Интернет-портал по истории и генеалогии

История храмов, монастырей:
Князь-Владимирский собор в Санкт-Петербурге

Князь-Владимирский собор в Санкт-Петербурге

Князь-Владимирский собор в начале 1900-х гг.

Князь-Владимирский собор в начале 1900-х гг.

Князь-Владимирский собор в 2012 году.

Князь-Владимирский собор в 2012 году.

Фрагмент «Плана столичного города Санкт-Петербурга» 1753 г. Недостроенный Успенский собор изображен на нем таким, как если бы его выстроили по первоначальному проекту 1740 г. У стен собора, по трассе нынешнего проспекта Добролюбова, протекала Никольская речка.

Фрагмент «Плана столичного города Санкт-Петербурга» 1753 г. Недостроенный Успенский собор изображен на нем таким, как если бы его выстроили по первоначальному проекту 1740 г. У стен собора, по трассе нынешнего проспекта Добролюбова, протекала Никольская речка.

Вид Князь-Владимирского собора в конце XVIII в. Рисунок Д. Кваренги. Выдающийся петербургский зодчий Д. Кваренги (1744-1817), к наследию которого относятся здание Академии наук, Эрмитажный театр, Смольный институт, Конногвардейский манеж, известен также многочисленными работами в области архитектурного пейзажа. Его рисунки изображают как памятники древнерусского зодчества, так и лучшие постройки современников.

Вид Князь-Владимирского собора в конце XVIII в. Рисунок Д. Кваренги. Выдающийся петербургский зодчий Д. Кваренги (1744-1817), к наследию которого относятся здание Академии наук, Эрмитажный театр, Смольный институт, Конногвардейский манеж, известен также многочисленными работами в области архитектурного пейзажа. Его рисунки изображают как памятники древнерусского зодчества, так и лучшие постройки современников.

Священномученик Владимир (Богоявленский; 1848-1918), митрополит Киевский. До перевода в Киев в 1915 г. три года занимал Санкт-Петербургскую — Петроградскую митрополичью кафедру. 22 сентября 1913 г. он освятил главный престол Князь-Владимирского собора после произведенного в храме капитального ремонта. В мае 1915 г. митрополит Владимир стал кавалером ордена св. Владимира I степени.

Священномученик Владимир (Богоявленский; 1848-1918), митрополит Киевский. До перевода в Киев в 1915 г. три года занимал Санкт-Петербургскую — Петроградскую митрополичью кафедру. 22 сентября 1913 г. он освятил главный престол Князь-Владимирского собора после произведенного в храме капитального ремонта. В мае 1915 г. митрополит Владимир стал кавалером ордена св. Владимира I степени.

Князь-Владимирский собор на Петроградской стороне занимает особое место среди православных святынь Санкт-Петербурга. В нем нашло отражение множество исторических событий от Петровских времен до наших дней. В то же время собор наглядно свидетельствует о преемственности отечественной истории — через него духовные связи града святого Петра тянутся и к Москве, и к древнему Киеву. Первоклассный памятник русской церковной архитектуры, этот храм имеет выдающееся градостроительное значение. Неповторим его художественный облик. Собор очень уютен внутри, удивительно гармоничен и располагает душу к молитве. Не одному поколению православных петербуржцев собор святого князя Владимира особенно дорог еще и потому, что в XX веке под его сводами шесть десятилетий пребывала чудотворная Казанская икона Божией Матери (храмовый образ Казанского собора). В скорбные дни блокады сюда, к «Заступнице усердной» города-героя, были устремлены упования всех, в ком сохранялась хоть капля веры.

Санкт-Петербург, заложенный 16 (27) мая 1703 года, почти сразу же был предназначен стать столицей страны — Петр Великий спешил утвердиться на Балтийском море. Новый город широко раскинулся в Невской дельте — на Петербургской, Московской, Выборгской сторонах. Одним из первых жилых кварталов был занят участок Городского острова вдоль берега Малой Невы, к западу от Петропавловской крепости. Местность эта получила название «Мокруша», поскольку она часто заливалась при наводнениях. По преданию, ее первопоселенцы уже около 1708 года устроили малую церковь св. Николы на Мокруше. Позднее, в 1710-е годы, там велось строительство трехпрестольного мазанкового храма — предшественника Князь-Владимирского собора. В его боковых приделах, Никольском и Предтеченском, службы начались в 1717 году.

Главный престол храма был освящен в честь Успения Богоматери 5 апреля 1719 года. Священнодействие совершал Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский) в присутствии Петра I.

Одновременно по царскому повелению храм получил степень соборного. Своими размерами и числом престолов он даже превосходил более ранние соборы Санкт-Петербурга, которых насчитывалось к тому времени три — Петропавловский, Исаакиевский и Троице-Петровский. Четвертый петербургский собор, напоминая своим посвящением о Большом Успенском соборе Московского Кремля, подчеркивал столичный статус «юного града» как преемника Москвы. Не случайно рядом с новым собором было устроено и подворье митрополита Стефана. С 1718 года Местоблюстителю пришлось почти постоянно жить в Петербурге: так город на Неве становился центром не только гражданского, но и церковного управления.

В петербургском Успенском соборе Петр Великий молился в 1719—1724 годах за богослужениями в дни престольных праздников, Успения и Николы «зимнего». В последние годы жизни царя два священника из соборного клира — Иоанн Венгриновский и Симеон Ярмерковский —- имели богословское образование, а всего «ученого» духовенства в новой столице насчитывалось тогда 4 человека.

Традиция строительства Успенских соборов на Руси восходит к Киевскому периоду ее истории: из Киева она перешла во Владимир, а затем в Москву. Успению Богоматери посвящена «Великая церковь» Киево-Печерского монастыря, заложенная в 1073 году. Празднование памяти ее строителей — 12 мастеров-греков — внесено в церковный календарь под 14/27 февраля. Именно Успенские соборы трех древнерусских столиц стали символом Святой Руси — «Дома Пресвятой Богородицы».

В 1740 году по указу императрицы Анны Иоаиновны рядом с деревянным Успенским собором «на Мокруше» заложили каменный храм. Архитектор П.-А. Трезини спроектировал его одноглавым, по образцу собора Петропавловской крепости. На втором году строительства случился дворцовый переворот, приведший на престол императрицу Елизавету Петровну. Здание вывели под своды, но дальнейшее финансирование работ было прекращено. Сам же небогатый приход довольствовался своим старым храмом и никак не мог взять на себя издержки по возведению каменного собора вместимостью в 3000 человек. Только в 1747 году «дщерь Петрова» повелела приступить к его достройке, причем с изменением завершения на пятиглавое «как в Москве на Успенском соборе».

Из Москвы прислали чертежи, однако, новый проект был разработан лишь в царствование императрицы Екатерины II, в 1765 году. В конкурсе победил архитектор Антонио Ринальди. Как и Аристотель Фиораванти, тремя веками ранее воздвигший Успенский собор Московского Кремля, он был уроженцем Италии. В своем проекте А. Ринальди с редким мастерством передал композицию древнерусского первоисточника и достиг неповторимой гармонии колокольни и самого храма.

Пятиглавый собор на Петербургской стороне был вчерне отстроен в 1766—1772 годах. Он занял центральное место в панораме города, открывающейся из парадных залов невской анфилады Зимнего дворца, а его высокая столпообразная колокольня служит ориентиром для судов, плывущих из залива в Малую Неву.

