верующие города. Все хотели сделать что-нибудь для дорогого Кронштадтского пастыря.

12 июля 1991 г. на престольный праздник Святейший Патриарх Алексий II совершил освящение храма во имя Собора Двенадцати Апостолов. Первосвятитель также самолично возглавил чин освящения и поднятия креста на главный купол собора.

6 ноября 1991 г. в обители состоялось торжественное освящение правого придела верхнего храма во имя Святого Праведного о. Иоанна Кронштадтского. Затем в соборе была совершена Божественная литургия. После богослужения Патриарх Алексий II принял в своих покоях главу Российского Императорского дома князя Владимира Кирилловича Романова и его супругу княгиню Леониду Георгиевну.

25 декабря 1991 г. Свято-Иоанновский женский монастырь по определению Священного Синода стал самостоятельным и приобрел статус ставропигиального. 29 апреля 1992 г. старшая монахиня Серафима была возведена в сан игумении и назначена настоятельницей. Предстояло сделать еще очень много для восстановления обители. Необходимо было организовать полную передачу в ведение монастыря помещений, занимаемых арендаторами. Монастырь заботился и о благоустройстве жильцов, освобождавших здание. В ходе ремонта ликвидировали всевозможные перегородки, стены, двери, чуждые изначальной планировке и искажавшие внутренний вид обители. Одновременно нужно было заниматься благоустройством территории и монастырского садика.

Явственно чувствовалась помощь Божия в благом и богоугодном деле возрождения святыни. Как и при жизни батюшки обитель получала народные пожертвования. Не только отдельные граждане, но и организации стремились материальной поддержкой участвовать в возрождении монастыря. Благодарные насельницы за каждым богослужением молятся о благодетелях.

В праздник Тихвинской иконы Божией Матери 9 июля 1992 г. Святейший Патриарх Алексий II возжег в обители священный огонь, привезенный от Гроба Господня в Иерусалиме, а затем принял участие в освящении и подъеме последнего, шестого по счету, креста на купола верхнего монастырского храма во имя Собора Двунадесяти Апостолов.

По милости Божией восстановление главной части монастырского комплекса вместе с храмами произошло довольно быстро, но остальные корпуса постепенно возвращались обители и поэтому для восстановления всего архитектурного ансамбля потребовалось более 10 лет. И сейчас, уже в наши дни, сестры стараются не только возрождать, но и продолжать традиции устроителей обители.

В 1999 г. исполнилось уже 10 лет с тех пор, когда Святейший Патриарх Алексий, будучи еще митрополитом Ленинградским и Новгородским, совершил освящение храма прп. Иоанна Рыльского. К этому памятному событию все стены и своды храма были покрыты росписями, так как согласно сохранившимся проектам еще в 1910-е гг. в обители предполагалось расписать храмы, но тогда помешала начавшаяся вскоре Первая Мировая война, а затем и революция. И вот теперь, спустя много лет, по благословению Его Святейшества храм был не только возрожден, но и заново расписан.

В 2002 г. к 100-летию освящения собора Двенадцати Апостолов был произведен его капитальный ремонт и храм был выкрашен в четыре цвета.

В 1999-2000 гг. по благословению Святейшего Патриарха Алексия в ограде обители был воссоздан храм-часовня в честь Покрова Божией Матери, а также возвращен обители и отремонтирован последний из оставшихся монастырских корпусов. Теперь в его стенах разместились классы воскресной школы, монастырские мастерские и гостиница для паломников.

В 27 км от Санкт-Петербурга, в живописном месте на возвышенности стоит храм святой мученицы Софии, построенный графами Андреем и Григорием Шуваловыми в 1826-1840 гг. и освященный 8 августа 1840 г. Многие годы церковь служила родовой усыпальницей Шуваловых. После 1917 г. ее владельцы эмигрировали во Францию. В 1918 г. храм стал приходским. Его настоятелем в послереволюционные годы служил священник о. Василий Иконников. В мае 1936 г. церковь закрыли и первоначально передали под клуб. После войны в церковном здании размещался склад горючих веществ. В 1960-х гг. оно сильно пострадало от пожара, произошедшего в результате взрыва хранившихся там материалов. Были повреждены несущие конструкции, укреплявшие главный, северный и южный входы.