В 1772 году пришедший в ветхость деревянный Успенский собор бы уничтожен пожаром. Каменный храм к тому времени оставался еще совсем неотделанным внутри, поэтому для службы наскоро приспособили его притвор, там 8 сентября того же года освятили одноименный придел. На этом в строительных работах вновь наступил многолетний перерыв.

Тем временем Российская империя победоносно вышла на берега Черного моря. 19 октября 1778 года в устье Днепра был заложен город Херсон. Свое название он получил в честь древнего Херсонеса (в русских летописях — Корсунь) — крымского города, где в 988 году великий князь киевский Владимир Святославич принял крещение и вступил в брак с царевной Анной, сестрой византийских императоров. Своими мудрыми шагами князь, причисленный Церковью к лику святых, достойно ввел Киевскую Русь в круг государств христианского мира. Борьба за черноморские рубежи в XVIII веке не могла не оживить память св. равноапостольного князя Владимира.

22 сентября 1782 года по представлению князя Г. А. Потемкина императрица Екатерина II учредила орден святого Владимира «в поощрение службы военной и гражданской». Он подразделялся на 4 степени и имел девиз: «Польза, честь и слава».

Лента ордена состояла из трех полос: двух черных и красной.

Орден св. Владимира I степени занял место непосредственно за орденом св. Андрея Первозванного — высшей наградой России. Награждение четвертой степенью ордена давало право на потомственное дворянство.

Весной 1783 года совершилось важное историческое событие: 8 апреля императрица подписала манифест о принятии под Российскую державу Крымского ханства. Крым стал Таврической губернией, герб которой — черный византийский орел с восьмиконечным крестом в щите на груди — напоминал о крещении там «славнодержавнейшего» князя Владимира и о его женитьбе на константинопольской царевне.

Со времени закладки в Санкт-Петербурге каменного Успенского собора прошло более 40 лет. Наконец, 31 мая 1783 года Екатерина II, «желая, чтоб начатая давно уже на Петербургской стороне церковь Успения Пресвятой Богородицы приведена была к окончанию», издала указ о передаче ее строительства в ведение архиепископа Новгородского и Санкт-Петербургского Гавриила (Петрова) — главного директора конторы строения Александро-Невского монастыря (с 1797 года — лавра). Таким образом, заключительный этап работ в соборе связан с мастерами круга архитектора И. Е. Старова, который осуществлял монастырское «строение» по своим проектам. Одновременно И. Е. Старов разрабатывал планы городов Причерноморского края, все управление которым было поручено князю Г. А. Потемкину, а в Петербурге возводил княжеский дворец, вскоре получивший название Таврический. Непосредственное руководство оформлением интерьера собора взял на себя архитекторский помощник М. Е. Мелентьев — им утверждались все сметы.

В 1787 году Екатерина II совершила путешествие в «полуденные страны России», посетив и Таврическую область. Императрица на местах щедро раздавала награды — ордена св. Владимира IV, III и даже II степени. А на Херсонском адмиралтействе в ее присутствии спустили на воду три корабля, один из которых получил наименование «Владимир».

Когда же в столице завершилась отделка строившегося почти полвека каменного собора на Петербургской стороне, его главный престол был освящен 1 октября 1789 года уже не в честь Успения Богоматери, а во имя св. князя Владимира. Наряду с Таврическим дворцом Князь-Владимирский собор знаменует обретение Россией купели своего крещения.

Первоначальное посвящение собора было сохранено в наименовании его Успенского придела. Позднее в храме устроили еще один придел — Никольский. Оба придела долгое время оставались в малых помещениях по сторонам от притвора и зимой служили только них. Лишь в 1866—1867 годах они были перенесены в боковые нефы: Успенский занял место справа, а Никольский — слева от главного алтаря. При этом весь собор был сделан теплым.

С изданием в 1845 году нового статута ордена св. Владимира собор стал кавалерским (при учреждении ордена его кавалерам был предназначен Софийский собор близ Царского Села). С этого времени, по ходатайству кавалеров ордена, в Князь-Владимирском соборе сложилась традиция отмечать орденский праздник 22 сентября архиерейской службой, с молебным пением святому просветителю Руси. К 100-летию учреждения ордена собор был отреставрирован, и 22 сентября 1882 года множество духовных и светских владимирских кавалеров собралось в храм на литургию, которую совершал митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Исидор (Никольский). Настоятель собора протоиерей Алексий Светлов был награжден к этому дню орденом св. Владимира четвертой степени.

15 июля 1888 года, в день празднования памяти св. князя Владимира, вся страна молитвенно вспоминала 900-летие Крещения Руси. Для юбилейных торжеств в столице был разработан специальный церемониал: их средоточием стал Князь-Владимирский собор. В него были доставлены чудотворные и особо чтимые иконы из многих петербургских храмов, и после литургии общегородской крестный ход направился отсюда через Тучков и Николаевский мост на водосвятие к Медному всаднику. Величественная духовная процессия, сгруппированная из 8 отделений, растянулась почти на две версты.

В годовщину 100-летия освящения главного алтаря собора (1 октября 1889 года) в нем служил епископ Выборгский Антоний (Вадковский; впоследствии — митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский) с протоиереями — кавалерами ордена св. Владимира. Он же в сане архиепископа Финляндского и Выборгского совершал в соборе литургию 22 сентября 1895 года, когда отмечалось 50-летие присвоения Князь-Владимирскому собору статуса кавалерского. Летом военного 1915 года особое патриотическое звучание получили церковные службы и проповеди по случаю 900-летия кончины св. князя Владимира. Православная вера, которую на рубеже X—XI веков насадил во всех концах своей державы равноапостольный великий князь, помогала народам, населявшим Русь, выстоять и победить — из поколения в поколение, в самых трудных исторических испытаниях.

Богослужения 14—15 июля 1915 года в Князь-Владимирском соборе возглавил именинник дня митрополит Петроградский и Ладожский Владимир (Богоявленский; впоследствии священномученик-митрополит Киевский). К поздней литургии в собор прибыли крестные ходы со всего Петрограда, и праздник завершился водосвятием на Малой Неве. Орденский праздник, отмеченный в соборе в 1916 году, оказался последним...

В 1875-1918 годах при Князь-Владимирском соборе действовало приходское благотворительное общество. Оно продолжило традиции церковной благотворительности, прерванные в царствование императрицы Екатерины II (первая богадельня при храме была открыта еще в 1721 году). С 1896 года общество состояло под Августейшим покровительством великого князя Владимира Александровича, а с 1909 — его вдовы великой княгини Марии Павловны. Четверть века (1875-1900) председателем Совета общества состоял один из его учредителей, гласный городской думы Илья Иванович Соколов. Общество имело собственный деревянный дом (не сохранился), в котором содержало небольшой детский приют, а в Первую Мировую войну открыло церковный лазарет на 16 коек. В престольный праздник собора (15 июля по старому стилю) после литургии совершался крестный ход по Александровскому проспекту (ныне проспект Добролюбова) к Биржевому мосту и зданию приходского приюта.

Собору принадлежала часовня св. Александра Невского у Тучкова моста. Она была построена на пожертвования прихожан в 1882-86 годах в память императора Александра II Освободителя. Проект часовни составил архитектор Н. Н. Ковригин, член приходского благотворительного общества, и принес его в дар приходу. Освящение часовни совершил епископ Ладожский Арсений (Брянцев) 2 июня 1886 года. Десятью годами ранее между собором и часовней был разбит сквер (садовый мастер Э. Л. Регель), получивший в 1881 году название Князь-Владимирского; территорию вокруг самого собора в 1871—1872 годах также озеленили и обнесли оградой. Интересно, что инициатором этих работ был лично император Александр II: в 1870 году он указал, что площадь при соборе «по своему виду не соответствует наружному благоустройству столицы».

Особенно ярко в жизни собора запечатлелись события церковной истории послереволюционной эпохи. На Поместном Соборе 1917—1918 годов было установлено совершать во 2-е воскресенье после Троицы празднование Всем святым, в земле Российской просиявшим. В Петрограде этот праздник впервые был отмечен 22 (9) июня 1919 года «торжественным благолепным служением в соборе св. князя Владимира» митрополита Петроградского и Гдовского св. Вениамина (Казанского) и епископа Нарвского Геннадия (Туберозова) с сонмом городского духовенства.

А 6 декабря 1920 года в соборном притворе был освящен придел Всех святых, в земле Российской просиявших. (Впоследствии придел был упразднен; ныне восстановлен и освящен как крестильный храм 29 января 2005 года). В апреле 1922 года, при изъятии большевиками церковных ценностей, прихожане собора встали на их защиту. За это пришлось пострадать настоятелю храма протоиерею Михаилу Союзову: привлеченный к суду по сфабрикованному «делу» священно-мученика митрополита Петроградского Вениамина, он был приговорен к трем годам заключения «с применением строгой изоляции» и умер в тюрьме. Власти провоцировали всевозможные расколы, поставив каноническое устроение Русской Православной Церкви на несколько лет вне закона. В 1922—1926 годах Князь-Владимирский собор принадлежал радикальной обновленческой группе «Живая Церковь», которую возглавлял служивший в храме с 1912 года священник Владимир Красницкий, печально известный своим сотрудничеством с карательными органами коммунистической власти. Однако его малочисленные приверженцы не смогли содержать и ремонтировать здание.

Храм, изъятый у живоцерковников, был на несколько месяцев закрыт. Но вслед за «легализацией» в 1927 году Московской Патриархии в лице заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), его «передали в пользование» общине верующих Патриаршей Церкви. Собор был заново освящен и на пожертвования православного народа капитально отремонтирован.

В 1929 году верующих лишили последней возможности отстаивать свои интересы — из Конституции СССР был изъят пункт о праве на религиозную пропаганду. Гонения на Церковь развернулись с новой силой, и уже в начале «второй пятилетки» (1934 год) Князь-Владимирский собор оказался единственным действующим храмом Петроградской стороны. В октябре 1933 году смолк колокольный звон — соборные колокола были сняты и сданы в переплавку. При ликвидации храмов города гибли многие чтимые святыни. Редкое исключение произошло в 1935 году: в Князь-Владимирский собор из разоренного Киево-Печерского подворья на Васильевском острове поступает храмовая икона Успения Божией Матери, «изображение и мера» древнейшего лаврского образа. В клеймах на раме этой иконы среди избранных святых есть и изображение св. князя Владимира.

В 1937 году весь Советский Союз по приказу Сталина был залит кровью невинно убиенных. Невосполнимые потери в дни «большого террора» понесло и соборное духовенство: были расстреляны настоятель храма епископ Череповецкий Тихон (Рождественский), протоиерей Михаил Долотов, протодиакон Иоанн Гонестов. Из ранее служивших настоятелей Князь-Владимирского собора мученическую смерть за Христа в 1937—1938 годах претерпели протоиереи Леонид Богоявленский и Павел Виноградов.

Однако, в отличие от тысяч российских храмов, собор не был закрыт. Более того, три года — с весны 1938 по весну 1941 — он имел статус кафедрального собора Ленинградской митрополии. Тогда же под его колокольней находилась келья митрополита Ленинградского Алексия (Симанского; с 4 февраля 1945 года — Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I). В этот период, в сентябре 1940 года, в собор переносят чудотворную икону Казанской Божией Матери.

Ее благодатная сила открылась петербуржцам еще в Петровское время, а в 1801—1811 годах для хранения иконы был воздвигнут Казанский собор. С 1923 по 1940 год икона находилась в руках обновленцев. Прибытие всероссийски чтимой святыни в кафедральный Князь-Владимирский собор Ленинграда предвозвещало конец открытого антирелигиозного террора и скорую ликвидацию церковных расколов.

В начале 1941 года митрополит Алексий перенес свою резиденцию из Князь-Владимирского собора в Николо-Богоявленский, который и стал кафедральным на последующие 60 лет.

В день, когда началась Великая Отечественная война, митрополит Ленинградский Алексий служил литургию в Князь-Владимирском соборе: 22 июня 1941 года отмечался праздник Всех святых, в земле Российской просиявших. Все 900 дней блокады собор с хранившейся в нем чудотворной Казанской иконой Божией Матери составлял одну из главных духовных твердынь города-фронта.

Благодаря неиссякаемому блокадному паломничеству к святыням храма его посещаемость даже в первую блокадную зиму, вопреки опасениям, нисколько не упала, а возросла. По свидетельству очевидцев «стали трамваи, прекратилась подача электрического света, керосина не было. В предутренней тьме, озаряемой вспышками орудийных выстрелов, чрез глубокие сугробы неубранного снега спешили священники, певчие, служащие и прихожане собора со всех концов города... Певчие пели в пальто с поднятыми воротниками, закутанные в платки, в валенках, а мужчины даже в скуфьях. Так же стояли и молились прихожане». Голодная смерть косила людей повсюду — на улице, дома, на работе. 14 марта 1942 года список жертв блокады пополнил бессменный с 1933 года председатель двадцатки (староста) Князь-Владимирского собора Иван Моисеевич Куракин... Но утренние и вечерние богослужения в храме не прерывались ни на один день: было много причастников и исповедников, целые горы записок о здравии и за упокой, нескончаемые общие молебны и панихиды. По благословению церковного священноначалия за каждой литургией читалась особая молитва о помощи Божией и даровании победы. С каждым военным днем к Богу обращалось все больше людей, которые годами боялись переступить порог церковный.

«Наш град находится в особенно трудных условиях, но мы твердо верим, что его хранит и сохранит покров Матери Божией и небесное предстательство его покровителя св. Александра Невского», — писал митрополит Ленинградский Алексий в своем Пасхальном послании 1942 года, прочитанном в храмах в Вербное воскресенье. Пасхальные богослужения в Ленинграде и в 1942, и в 1943, и даже в 1944 годах были перенесены на раннее утро. К первой блокадной Пасхе, в ночь с 4 на 5 апреля 1942 года, враг приурочил массированный налет на осажденный город. В ту ночь Князь-Владимирский собор получил многочисленные повреждения осколками снарядов, на его южном фасаде были выбиты почти все окна. Протоиерей Николай Ломакин, с февраля по июль 1942 года служивший настоятелем собора, доложил о последствиях бомбежки митрополиту Алексию и услышал в ответ: «И это в пасхальную ночь!.. Ничего: будет и по другому. Христос воскресе!.. Не падайте духом. Бодрите других. Наш долг быть твердыми: мы — русские, мы — православные христиане». Впоследствии протоиерей Николай Ломакин, единственный представитель Русской Православной церкви, выступавший на Нюрнбергском процессе, свидетельствовал на суде о разрушениях, причиненных храмам Ленинграда фашистскими агрессорами.