В 1992 г. по благословению Его Святейшества, Святейшего Патриарха Алексия монастырем был приобретен участок земли вместе с храмом свв. мцц. Веры, Надежды, Любви и Софии в поселке Вартемяки. К этому времени церковь находилась в аварийном состоянии, и, по мнению многих специалистов, легче было построить новый храм, чем восстанавливать старый. Богослужение на подворье первоначально совершалось в маленькой домовой церкви, а не в храме. У насельниц появилось много новых забот. Не успел окончиться ремонт в главном здании монастыря, как пришлось начать работы по восстановлению разрушенной церкви. Испросив благословение Божие на труды, сестры стали осваивать подворье.

К лету 1996 г. ремонт храма был закончен. 9 июля, в праздник Тихвинской иконы Божией Матери, Святейший Патриарх Алексий II освятил восстановленную церковь. Первосвятитель совершил в ней в сослужении владыки митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира первую Божественную литургию, после которой вручил благотворителям и благоустроителям храма церковные награды. С тех пор в возрожденном храме постоянно совершается богослужение и он служит духовным утешением для всех жителей близлежащих окрестностей.

С самых первых дней восстановления обитель находится под постоянным попечительством и заботой Первосвятителя Русской Православной Церкви. Святейший Владыко, приезжая в Санкт-Петербург, всегда останавливается в Иоанновском монастыре. Обитель на Карповке воистину является Петербургским домом Его Святейшества, покои которого располагаются в бывших покоях отца Иоанна Кронштадтского.

Приезд Святейшего Патриарха в монастырь — всегда радость для насельниц. Особенно дорого сестрам, что цель визитов Первосвятителя не только официальная, но и личная — посещение своего монастыря. Он совершает монашеский постриг сестер, осматривает мастерские, келии, следит за восстановительными работами, общается с насельницами.

В памяти сестер и прихожан обители многочисленные богослужения, возглавляемые Святейшим Владыкой, запечатлелись как торжественные и величественные праздники, на которые собирается духовенство города и множество благочестивых мирян.

Забота Первосвятителя о монастыре не прекращается с Его отъездом. Он интересуется внутренней жизнью обители, где все делается по Его благословению. Его первосвятительские молитвы поддерживают насельниц. В свою очередь, ставропигиальная обитель молится о Предстоятеле Церкви. Происходит непрерывное духовное общение, перед которым расстояние бессильно.

Чудесным знамением Божественного Покрова над обителью явилось обновление иконы Пресвятой Богородицы. Перед освящением главного монастырского храма в честь Двенадцати Апостолов (июль 1991 года) сестры-монахини обратились к приходам с просьбой пожертвовать иконы. Когда настоятельница и казначея приехали в Никольскую церковь на Большеохтинском кладбище, их провели в помещение, где хранились старые иконы и предложили выбрать любые. Матушка Серафима обратила внимание на стоявшую между стеллажами большую икону с полукруглым завершением и подняла ее. Изображение было совершенно темным. На холсте, натянутом на деревянный подрамник, с трудом удалось различить фигуру Божией Матери, держащей Свой Покров. Икону привезли в монастырь и поместили в алтаре храма Собора Двенадцати Апостолов — по своей форме она подходила к одной из алтарных ниш. Вскоре после Пасхи алтарница заметила, что Лик Пречистой Девы на иконе Покрова просветлел. Затем образ стал постепенно обновляться сверху вниз, от Лика к стопочкам Богоматери. Священнослужители видели, как каждый день небольшой участок иконы просветлялся, краски становились яркими и насыщенными, а мелкие трещинки сами собой зарастали. К Пятидесятнице почти все изображение обновилось. Икона из грязно-серой стала небесно-голубой. Сама Матерь Божия засияла неземной красотой.

Об этом чуде настоятельница монастыря игумения Серафима сообщила Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, который благословил перенести икону в храм для всенародного поклонения и еженедельно петь пред ней акафист Покрову Божией Матери, что и совершается ныне каждую пятницу после вечернего богослужения.

Дивный образ очень почитается сестрами обители и прихожанами. Пресвятая Богородица изображена стоящей на облаке и простирающей над землей Свой Покров. Вокруг нимба надпись: "Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным Твоим омофором", а внизу иконы — строка из акафиста: „Радуйся, безматерних сирот незримая Воспитательнице". Очи Заступницы наполнены слезами. Архиепископ Серафим (Соболев) в Слове на праздник Покрова говорит: „Как же Божией Матери не скорбеть и не плакать о нас? Ведь Она нас больше любит, чем наша родная мать; ведь Она всегда с нами во время наших болезней, всяких бедствий и скорбей, когда мы обращаемся к Ней, умоляя о помощи".