В период войны и блокады клир и церковный совет Князь-Владимирского собора приняли самое широкое участие в церковно-патриотической работе. Пожертвования его прихожан и духовенства на военные нужды за 1941—1945 годы превысили 3,5 миллиона руб., что составило 21,5 % взносов от всех 8 действовавших храмов Ленинграда или порядка 1 % общецерковных сборов. При этом в пользу Красного Креста собор направил средств больше, чем какой-либо другой ленинградский храм.

Вклад Русской Православной Церкви в общенародное дело обороны страны не могли не заметить ни в Кремле, ни в Смольном. В двадцатипятилетней борьбе за право на существование Церковь вышла победительницей, восстановив в сентябре 1943 года Патриаршее возглавление. А когда в октябре 1943 года представители духовенства впервые в советской истории были удостоены государственной награды — медали «За оборону Ленинграда», в число награжденных во главе с митрополитом Алексием вошли все три священнослужителя Князь-Владимирского собора: настоятель протоиерей Павел Тарасов, протоиерей Филофей Поляков и архимандрит Владимир (Кобец).

14 января 1944 года на Ленинградском фронте началось мощное наступление Красной Армии, и уже в Неделю по Просвещении, 23 (10) января, в соборе, как и в других храмах города-героя, был совершен благодарственный молебен по случаю разгрома врага. «Верующее сердце русского человека чувствует в этой победе силу правды Божией, за которую ополчился русский народ, и Божию милость, которая дарована нам по молитвам Церкви», — писал в послании к своей пастве митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий.

После войны Князь-Владимирский собор становится активным участником миротворческой деятельности и межцерковных связей Русской Православной Церкви, его посещали предстоятели и иерархи многих Поместных Православных церквей. Особую память по себе оставил митрополит Гор Ливанских Илия (Карам) — один из горячих молитвенников за Россию в годы Второй Мировой войны.

В дни пребывания в Ленинграде в конце ноября 1947 года митрополит Илия совершил в соборе акафист перед Казанской иконой Божией Матери и возложил корону на чудотворный образ.

В 1946 году удалось восстановить колокольный звон собора, причем большой колокол отливали в Финляндии. Бессменный и усерднейший клирик храма блокадной поры, архимандрит Владимир (Кобец), постриженик Киево-Печерской лавры и последний настоятель ее подворья в городе на Неве, в марте 1948 года был рукоположен в сан епископа. В 1946 году в клир Князь-Владимирского собора был назначен вернувшийся в Ленинград протоиерей Александр Медведский, до высылки в 1932 году служивший настоятелем собора (в 1949—1953 годах вновь его настоятель). В церковной истории послевоенного Ленинграда этот случай, когда уцелевший священник занял прежнее место в избежавшем закрытия храме, является единственным. Под руководством протоиерея Александра производилась полная реставрация собора, сильно пострадавшего в блокаду. В память о заступлении Божием, явленном городу в дни войны, для всенародно чтимых святынь — икон Божией Матери Казанской и «Скоропослушница» афонского письма (прославилась в Санкт-Петербурге в 1885 году; принесена в Князь-Владимирский собор в 1938 году) — были устроены художественные киоты. Они очень украсили интерьер храма.

В 1953—1962 годах в соборе настоятельствовал протоиерей Евгений Лукин — видный представитель старого петербургского духовенства, также вызволенный из ссылки. В 1959 году он отметил 50-летие священства.

Особое значение Князь-Владимирского собора в духовной жизни города подчеркнул 250-летний юбилей Ленинграда, отмечавшийся 23 июня 1957 года (в Неделю Всех святых, в земле Российской просиявших). После литургии, совершенной архиерейским чином в переполненном народом храме, все городское духовенство вознесло благодарственное моление Господу «за благое попечение и небесную помощь этому граду на всем протяжении его существования».

К празднованию 1000-летия Крещения Руси были вызолочены редкие по красоте и оригинальности рисунка кресты собора, построен новый церковный дом. В юбилейные дни, 14 июня 1988 года, сонм иерархов во главе с предстоятелем автокефальной Православной Церкви в Америке Блаженнейшим митрополитом Феодосием совершил в храме молебен перед чудотворной Казанской иконой Божией Матери. Летом 1989 года собор отметил 200-летие своего посвящения святому князю Владимиру. В недалеком будущем соборному приходу, начало которому положили первостроители Петербурга, заселившие район «Мокруши», исполнится три века. Во всем нашем городе нет другого места, где на протяжении стольких лет (кроме короткого промежутка на рубеже 1926—1927 годов) не прерывалась молитва. Сегодня к прихожанам Князь-Владимирского собора относят себя православные верующие со всей Петроградской стороны, поскольку остальные храмы в старейшей части города, включая такой бесценный памятник как деревянный Троице-Петровский собор, были закрыты и уничтожены еще в начале 1930-х годов.

В богослужебной жизни Князь-Владимирского собора почитание памяти усопших всегда занимало важное место. Уже первый маленький храм, построенный на этом месте в 1708 году, был освящен как храм Успения Пресвятой Богородицы. А праздник Успения Божией Матери призывает всегда помнить, чтить и молиться о тех, кто предстает перед Господом после своей кончины.

В соборе постоянно совершаются особые поминальные заупокойные службы.

В истории России, Русской Православной Церкви и жизни Князь-Владимирского собора XX столетие выделяется самыми большими жертвами на полях сражений и разного рода социальных потрясениях.

В 1920 году, после трагических революционных событий, в соборе был устроен особый храм, посвященный Всем святым, в земле Российской просиявших. В лихолетье безбожных пятилеток он был упразднен, а в 2005 году снова возрожден. Четвертый престол храма устроен в крестильном помещении, там, где он находился и ранее в 20-х годах.

При храме ведутся сбор и обработка материалов о жертвах гонений на верующих. В 1999 году опубликован «Синодик гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии. XX столетие», составленный под редакцией настоятеля собора протоиерея Владимира Сорокина (работа над Синодиком продолжается).

Князь-Владимирский собор является орденский собором. Герб собора содержит призыв «польза, честь и слава». В целях сохранения исторической памяти и молитвенного поминовения, чтобы сделать более доступными сведения о наших соотечественниках, способствующих умножению славы и поддержанию чести России, в Князь-Владимирском соборе в 2008 году создана электронная версия Всероссийского Помянника. В Помянник вносятся имена погибших за Отечество, блокадников Ленинграда, жертв репрессий, а также людей, отмеченных орденами, медалями, почетными званиями России и Советского Союза.

Соборное духовенство регулярно совершает богослужения в храме прп. Макария Египетского в Горном институте; в Доме ветеранов сцены им. М. Г. Савиной на Петровском острове (часовня св. Николая Чудотворца); в храме свщмч. Вениамина, митрополита Петроградского, в исправительной колонии № 5 в поселке Металлострой; в часовне свв. мчч. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в женском следственном изоляторе № 5 в Санкт-Петербурге; в часовне св. блгв. кн. Александра Невского в следственном изоляторе при Управлении ФСБ; в часовне Святой Живоначальной Троицы при Российском Институте гематологии и трансфузиологии; в домовой церкви Святой Живоначальной Троицы при академии Русского балета им. А. Я. Вагановой; в часовне Преображения Господня при Главной водопроводной станции на ул. Шпалерной; в часовне св. вмч. и целителя Пантелеймона на Лиговском проспекте; в храме св. равноапостольной Марии Магдалины в Апраксином дворе; в часовне св. Николая Чудотворца при психоневрологическом диспансере № 4.