Позже открылось еще одно знаменательное обстоятельство. На обратной стороне холста обнаружили надпись: „Писал сию икону священник Иоанн Смирнов. 1908 г. Лесна". Как известно, Леснинский монастырь, расположенный на территории Польши, находился под духовным окормлением Святого Праведного Иоанна Кронштадтского, который так трогательно отзывался об этой обители: „Она — моя питомица была и есть". Инокиня Леснинского монастыря Параскева рассказывала:

„При сооружении Иоанновского монастыря делали пристройки жилого корпуса. Приехавший как-то отец Иоанн посетил постройку и сказал: „Прибавьте, прибавьте для Леснинских монашенок". Никто тогда ничего не понял, но воля отца Иоанна была выполнена, и пристройка была увеличена.

И что же, через несколько лет после кончины отца Иоанна, во время Германской войны, после эвакуации западного края, где находился Леснинский монастырь, часть сестер его в числе 40 человек нашли себе приют в пристройке Иоанновского монастыря. Тогда только вспомнили пророческие слова отца Иоанна и поняли, к чему он это сказал".

Долгое время оставалось тайной, когда именно образ Покрова из Лесны был привезен в Петербург и где находился на протяжении многих десятилетий. Но по дивному Промыслу Божию икона, связанная с памятью батюшки Иоанна, пришла в монастырь его имени, где и совершилось ее чудесное обновление.

А вскоре обнаружилось еще одно обстоятельство. Оказалось, что в Никольском храме, где хранилась икона Покрова, долгое время служила алтарницей монахиня Агапита, постриженица Иоанновской обители. Видимо, ее стараниями была сохранена икона Покрова, так же как и другие иконы, связанные с Иоанновским монастырем. В 1998 году из запасников этого храма в обитель была передана еще одна святыня — икона Божией Матери Одигитрия, — «подобие чудотворной Афонской, писанная и освященная на Афоне ... в дар высокочтимому Протоиерею И. И. Сергиеву...» — как указано на ее обратной стороне. Так, по милости Божией, несмотря на многие годы разорения и забвения не прерывается духовная связь между прошлым и современным поколением Иоанновских сестер.

В 2000 году для иконы были переданы в дар частицы Покрова и пояса Пресвятой Богородицы, которые были помещены в ее киоте.

Имя Святого Пастыря дорого сердцу каждого верующего и все, что связано с Великим Праведником, является большой святыней. В обители хранится облачение Дорогого Батюшки, подаренное схиархимандритом Зосимой, который в детстве имел счастливую возможность общаться с Иоанновскими сестрами после их возвращения из ссылки. Духовником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря схиархимандритом Александром (ум. 1999 г.) нашему монастырю была передана в дар митра святого праведного о. Иоанна Кронштадтского.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия в 2001 г. в обитель была передана еще одна святыня — уникальный прижизненный портрет Святого Праведного отца Иоанна Кронштадтского. Теперь единственное прижизненное изображение Великого Праведника находится в монастыре, где покоятся его святые мощи.

Воистину духовным центром всего монастыря можно назвать Усыпальницу дорогого батюшки о. Иоанна Кронштадтского. Одним из самых глубоких впечатлений, неизгладимо врезающихся в душу народную, являются подвиги благочестия праведных людей. Сколько-нибудь верующая, сколько-нибудь способная к восприятию благодатных впечатлений душа радостно трепещет при приближении к месту погребения праведника. И сестры во всех своих монашеских скорбях и бедах обращаются с молитвой к батюшке и всегда чувствуют его незримое ходатайство.

Тысячи и тысячи богомольцев-паломников стекаются сюда: русские, греки, украинцы, югославы, французы, финны, американцы. Имя Кронштадтского пастыря известно ныне во всем мире. У гробницы дорогого батюшки ищут и находят для себя укрепление в вере и решимость к трудам православные архипастыри и пастыри.

Еще одним из подтверждений святости батюшки Иоанна являются чудеса, творящиеся по его молитвам. Совершались они при его жизни, совершаются они и поныне. Множественные случаи благодатных исцелений записываются и хранятся сестрами. Зафиксированы исцеления от паралича, опухоли, психических заболеваний, ожогов, туберкулеза, расслабления мышц и т. п. Велико чудо исцеления телесного, но неоценимо выше преображение души человеческой! Сколько приходило к гробнице батюшки людей с искалеченными судьбами, запутавшихся в земной суете... И открывалось их сердце к Божественному Свету, к Благовещению Христову.

Нынешними насельницами молитвенно чтится память строительницы и первой настоятельницы монастыря. Матушка схиигумения Ангелина с сестрами ежедневно поминается за проскомидией. В день ее памяти ежегодно сестры ездили служить панихиду на могилке Матушки на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры. Желание перенести честные останки Матушки в храм-усыпальницу было у сестер обители на Карповке со дня ее возобновления, однако это как-то все время откладывалось.

В октябре 1997 года настоятельница монастыря игумения Серафима обратилась за благословением к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию, который одобрил намерение возродить память первой строительницы обители перенесением ее честных останков в храм-усыпальницу. Были поданы соответствующие прошения, собраны необходимые бумаги. Все разрешения были получены на удивление быстро, буквально в два дня. Одним из обязательных требований СЭС было то, чтобы вскрытие могилы проводилось при низкой температуре. Как раз в конце октября установилась необычно ранняя для Петербурга морозная погода.

Начались радостные хлопоты. "У всех на душе словно Пасха, — вспоминали сестры. — Нужно было подготовить место в усыпальнице для погребения, заказать мраморную плиту, сделать гробик и обшить его руками сестер-мастериц, чтобы дорогая матушка была довольна трудами своих дочерей. Шили новое облачение, вышивали параман, — все делали с огромной любовью". Неожиданно для всех в обитель издалека приехал схиархимандрит Зосима. На протяжении многих лет у него хранился игуменский крест Матушки Ангелины, а также личные вещи Батюшки отца Иоанна Кронштадтского.

Наконец, когда все было готово, был назначен день перезахоронения — 29 октября 1997 года. В радостном волнении отправились к дорогой могилке настоятельница вместе с сестрами. Отслужив панихиду, сняли землю, очистили и подняли плиту над склепом. Под ней оказался деревянный гроб с цинковой крышкой. Несмотря на прошедшие 70 лет все косточки, по милости Божией, оказались целы. Сохранились и части иноческой одежды. Матушки спустились в раскоп. Бережно, как великую драгоценность, переложили останки на новую холщовую простыню и подняли. С благоговением их доставили на Карповку, где все сестры вместе с духовенством торжественным пением со слезами радости встретили первостроительницу своей святой обители после ее почти семидесятилетнего отсутствия.

Ночью в усыпальнице при чтении Псалтири старшие сестры с любовью омыли дорогие останки и заботливо облекли почившую в новые схимнические одежды. Наутро новый гроб с останками матушки Ангелины перенесли в верхний монастырский собор для поклонения верующих. К общей радости честные останки пребывали там и в престольный праздник обители, день Ангела дорогого Батюшки (прп. Иоанна Рыльского, 1 ноября).

Погребали Матушку Ангелину в ночь на понедельник, 3 ноября. В храме-усыпальнице отслужили заупокойную литургию, литию, и честные останки строительницы монастыря упокоились неподалеку от ее духовного отца, Батюшки Иоанна.

На белоснежной мраморной надгробной плите золотом горят евангельские строки «Блажени изгнали правды ради, яко тех есть Царство Небесное». Рядом находятся части гроба, одежда Матушки: власяница, поясок, ряса, мантия, часть схимы со словами: «И ланита дах на заушение», вышитый золотом параман, постригальные сандалии, монашеский пояс, игуменский и параманный кресты из дерева. Все это сохранилось, несмотря на то, что пролежало в сырой питерской земле ровно 70 лет.

Праведница, подвижница, страстотерпица, Матушка Ангелина обрела благодать у Бога: об этом говорит и непрекращающееся почитание ее церковным народом, и нетленные косточки. Сестры собирают материалы о ее жизни. Возможно, со временем она будет прославлена Церковью в лике святых. А пока каждый может прийти к ее честным останкам, попросить у нее и Батюшки Иоанна помощи и заступничества словами молитвы:

Упокой, Господи, душу рабы Твоей, схиигумении Ангелины, и ее святыми молитвами помилуй нас!