Клир собора духовно окормляет Военно-медицинскую академию им. А. Ф. Можайского, расположенную по соседству с храмом. Клир собора активно участвует в межцерковных и межконфессиональных связях.

В Князь-Владимирском соборе ведется активная просветительская деятельность: уже десять лет проводится оглашение (научение) желающих принять святое Крещение, а также воцерковление ранее крестившихся людей.

Настоятелем собора с 1997 года состоит профессор-протоиерей Владимир Сорокин, благочинный Центрального округа, член Епархиального совета, председатель Епархиальной комиссии по канонизации святых новомучеников, исповедников и подвижников благочестия.


Убранство храма




Главный неф Князь-Владимирского собора
Князь-Владимирский собор сочетает особенности базилики и крестово-купольного храма. Его главный неф шире и выше боковых и освещен окнами верхнего света. Интерьер имеет очень сдержанный декор: в нем отсутствуют колонны, и столпы, разделяющие нефы, обработаны лишь пилястрами дорического ордера. Ничто не отвлекает внимания от иконостаса, в то время как прекрасные акустика и резонанс придают совершаемым в храме богослужениям поистине небесное звучание.


Подкупольное пространство собора
О посвящении собора св. равноапостольному князю Владимиру напоминают слова, начертанные в основании барабана большого купола: «Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их» (Пс. 18:5). Это — прокимен из службы святым апостолам и тем, кто, как просветитель Руси, приравнен к ним по своим подвигам. Современный облик интерьер собора получил в 1951 году, когда по бокам от амвона главного алтаря были установлены отделанные под малахит киоты для двух чудотворных икон Божией Матери — Казанской и «Скоропослушницы». Именно они превратили храм в памятник победе в битве за Ленинград в Великую Отечественную войну. В дни вражеской блокады молитва у этих икон давала православным ленинградцам силы превозмочь страдания и укрепляла их веру в помощь Божию осажденному городу.


Большое паникадило
Медное паникадило для собора было приобретено, как свидетельствуют архивные документы, в 1787 году у купца Екима Одоевцева за 212 руб. Подобные паникадила были характерны для соборов Московской Руси XVI-XVII веков, в Санкт-Петербурге их имеется всего два: шестиярусное — в Сампсониевском соборе (освящен в 1740 году) и четырех-ярусное — в Князь-Владимирском. Паникадило Князь-Владимирского собора весит 15 пудов 12 фунтов (около 250 кг). Оно относится к числу лучших образцов этого рода церковного искусства. Каждая его деталь исполнена с большим мастерством. Особенно интересны литые рельефные изображения ангелов на кронштейнах («руках») нижнего яруса и головки херувимов, помещенные ярусом выше.


Царские врата главного иконостаса
В 1783 году к строительству и отделке Князь-Владимирского собора была привлечена контора строения Александро-Невского монастыря. Не удивительно, что главный иконостас собора во многом напоминает иконостас лаврского Троицкого собора, освященного в 1790 году. В отличие от древнерусских многоярусных иконостасов, сооружавшихся во всю ширину храма, здесь он ограничен шириной одного среднего нефа. Количество икон в обоих иконостасах предельно мало (7 — в лаврском соборе и 5 — в Князь-Владимирском), зато царские врата подчеркнуто велики. Очень близок в этих соборах и орнамент створ царских врат, с тою разницей, что в лаврском соборе створы отлиты из бронзы, а в Князь-Владимирском — вырезаны из дерева.


Елизаветинское Евангелие
В главном алтаре Князь-Владимирского собора хранится Евангелие, о котором в дореволюционных описях храма приведены такие сведения: «Большое Евангелие в бронзо-вызолоченном окладе, чеканной работы, длина 1 арш. 1 1/4 верш., ширина 12 верш. [76 х 53 см], на передней стороне в среднике изображено Воскресение Христово и четыре евангелиста по углам на финифти, осыпанные простыми камнями; на оборотной стороне Николай Чудотворец, Александр Невский и князь Владимир. Печатано в 1759 году при императрице Елизавете Петровне». До 1922 года, когда началось изъятие церковных ценностей, в соборе имелись еще более древние Евангелия, в том числе так называемое «берлинское», печати 1689 года. Все они имели серебряные оклады или хотя бы накладки и потому привлекли алчное внимание большевистских «конкистадоров». Елизаветинское Евангелие сохранилось именно потому, что его высокохудожественный оклад был сделан не из благородного металла. За богослужениями это достопримечательное Евангелие употребляется единственный раз в году, в ночь Светлого Христова Воскресения.


Плащаница
Богослужению в Светлое Христово Воскресение (Пасха) предшествуют службы, посвященные воспоминанию святых спасительных Страстей Господних. В Великую Пятницу из главного алтаря выносится плащаница Христова — шитое изображение Спасителя, снятого со креста и лежащего во гробе. В старину плащаницы были несколько иными: на них вышивалась многофигурная композиция оплакивания Христа. Подобная плащаница, вышитая по древнему многофигурному образцу, имеется в Князь-Владимирском соборе. На Страстной неделе плащаницу вносят в алтарь, в течение сорока дней после Пасхи плащаница лежит на престоле, затем ее помещают в «гробницу», расположенную в главном нефе собора.


Блокадный антиминс


Блокадный антиминс



Антиминс — четырехугольный шелковый плат с изображением положения во гроб Господа Иисуса Христа и четырех евангелистов по углам, с зашитыми в него частицами святых мощей. Антиминс освящается и подписывается архиереем. Он находится на престоле храма: во время литургии на нем происходит освящение Святых Даров. Священную историческую реликвию Князь-Владимирского собора представляет старинный антиминс. Он был освящен на рубеже XIX-XX веков для одного из храмов Архангельской епархии. При закрытии храма его спасли от поругания. Антиминс привезли в Ленинград и передали митрополиту Ленинградскому Алексию (Симанскому). На антиминсе имеется надпись, сделанная рукой митрополита: «Преподан для священнослужения в Князь-Владимирском Соборе в г. Ленинграде. Б[ожией] М[илостью] Смиренный Алексий Митрополит Ленинградский. 1942 Июля 4. Ленинград». Таким образом, в собор антиминс поступил на 239-й день блокады, незадолго до престольного праздника.


Казанская икона Божией Матери
Династия Рюриковичей, к которой принадлежал св. равноапостольный князь Владимир, угасла в 1598 году, вскоре после явления Казанской иконы Божией Матери (1579 год). В начале XVII века этой иконе суждено было положить конец Смутному времени на Руси: через нее Богородица вдохновила ополчение Минина и Пожарского на освобождение Москвы от оккупантов. История петербургского списка Казанской иконы прослеживается с 1710-х годов.
22 октября 1721 года, в день осеннего празднования иконе, в своей новой столице царь Петр принял титул императора Всероссийского. Сугубую честь Казанской иконе Россия воздала за свое спасение в Отечественную войну 1812 года, и петербургский Казанский собор стал символом победы над Наполеоном. Равным образом Князь-Владимирский собор воспринимается в церковном сознании как духовный залог победы в Великой Отечественной войне, поскольку именно в нем пребывала тогда Казанская икона Божией Матери, храмовый образ Казанского собора. Ныне святыню Князь-Владимирского собора составляет старинный список петербургской Казанской иконы, равный оригиналу «мерою и подобием».


Икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Скоропослушница»
В одном из афонских монастырей, Дохиаре, имелась древняя настенная икона Божией Матери с Младенцем, по виду очень близкая к той, что на Руси именуется Тихвинской. Первое чудо от нее было явлено только в 1664 году, причем Сама Богоматерь нарекла этот Свой образ «Скоропослушницей».
В Санкт-Петербурге под тем же названием получил известность оплечный образ Богоматери без Младенца. Его принесли с Афона в 1880-х годах и поместили в часовне на 2-й Рождественской улице. Там икона осталась невредимой при пожаре, хотя она и написана на картоне. «Молодое, чудесное девичье лицо исполнено силы; проникновенные глаза смотрят в глубины человеческого сердца. И пламенная вера в Божию Матерь, в силу Ее молитв, охватывает каждого при взгляде на этот лик». Чудотворная икона Божией Матери «Скоропослушница» находилась в Князь-Владимирском соборе в 1938-1958 годах. По Определению Священного Синода от 27 декабря 1957 года она была передана в Троицкий собор Апександро-Невской лавры, а для Князь-Владимирского собора изготовили ее копию.


Киот с Казанской иконой Божией Матери
Православные ленинградцы — участники 900-дневной обороны города — черпали уверенность в одолении врага в своих молитвах Богоматери перед Ее чудотворными иконами в Князь-Владимирском соборе. «Всю блокаду Она нас хранила, Она наша Заступница и Скорая Помощница, — свидетельствовали верующие о той поре в 1958 году, в письме Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I, — горя к Ней любовию, мы после войны в 1949 году сделали среди прихожан сбор средств и соорудили к иконам Скоропослушницы и Казанской Божией Матери новые киоты, иконостасу в тон, в память великого Ее милосердия к нам и заступления в горькие дни блокады». Корона, которую в 1947 году митрополит Гор Ливанских Илия возложил в Князь-Владимирском соборе на Казанский образ Богоматери, остается в храме. Она продолжает осенять то место, откуда 900 блокадных дней народ Божий умолял Царицу Небесную о предстательстве и по вере получил просимое — Победу.


Икона Божией Матери «Знамение»


Икона Божией Матери «Знамение»



Почитание древнейшей чудотворной иконы Божией Матери Северо-Запада Руси, именуемой «Знамение», пришло в Санкт-Петербург из Новгорода. Там эта икона прославилась во время осады города в далеком 1170 году, за полвека до рождения св. Александра Невского, даровав Великому Новгороду «дивную победу на сопротивных». В Князь-Владимирском соборе с XVIII века находится ее чтимая копия. Как и на оригинале, на полях иконы изображены четверо святых в рост: великомученик Георгий и мученик Иаков (вверху), преподобные Онуфрий и Макарий (внизу). Однако картуши с текстами тропаря и кондака иконе «Знамение» и тропарей святым делают соборную копию уникальной. Летописное известие о чуде от иконы «Знамение» при осаде Новгорода в 1170 году сообщает и о «голосе» св. архиепископу Иоанну с повелением поставить икону Богоматери «на острог противу ратных», и о совершенном крестном ходе с иконой через весь город. Вероятно, это широко известное повествование и послужило в наши дни отправной точкой для возникновения предания о «блокадном крестном ходе» с Казанской иконой Божией Матери вокруг осажденного Ленинграда в 1941 году.


Икона св. Александра Невского
В 1936 году на 21 год прервались богослужения в Александро-Невской лавре, откуда еще раньше были изъяты мощи св. Александра Невского. В скорбные дни блокады верующие ленинградцы, лишенные безбожниками большинства своих святынь, шли умолять святого князя о заступничестве в немногие уцелевшие храмы, в том числе к его большому образу в Князь-Владимирском соборе: «Ты, победив полки супостатов, от пределов Российских отгнал еси, и на нас ополчающихся всех видимых и невидимых врагов низложи...» Этот образ св. Александра Невского в рост был исполнен в Александро-Невской лавре незадолго до ареста всей ее братии в ночь на 18 февраля 1932 года. В надписи на нижнем поле указано имя иконописца — архидиакон Серафим (Вавилов) и дата освящения иконы — 16 ноября 1930 года. Текст завершают слова молитвы, ярко передающие духовное состояние христианина во времена лихолетья: «В страшный день Суда Божьего не забуди нас, благоверный княже». После изгнания из лавры архидиакон Серафим служил на приходе в г. Клин под Москвой.
17 (4) февраля 1938 года он принял мученическую смерть за Христа на Бутовском полигоне. Прославлен в лике местно чтимых святых Московской епархии.


Иконостас Успенского придела
Успенский придел собора почти сто лет (1772-1867 годы) находился в помещении, занятом крестильной (ныне крестильный храм Всех святых, в земле Российской просиявших). При устройстве придела справа от главного алтаря в его иконостасе были сохранены и старинные царские врата, и местные иконы, вероятно, происходившие еще из мазанкового Успенского собора. Местная икона Христа Вседержителя имеет интересную особенность. Спаситель держит Евангелие раскрытое на словах: «Не бойся, малое стадо...» (Лк. 12: 32-33). Этот текст на подобных иконах встречается крайне редко — его читают за службой священномученикам. Икона одного из первых петербургских соборов двести лет таила пророчество о судьбе Церкви Российской...


Икона Божией Матери, именуемая «Страстная»
Икона Божией Матери «Страстная», слева от царских врат, считается одной из древнейших икон в соборе и датируется рубежом XVII-XVIII веков. К Божией Матери слетают два ангела с орудиями Страстей Господних. Младенец, озираясь на них, схватился обеими руками за правую руку Матери. В Санкт-Петербурге, в отличие от Москвы и Подмосковья, этот образ очень редок. В Москву Страстной образ Божией Матери был принесен в 1641 году, тогда же установили и празднование ему. 300-летие прославление в России Страстной иконы (13/26 августа) пришлось на первые месяцы Великой Отечественной войны.


Икона «Успение Божией Матери»
Образ «Успения Божией Матери» расположен в напольном киоте рядом с иконостасом. Священное Писание не содержит сведений о кончине Девы Марии, и в первые века христианства они передавались лишь в устной форме. Литургическое почитание Успения Богородицы, «Второй Пасхи», сложилось не ранее V века, а к IX веку восходят древнейшие изображения праздника, в основу которых легли богослужебные тексты. Так, св. Андрей Критский писал: «Поднялось наддверие небесных врат, чтобы принять в Небесное Царство» Матерь Божию. Иллюстрацию к этим словам мы видим на храмовой иконе Успенского придела собора. На ней изображены приотворенные «небесные двери», через которые Богоматерь восходит на небо, причем фигуры апостолов, слетающихся на облаках к Ее одру, помещены прямо на створах дверей.