С трепетом несут священники обители свое служение. Большая ответственность — быть пастырем в обители Святого Праведника, но и огромная поддержка.

В наше время полной религиозной безграмотности огромное значение имеют просветительские труды пастырей: со взрослыми, желающими принять крещение, и с восприемниками в монастыре проводятся еженедельные катехизические беседы, где можно уяснить основы православной веры и задать священнику интересующие вопросы.

По примеру отца Иоанна Кронштадтского, ревновавшего о чистоте Православия, священники особенно стараются противостоять и оградить чад Церкви от всевозможных лжепророков и лжецелителей.

По благословению Его Святейшества Святейшего Патриарха в стенах обители открыта воскресная школа. Пять групп детей от 5 до 15 лет изучают Ветхий и Новый Завет, историю Церкви (в доступной для детей форме), учатся церковному пению, шитью и вышивке. Но основная задача школы — помочь воцерковлению детей и посещающих с ними занятия родителей, сделать понятным богослужение, объяснить смысл и значение таинств. Школе отдано много сердечного тепла и сил, ведь и Кронштадтский батюшка, много лет преподававший Закон Божий в гимназии, придавал этому делу большое значение. Само нахождение малышей в стенах обители благодатно действует на детские души.

Монашество есть учреждение Божие, а не человеческое. Сам Господь сказал: "Аще хощеши совершен быти, иди, продажь имение твое, и даждь нищим: и имети имаши сокровище на небеси: и гряди вслед Мене" (Мф. 19, 21). Так был указан путь к христианскому совершенству. Поистине, сам батюшка Кронштадтский собирает под свой покров насельниц. Труден подвиг иночества. Не легко порвать все связи с миром — отказаться от общения с родными и близкими людьми, изменить многолетние привычки, отказаться от обычных в миру утешений и радостей, отречься от собственной воли и сменить свободу на строгую монашескую дисциплину, на ежедневное понуждение к трудам и молитве.

Ложным является мнение духовно неопытных людей, что монастырь место успокоения, бегство от проблем и сложностей жизни. Нет! Монастырь — это поприще постоянной борьбы со злым началом в себе. Длителен и многотруден этот путь. Велика должна быть и благодать Божия, без которой наши добрые намерения бессильны. "Иноки —это люди, у которых высшие духовные интересы преобладают над интересами житейскими. Вся цель иноческой жизни и подвига — очистить сердце свое от страстей, сделать его обителью непрестанной Иисусовой молитвы" (игумен Харитон). Для этого и пришли насельницы в монастырь из разных мест нашего Отечества. Разные благодатные пути привели их к Богу.

Основной возраст новоначальных — от 20 до 50 лет. В выбранном пути им помогает утвердиться старшее поколение. Господь послал в восстанавливающуюся обитель опытных монахинь из Пюхтиц, Феодосии, Иерусалима. Благодаря им вновь пришедшие сестры смогли воспринять древний, передающийся из поколения в поколение, уклад монашеской жизни.

Каждой молодой сестре игумения благословляет обращаться за советами к какой-либо старице, и та становится ее духовной матерью, предостерегает от ошибок и сугубо молится за свою воспитанницу. Перед светлой радостью, которую дает вера в Бога, отступают все тяготы жизни. Этой радостью живет монашеская семья. Молитвенная жизнь насельниц проходит неизменно в духе древней православной традиции русского монашества. "Молитва — мать добродетелей" (Преподобный Макарий Великий).

Молитвенный подвиг — это не праздная созерцательность, а тяжелый и плодотворный труд, основное, существенное дело каждого монаха, без которого становятся бессмысленными все остальные, человеческие дела. Утром и вечером в монастыре совершаются общие молитвенные правила, которые обязаны исполнять насельницы. Каждый день в монастыре служат литургию, в храме проводится исповедь. По окончании литургии в усыпальнице батюшки Кронштадтского совершается молебное пение. Каждый день — вечернее богослужение, когда положено по уставу — совершается всенощное бдение. За исполнением Церковного Устава следит сестра-уставщица.

Несмотря на то, что службы многочасовые, по-монастырски длительные, молящихся собирается много. Каждое богослужение заканчивается у гроба любимого Кронштадтского пастыря.

Еженедельно сестры собираются на акафистное пение: прп. Серафиму Саровскому, Иисусу Сладчайшему, Покрову Божией Матери и батюшке Кронштадтскому, Иоанну Рыльскому, Святителю Николаю.

Молитва как постоянное обращение ума к Богу сама собою вытекает из внутренних стремлений монаха и охватывает все стороны жизни: всякое дело в монастыре начинается и заканчивается молитвой: молитва перед трапезой и после трапезы непременно, в обычае творить молитву при вхождении в келий, на все начинания необходимо брать благословение и испрашивать молитв. За каждой трапезой читаются жития святых и святоотеческие поучения.

Самые старшие монахини ежедневно обходят здание монастыря с иконами, молясь о сохранении обители. Насельницы молятся не только о спасении своей души, но и о мире всего мира, благостоянии Святых Божиих Церквей, о граде и стране и всех верою живущих в них. Возносится молитва за людей об их здравии и спасении. Почившие поминаются об упокоении. Ежедневно прочитываются синодики с тысячами имен живых и умерших. В монастыре сестрами читается неусыпаемая Псалтирь — поочередно, круглые сутки. Господь заповедал своим ученикам: «Непрестанно молитесь». Постоянное призывание Имени Божия вменяется в обязанность монахиням.

Все выполняемые в монастыре работы называются послушанием. Проходящие послушание со всею тщательностью, как перед очами Божиими, в строгом хранении совести, постепенно приходят к духовному преуспеянию. Послушание соединено с отречением от своей воли. Игумен Харитон пишет: "Обет послушания служит оплотом от притязаний человеческого самолюбия и гордости". Для постороннего взгляда жизнь монастыря монотонна и однообразна, но для подвизающегося искренне в Законе Божием каждый день — это открытие. В труде сестры общаются друг с другом. Здесь проявляются немощи и греховные язвы, которые предстоит лечить. Есть возможность проявить жертвенную любовь к ближнему, поучиться терпению и смирению.

"... Любите друг друга. ... По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою". (Ин. 15, 54-55) Эти слова Спасителя являются идеалом любви для насельниц, к которому они стремятся.

Послушаний, которые несут насельницы в монастыре, очень много. Все они традиционны для общежительного монастыря: казначея, благочинная, ризничная, алтарница, канцелярия, трапезницы, кухонные, уставщица, регент, канонарх, певчие, церковницы, чтецы, звонари и так далее. Круг работ обширен. Благодаря непрестанному труду насельниц в монастыре поддерживается благолепие и стройность во всем. Невозможно не обратить внимания на строгий порядок и необыкновенную чистоту, присущую обители. В монастыре возрождается золотошвейное искусство. В рукодельной мастерской изготовляются митры, плащаницы, пелены и другие предметы церковного обихода. В переплетной мастерской идет реставрация церковных книг. Укрепляются иконописные традиции. Вся монастырская одежда изготовляется руками насельниц. Большое внимание уделяется церковному пению. Просфоры выпекаются в монастырской просфорне. Формируется библиотека. Гостиница для священнослужителей также обслуживается сестрами. Со всех концов нашей страны и из-за границы присылаются в монастырь послания с просьбами молитв и совета — на все письма необходимо ответить. Цветущий сад в ограде обители также является местом постоянных трудов насельниц. Осенью сестры собирают грибы и ягоды. На подворье монастыря есть свое молочное хозяйство, ведутся сельскохозяйственные работы — обрабатываются поля и огороды.

Инокини трудятся для стяжания Царствия Небесного. Всех работ невозможно перечислить. Постепенно формируется урегулированное и крепкое монастырское хозяйство.

Все чудеса, явленные в обители, — проявление неизреченной Любви Божией. Человек, душу которого хотя бы однажды посетила благодать Божественной Любви, загорается стремлением удержать этот Свет. Высшая грань христианского доброделания — достижение совершенной любви к Богу, а значит, обязательно и жертвенной всепрощающей любви к ближнему. Потому что, поскольку человек приближается к Богу постольку он соединяется любовью и с ближним ибо истинная любовь к ближнему — есть, по словам епископа Игнатия, любовь ко Христу в ближнем. В полной мере эту благодать духовной любви стяжал дорогой батюшка Кронштадтский. "Нужно любить всякого человека и в грехе его, и в позоре его, — говорил отец Иоанн — не нужно смешивать человека — этот образ Божий — со злом, которое в нем". Свою жизнь во Христе праведник воплотил в любви к людям, ко всему страждущему человечеству, обнимая молитвой весь мир.