Никольский придел
Существование на «Мокруше» храма св. Николая Чудотворца ранее закладки там мазанкового Успенского собора доказывает сама окрестная топонимика. Большинство улиц соборного прихода до второй половины XIX века носило название Никольских — Набережная Никольская и Большая Никольская (ныне ул. Блохина), Малая Никольская (ныне ул. Яблочкова), Задняя Никольская (ныне Зверинская ул.). Даже река Ждановка первоначально называлась Никольской речкой, а Тучков мост — Никольским. В наши дни наименование «Никольские» сохраняют только ворота Петропавловской крепости, обращенные в сторону Князь-Владимирского собора. Свое современное место в соборе Никольский придел занял в 1867 году.


Образ святителя Христова Николая, архиепископа Мир-Ликийских чудотворца
Издавна на Руси сложилась поговорка: «Нет икон, как Никол». Никакому другому святому, как жившему в IV веке епископу малоазиатского города Миры Ликийские, наши предки так часто не молились и не писали столько икон. В Князь-Владимирском соборе наибольшим народным почитанием пользуется поясной образ святителя Николая в посвященном ему приделе. Он написан в начале XIX века в реалистической манере: святой изображен, как живой.
В облаках — необычно большие фигуры Спасителя и Богоматери, без нимбов. У самого же угодника Божия вместо нимба — надпись над головой по кругу золотыми буквами: «Образ Святителя Христова Николая Архиепископа Мир-Ликийских Чудотворца».


Образ «Николы Зарайского»
Изображение святителя Николая с простертыми в стороны руками, одной из которых он благословляет, а в другой держит Евангелие, получило на Руси название «Николы Зарайского». Судя по письму, этот образ принадлежит кисти одного из лучших московских иконописцев конца XVII — начала XVIII века, последователя Симона Ушакова. Пейзаж как символ прекрасного творенья Божьего, переданного человеку для возделывания и хранения, написан здесь с той же тщательностью, что и лики, и священные одежды.


Образ святителя Николая «в житии»


Образ святителя Николая «в житии»



В киоте у северо-восточного столпа находится уникальный по композиции образ святителя Николая с 14 клеймами его жития и посмертных чудес. Сам святитель изображен на круглой доске диаметром 59 см, вставленной в прямоугольную икону как в раму. В раннехристианском искусстве иконы на досках круглой формы, в виде щита, не были редкостью — щит символизирует триумф, победу. Но ни византийские, ни древнерусские иконы круглой формы не сохранились, кроме храмовой иконы Николо-Дворищенского собора в Новгороде. Ее историю проследила искусствовед Э. С. Смирнова. Оказалось, что «великого чудотворца Николы чудотворная икона круглая доска», обретенная на озере Ильмень под Новгородом в 1113 году, в 1502 году была взята в Москву. Там она сгорела в 1626 году при пожаре в Кремле. Дошедшая до наших дней круглая храмовая икона второго по древности новгородского собора была написана в 1530-х годах, но впоследствии она долго воспринималась как первоначальная. С этой прославленной святыни Великого Новгорода и был сделан список для Успенского собора Петербурга. Вторая ее петербургская копия имелась в Андреевском соборе на Васильевском острове (в 1760 году перенесена в соседнюю Трехсвятительскую церковь; ныне — в Эрмитаже). Верхнюю часть рамы Князь-Владимирской иконы святителя Николая «круглая доска» занимает изображение Новозаветной Троицы в облаках и чуть ниже — Спасителя и Божией Матери. У самых краев написаны ангелы в рост, также стоящие на облаках и осеняющие рипидами лик святителя Николая.


Икона «Собор всех святых, в земле Российской просиявших» из крестильного храма
На Поместном Соборе 1917-1918 годов было установлено совершать во второе воскресенье после Троицы празднование Всем Святым, в земле Российской просиявшим. В Петрограде этот праздник впервые был отмечен 22 (9) июня 1919 года «торжественным благолепным служением в соборе св. князя Владимира» митрополита Петроградского и Гдовского св. Вениамина (Казанского) и епископа Геннадия (Туберозова) с сонмом городского духовенства. 6 декабря 1920 года в соборном притворе был освящен придел Всех Святых, в земле Российской просиявших. Впоследствии придел был упразднен, ныне восстановлен и освящен как крестильный храм 29 января 2005 года.


Большое распятие с предстоящими
На протяжении веков для завершения иконостасов использовали обрезанные по контуру иконописные изображения Распятия с предстоящими Божией Матерью и св. Иоанном Богословом (иконостас Князь-Владимирского собора не составляет исключения). Подобные же напольные композиции в русских церквях до самого конца XIX века практически не встречались. Повсеместная установка Голгоф началась в царствовании императора Александра III - толчком к этому явилось и цареубийство 1 марта 1881 года, и спасение царской семьи во время железнодорожной катастрофы 17 октября 1888 года. В Санкт-Петербурге одна из первых Голгоф была поставлена в Казанском соборе в 1891 году. Тремя годами позднее величественное Распятие с предстоящими установили в правом приделе Князь-Владимирского собора. Традиция сооружения Голгоф исподволь готовила Россию к испытаниям и мучениям, которые выпали ей в XX веке.


Копия Нерукотворенного образа Спасителя из домика Петра Великого
Во всех походах императора Петра Великого сопровождал Нерукотворенный образ Спасителя (в терновом венце). После смерти царя этот образ стал доступен для всеобщего поклонения. Около 200 лет (до 1930 года) он находился в самой первой постройке Санкт-Петербурга — деревянном домике Петра I, обращенном в часовню. В год празднования 200-летия Петра Великого (1872) образ был украшен золотой ризой. Его копия в Князь-Владимирском соборе воспроизводит не только лик Спасителя, но и передает рисунок драгоценного оклада.


Образ Христа в багрянице
У панихидного столика находится поясной образ Спасителя, терпящего поругание. Римские воины, «раздевши Его, надели на Него багряницу; и, сплетши венец из терна, возложили Ему на главу и дали Ему в правую руку трость; и, становясь на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский!» (Мф. 27:28-29). Подобные изображения Долготерпеливого Господа,вырезанные из дерева («Христос в темнице»), пользовались на Руси особым народным почитанием. Справа от панихидного столика установлен шкаф, где помещены книги с именами петербуржцев, жизнь которых унесла блокада и политические репрессии 1930-х годов. Пискаревское кладбище и Лешвашовская пустошь стали братскими могилами десятков тысяч ленинградцев. Вечная им память!


Образ Благовещения Пресвятой Богородицы


Образ Благовещения Пресвятой Богородицы



К Петровской эпохе относится образ Благовещения с избранными святыми и иконой Божией Матери «Утоли моя печали» на полях. Событие Благовещения, «главизны нашего спасения», подробно описано в Евангелии от Луки (1:26-38), и, со времен Римских катакомб, где имеется древнейшее изображение на эту тему, иконописцы раскрывали священный текст в бесконечном числе вариантов. В иконе Князь-Владимирского собора нагляднее всего передана мысль о том, что Архангел сошел на землю, «преклонив небеса». Небесный вестник стоит на земле, весь окруженный бело-голубыми облаками, над его крыльями — огненное небо, как при извержении вулкана, а Святой Дух в виде голубя слетает из заоблачного серебристого пространства, которое «превыше небес». Чтобы не испугать Деву Марию, Архангел принял вид хрупкого юноши и предстал перед Нею в хитоне, цвет и узор которого в точности повторяют материал полога над ложем Отроковицы.



Образ трех святителей


Образ трех святителей



Образ трех Вселенских учителей и святителей, Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста (слева направо) со сценой коронования Богоматери (сверху), мученицей царицей Александрой и св. Агриппиной относится к концу XVIII века, то есть современен освящению главного алтаря собора (1789 год). К этому времени русская иконопись окончательно ушла от окостенелой схематичности, которая все сильнее сказывалась на иконах позднего средневековья, в сторону теплоты, задушевности и реальности. Этот шаг поистине имел миссионерское значение. «Возводить нас к тому лицу, которое написано на иконе, вот главная задача церковной живописи. Изображение должно носить типичнейшие признаки человека, известные из его жизни», — подчеркивал в начале XX века известный религиозный писатель Е. Поселянин. Его слова в полной мере могут быть отнесены к этой иконе, представляющей собой выдающийся психологический портрет трех великих святых Отцов, определивших догматику и литургику Православия.


Икона «Собор иже во святых отец наших святителей всея России чудотворцев»


Икона «Собор иже во святых отец наших святителей всея России чудотворцев»



Подобных минейных икон нет ни в одном другом храме: они были написаны в 1860-х годах, за полвека до учреждения праздника Всех святых, в земле Российской просиявших. Замысел их создания принадлежит прихожанину Князь-Владимирского собора Владимиру Михайловичу Гомозову (1801-1883) — главному бухгалтеру Главного казначейства министерства финансов. В те годы Российское государство переживало эпоху великих реформ и вступало во второе тысячелетие своей истории. В 1862 году в Новгородском кремле был торжественно открыт памятник «Тысячелетию России». На его постаменте изображены фигуры более 100 исторических лиц. Среди них впервые так широко представлены в скульптуре русские святые: князья (св. Владимир Киевский, св. Александр Невский, св. Михаил Тверской), церковные иерархи (св. Алексий митрополит Московский, св. Димитрий Ростовский, св. Тихон Задонский), преподобные (св. Антоний и Феодосий Киево-Печерские, св. Сергий Радонежский). В Санкт-Петербурге откликом на тысячелетний юбилей России стали две «замечательные по идее патриотические иконы», установленные в соборе св. равноапостольного князя Владимира. На иконе Всех Российских святителей изображено 57 святых, начиная от Михаила, первого митрополита Киевского, и Иоакима, первого епископа Новгородского (верхний ряд, в центре). Два средних ряда почти целиком занимают святители новгородские, собранные с особой тщательностью. Интересен и загадочен следующий факт: на иконе есть изображение Феодосия, архиепископа Черниговского, общецерковное прославление которого совершилось только в 1896 году, намного позже написания иконы, но нет святителя Тихона Задонского, канонизированного в 1861 году.


«Образ всех святых Российских великих князей, княгинь и княжон роду царского»


Образ всех святых Российских великих князей, княгинь и княжон роду царского



На иконе Всех Российских святых «роду царского» помещено 47 лиц. Над каждым из них указана дата церковной памяти. Хронологические рамки охватывают всю династию Рюриковичей — от X века (св. Ольга и св. равноапостольный Владимир) до конца XVI века (св. царевич Димитрий). Не забыт даже юродивый Михаил Клопский, скрывавший свое высокий сан в одном из новгородских монастырей, а рядом с Тверским князем Михаилом изображена его супруга Анна (св. Анна Кашинская), церковное почитание которой было приостановлено в XVII веке при зарождении раскола старообрядчества и возобновлено лишь в 1909 году. Творческий подход сказался и в объединении святых в группы: так, св. Александр Невский написан вместе со своим старшим братом св. Феодором Новгородским и младшим сыном св. Даниилом Московским (второй ряд снизу). В верхнем ряду слева помещено изображение св. Владимира Ярославича Новгородского — строителя Новгородской Софии и небесного покровителя ныне здравствующего митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира.


Образ преподобного Серафима Саровского «в житии»


Образ преподобного Серафима Саровского «в житии»



Летом 1903 года совершилось всецерковное прославление преподобного Серафима Саровского и всея России чудотворца, а 20 декабря того же года в Князь-Владимирском соборе был торжественно принят и освящен большой образ старца. Его создал известный петербургский иконописец А. И. Резцов, следуя лучшим образцам древнерусских «житийных» икон. Лик святого окружают 10 клейм: на 9 из них запечатлены события его жизни и кончина, а на десятом — келейный образ Богоматери. Образ преподобного Серафима занял в соборе место, на котором более века стояла чтимая икона Божией Матери «Всех скорбящих радости». Ее перенесли к северному столпу на той же линии, и для обеих икон изготовили новые парные киоты.


Икона Божией Матери «Всех скорбящих радости»


Икона Божией Матери «Всех скорбящих радости»



Икона раскрывает разнообразное служение Божией Матери роду человеческому и уже потому не имеет единого иконографического канона. Ее многочисленные варианты объединяет лишь то, что Богоматерь всегда представлена в рост, а справа и слева от Нее показаны люди, которым подается небесная помощь. Божия Матерь изображается то с Младенцем, то без Него, предстоящей в молении Пресвятой Троице или осеняющей руками людей, которые прибегают к Ее заступлению... В Санкт-Петербурге, строительство которого велось в исключительно тяжелых условиях, образ Божией Матери «Всех скорбящих радости» был особенно близок работному люду. Список московской чудотворной иконы на берега Невы привезла в 1710-х годах царевна Наталья Алексеевна — сестра Петра I. В Успенском (ныне Князь-Владимирский) соборе на Петербургской стороне имелась своя чтимая икона Божией Матери «Всех скорбящих», особого извода. В 1731 году она была украшена серебряной ризой (изъята в советское время), что свидетельствует о самом широком почитании иконы уже в первой трети XVIII века. Богоматерь на этой любимой первопоселенцами Петербурга иконе изображена без Младенца. На голове у Нее корона, в правой руке — развернутый свиток, в левой — скипетр. Ее фигура наклонена вперед: Она и прислушивается к мольбам страждущих, во множестве изображенных по сторонам, и спешит к ним на помощь. Ни один другой извод этой иконы не отражает так наглядно материнскую заботу Богородицы о людях, Ее стремление утешить и согреть каждого.


Всероссийский Помянник
В целях сохранения исторической памяти и молитвенного поминовения, чтобы сделать более доступными сведения о наших соотечественниках, способствующих умножению славы и поддержанию чести России, в Князь-Владимирском соборе в 2008 году создан Всероссийский Помянник. В Помянник вносятся имена погибших за Отечество, блокадников Ленинграда, жертв репрессий, а также людей, отмеченных орденами, медалями, почетными званиями России и Советского Союза.


Запрестольный образ Спасителя (витраж)


Запрестольный образ Спасителя (витраж)



Образ-витраж с поясным изображением благословляющего Иисуса Христа с раскрытым Евангелием «сооружен 24 декабря 1910 года князем П. С. Оболенским-Нелединским-Мелецким». Великолепный по композиции и качеству исполнения, он помещен на горнем месте главного алтаря. За богослужением при отверстых царских вратах создается яркое впечатление присутствия в храме Самого Спасителя — Господа нашего Иисуса Христа.
Источники: 1. Князь-Владимирский собор. Краткий исторический очерк — Санкт-Петербург, 2009 г., издание второе, исправленное и дополненное.
Дата публикации - 21.04.2012

Закладки

| Еще