Пусть образ пастыря воскрыляет души насельниц в искании света евангельской любви!

И теперь в стенах, которые слышали вдохновенные проповеди Святого Иоанна, звучат слова Святейшего Патриарха Алексия. Так, 5 апреля 1994 г. в своем слове после пассии в Иоанновском монастыре Первосвятитель сказал:

"Сегодня крестопоклонное воскресенье. Мы вспоминаем в середине Великого Поста об искупительной крестной жертве Сына Божия. И животворящий Крест напоминает нам страдания Спасителя мира "нас ради человек и нашего ради спасения". Нам необходимо осознать: грехи каждого из нас и всего человечества требовали искупления Крестной Жертвой Сына Божия.

Этот Крест сопровождает нас всю жизнь: Крестом Святая Церковь благословляла каждого из нас, когда нарекала нам имя во время таинства крещения. Мы осеняем себя знамением честнаго Креста Господня, когда стоим на молитве, когда стоим перед святыми иконами, когда приступаем к таинствам Святой Церкви. Церковь во время богослужения осеняет нас честным Крестом Христовым, призывая на наши души мир и благословение Божие. И когда окончится наш земной путь, а у каждого из нас он окончится рано или поздно, Святая Церковь благословит нас знамением Креста как символом того, что под этим могильным холмом лежит человек, который верил в силу честнаго и животворящего Креста Господня.

Есть и другой крест, который у каждого из нас есть, крест, который слагается из трудностей жизни, из болезней своих или близких, из непонимания в семье теми людьми, с которыми мы идем вместе одной дорогой жизни. Потеря родных и близких, трудности материальные, отсутствие здоровья... Из трудностей и скорбей человека складывается крест, который каждому из нас нужно взять на себя в следовании за Господом. И об этом нам напоминает Крестопоклонная неделя и сегодняшнее евангельское чтение, когда Господь говорит: "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, следуй за Мною" (Мк. 8, 34). Крест дается по силам человека: нет креста выше сил. И когда бывает тяжело нам в несении нашего малого креста, надо оглянуться кругом, — оглянуться на людей, с которыми мы вместе живем, и мы увидим, что они несут гораздо более тяжкий крест и несут его с честью. Это должно дать нам силы нести наш собственный крест.

Но особенно перед нашими очами всегда должен быть животворящий Крест Господень. Спасительной силой честнаго и животворящего Креста Господня мы должны укреплять себя в нашем жизненном крестоношении. Всем нам в это непростое время, в которое мы живем, время разделения, время, когда между людьми порой так ярко проявляется и нетерпимость, и озлобленность, и оскудение любви Христовой, нужно воспользоваться тем спасительным временем Великого Поста, чтобы принести Господу от сердца, от души, со слезами о содеянных вольных и невольных согрешениях, покаяние: снять «бремя тяжкое греховное» и подойти к спасительным и великим дням Страстной Седмицы подготовленными, чтобы каждый из нас прочувствовал бы величие искупительного подвига Спасителя мира Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.

Господь простирает с креста руки ко всем нам. И в акафисте, который читался сегодня, в акафисте Страстям Господним, есть слова: «Иисусе, руце со Креста простираяй ко всем нам, привлеци и мя заблудшего". Эта краткая молитва, обращенная к изображенному на Кресте Спасителю мира, — мольба о том, чтобы Господь Своею благодатью коснулся и наших сердец, часто окаменелых, и привлек бы к Себе, ибо Господь говорит:

«Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы» (Мф. 1 1, 22).

От нас зависит, прийти или не прийти к Богу. Пусть сегодняшняя наша общая молитва заставит каждого из нас задуматься о своем жизненном пути, оглянуться на свой жизненный путь и в этот Великий Пост принести не формальное, а искреннее, сердечное, слезное покаяние о содеянных грехах и к великим спасительным дням Страстной Седмицы подойти подготовленными — в сознании величия искупительной жертвы Спасителя мира".
Дата публикации - 16.06.2011

Закладки

| Еще